«Дело о подготовке теракта»: год спустя

Ровно год назад, 8 февраля 2009 года, в провинциальный городок Волковыск на рассвете нагрянула  бригада силовиков, чтобы провести обыски у трех предпринимателей: Николая Автуховича, Владимира Осипенко и Юрия Леонова. В тот день родилось «дело о подготовке теракта».

«Дело о подготовке теракта»: год спустя
Представитель семьи Автуховичей  – юрист Олег Волчек анализирует итоги  года «дела о теракте».
- Уголовное дело в отношении Николая Автуховича, Владимира Осипенко и Юрия Леонова было возбуждено очень быстро и скоротечно. Мы это определили тогда, когда начали вести собственное расследование. Мы определили, что обвинения в поджогах дома Коцубы и гаража Мандика – это «подстава». Почему? Да потому что с самого начала волковысских предпринимателей «крутили» по Савченко, по гранатомету. Мы знали, что уже задержан Александр Ларин – бывший сотрудник фирмы Автуховича, и все обвинения строились именно на его показаниях.
Несмотря на то, что всю информацию по делу мы предоставляли общественности, следствие не признавало этих фактов вплоть до июня 2009 года, вплоть до скандала с экспертизой немца Мартина Финке, которого пригласил уже бывший руководитель Офиса ОБСЕ в Минске Ханс-Йохан Шмидт. Мартин Финке приезжал сюда инкогнито, изучал материалы уголовного дела, затем сделал экспертизу, которую также втайне рассылал по дипломатическим посольствам. Мартин Финке убеждал всех, что дело Автуховича – дело не политическое, а уголовное, что соблюден порядок задержания ребят и все остальное.
С самого начала это дело даже и не казалось, и не было простым. Решение об аресте волковысских предпринимателей принимал Генеральный прокурор Григорий Василевич. Значит, дело находилось на контроле на самом высоком уровне. Нас также смутило, что делом о каких-то поджогах занялись в МВД полковники, генералы. Тогда же нам с Комаровским стало известно, что первоначально их планировали «пустить» по делу о взрыве 4 июля 2008 года. Поэтому мы провели первую пресс-конференцию, на которой в открытую объявили: всю вину за взрыв хотят переложить на афганцев.
С самого начала стало понятно, что это уголовное  дело появилось не по инициативе Лукашенко, а по инициативе Гродненских силовых структур. Мы пришли к выводу, что это дело стало результатом конкурентной борьбы МВД и КГБ, в которой подставили МВД.
Здесь была какая-то многоходовая игра. Поэтому, в конце концов, Наумова все-таки снимают с министерской должности. За три дня до его отставки мы получили информацию, что Наумов собрал планерку (был очень зол) и заявил: не будет дополнительных доказательств виновности – волковысских предпринимателей будем выпускать. И как итог – предприниматели остались за решеткой, а Наумова освободили «по состоянию здоровья».
Это была наша первая победа в этом деле – мы разоблачили тайную экспертизу Мартина Финке и пришли к выводу, что истоки этого уголовного дела лежат в коррупции в Гродненской области. И к этому делу причастен Савченко. После этого власти вынуждены были признать, что волковысских предпринимателей подозревают в подготовке покушения на Савченко и Каменко.
Мы к этой версии отнеслись абсолютно спокойно - доказательств нет. Более того, мы поняли, что идем впереди следствия, мы их обгоняем, создаем определенную нервозность, путаем карты. В сентябре прошлого года, как обещала прокуратура, уголовное дело в суд не передали; проходит октябрь, ноябрь, а дело все еще не в суде. Следствие буксует. Гранатомета в деле нет – он уничтожен огнем в день обнаружения. У нас такое впечатление, что его специально взорвали, чтобы скрыть все следы преступников, скрыть происхