Доренко: Абсурдно, что Беларусь просит нефть для перепродажи

Если открыть какой-нибудь словарь русского языка и пройтись по перечню существительных, обнаружишь, что уже едва ли не каждое третье из них становилось причиной российско-белорусского скандала. «Газ», «молоко», «тракторы», «комбайны», «пошлины» — все это уже когда-то звучало как взаимные упреки. И вот в начале 2010г. всплыло новое слово — «нефть».

Доренко: Абсурдно, что Беларусь просит нефть для перепродажи
Всплыло потому, кажется, что лидеры двух стран просто не могут не поссориться в канун Нового года и Рождества, посередине зимы. И, не возникни нефть, вспомнили бы про «кроликов», «машины», «провода» или еще про что-нибудь из списка существительных.
Вместе с известным российским журналистом Сергеем Доренко обозреватель «БелГазеты» пытался разобраться в очередных энергетических противоречиях и обсудил персоналии новых фигурантов российско-белорусского процесса, усилиями которых в нем все меньше от интеграции и все больше — от скандала.
— Тема газа на сегодняшний день кажется более или менее закрытой. Возникла новая тема — нефть. Причины действительно в конфликте экономических интересов или это «прорыв» прежних политических проблем в экономику?
— Россия управляется командой, которая не разделяет экономику и политику. Иногда это кажется их преимуществом, иногда — недостатком. Одни их критикуют за то, что они не отделяют экономику от политики, другие хвалят за это же.
Но на этом фоне кажется абсурдным, что Беларусь просит нефть не для себя, а для перепродажи. Это представляется московской команде странным. Как если бы кто-то пришел в гости и с накрытого стола набирал бы еды, чтобы потом понести ее на продажу. Все бы сказали: братцы, ну вы здесь ешьте как-то, а по карманам пихать зачем? Диковинно это как-то чуточку!
— Да, но мы нефть не перепродаем. Мы ее перерабатываем и перепродаем…
— Ага, т.е., значит, «мы котлеток понаделаем и продадим»? Ну как это, ребята? Ну странно это с точки зрения экономической! Странно!
Дальше советники Кремлю говорят: да, но нам выгодно все равно содержать Беларусь! Потому что Беларусь — братская, потому что она — рядом! Цивилизационно-политические аргументы пытаются сделать важнее экономических.
Но наша правящая верхушка, к сожалению или к счастью, не понимает этих цивилизационно-политических аргументов. Она не понимает, почему мы должны давать что-то на продажу другой страной. Здесь очень бизнес-мышление развито.
— Да, но Россия и Беларусь теперь в Таможенном союзе. Из-за которого белорусы вынуждены будут пересесть на российские автомобили…
— Зачем? Я вот не езжу на российских автомобилях уже лет 20. И нормально себя чувствую. Зачем на них ездить? Или вы думаете, что теперь с выдачей паспорта гражданина Беларуси, члена Таможенного союза будут выдавать и «жигули»? Нет!
— Но тут очень сильно подорожают иномарки из-за этого союза — в разы. Так если у нас единое таможенное пространство, и мы вынуждены будем покупать ваши машины, почему ж Москве нам нефть, как себе, не продавать?
— Лукашенко выигрывает здесь дважды. Он получает большие, чем прежде, пошлины — потому что не надо делать вид, что пошлины платятся только Москве! Кроме того, он получает аргумент в споре с Россией.
Мне представляется, что обеспечение Беларуси нефтью в объемах, удовлетворяющих потребности самой Беларуси, справедливо. Это настолько естественно с точки зрения бытовой и бизнес-логики, что даже неудобно делается, когда слышишь ответные белорусские аргументы. Ну как? Ну ведь очевидно все!
Ну представьте, что у вас кто-то за столом будет собирать ветчину, а потом пойдет и начнет ею торговать у вас под боком! Ну дико же?
— Звучат разные мнения о том, каким был для отношений Беларуси и России ушедший год. Произошло много очень хорошего и много очень плохого. Ваше ощущение: сблизились мы или отдалились?
— В общем, наверное, сблизились. Но шаги наши навстречу друг другу бесконечно малы.
Мы видим на уровне белорусской официальной — не скажу «пропаганды», скажу «точки зрения», — как нам все время намекают на то, что МВФ лучше России, что китайцы что-то там сделали с более приемлемыми условиями, что у России руководство невероятно разъединено, что злобные куртизанки вроде Кудрина вертят несамостоятельными президентом и премьером. Мы все время слышим множество трактовок, почему никак не наступит союз.
При этом русское руководство, несмотря на свою аполитичность, выглядит чуточку последовательней. Кремль выглядит так, как если бы он был бизнес-корпорацией.
В логике бизнес-корпорации я не вижу ни одного прокола. Все абсолютно последовательно и точно. Прежде принятые решения никогда не меняются, а если меняются, то со скрежетом зубов, с откровенной неприязнью к тому, кто вынудил менять.
Беларусь играет, колотя по всем клавишам: «Мы сейчас будем любить Европу, а не вас. Мы сейчас запустим к себе Китай, а не вас. Мы сейчас с лордом Беллом будем, а не с Путиным».
Беларусь выглядит как серфер на волне. Она наклоняет тело — в соответствии с требованиями гравитации и быстро меняющейся ситуации. Что выглядит менее последовательно.
Русское руководство, как топ-менеджмент корпорации, выглядит аполитично, жестко и последовательно. При таких разных подходах было бы чудом, если бы мы объединились!
— В прошлом году произошла как бы замена лиц, ответственных в России за проект «Беларусь». Вместо союзного госсекретаря Павла Бородина и спикера Госдумы Бориса Грызлова пришли глава Минфина Кудрин, главврач Онищенко, вице-премьер Сечин. Вы не могли бы охарактеризовать эту троицу?
— Сечин занимается нефтью. И для него это абсолютно органичное занятие. Он пытается разобраться, что происходит в этой сфере.
До сих пор было так: «Лукойл» сам по себе идет к Лукашенко, «Славнефть» — сама по себе. Русские корпорации выступали раздробленно. Сейчас Сечину поручено курировать нефтянку, быть над схваткой, и он собирает всех в один кулак. Я считаю, что с точки зрения управленческой логики это очень правильно.
Онищенко — фигура политическая. И моменты, когда Онищенко впадает в отчаяние по поводу качества белорусского молока, нужно повторять по телевизору за деньги. Настолько они ярки.
Но он сам невероятно ранимый человек. И дико обижается на любые намеки на то, что он ангажирован политическим процессом. И будьте уверены: он найдет сальмонеллу в любом белорусском молоке, если вы его обидите, не дай бог.
Кудрин — человек, которому вообще плевать на политику, на Беларусь, на союз, на Россию. Кудрин есть человек, который является жрецом цифры. Он жрец учения. Ведь у него есть собственное учение. Оно почти каббалистическое, это учение. Оно — о цифрах.
И в силу этого он воин цифры, жрец цифры, рыцарь цифры. Ему нет дела до обид. Он не собирается вас обижать или нас обижать. Он просто служит у алтаря цифры, вот и все.
И это надо понимать: он не играет в отношения. Ему плевать на отношения кого бы то ни было с кем бы то ни было.
— В российско-белорусских отношениях есть три линии напряжения: кредиты, энергоносители, допуск товаров на рынки. Что будет в каждой из этих тем в 2010г.?
— Товары белорусские в России будут. Благодаря невероятной энергии Александра Лукашенко, который пробил горизонтальные связи, на уровне областей, минуя федеральное правительство, они у нас будут.
Поэтому, если российское правительство просто не будет вмешиваться, закроет глаза, Беларуси этого будет достаточно, чтобы очень плодотворно на уровне областей торговать с Россией. И это уже происходит: объем торговли огромен. И все идет мимо федерального правительства.
А с энергоносителями, которые теперь сконцентрированы в кулаке Сечина, русские власти попытаются перейти к взрослой игре.
Когда-то очень давно один одесский грузчик рассказывал мне присказку, которая звучала в высшей степени непристойно. Он сказал одной девушке, отужинавшей в ресторане за его счет, но отказавшейся от нежностей, следующее: «Как капустку кушать, козочка, так хрум-хрум, а как в постель — так ме-ке-ке?»
Вот российское руководство, по-видимому, скажет насчет энергоносителей Минску ровно это: «Желаете капустку кушать? Пожалуйте тогда в постель! Ме-ке-ке не надо только!»
— А что с кредитами?
— Кредиты дать можем. Но — без ме-ке-ке!
00:47 24/01/2010




Loading...


загружаются комментарии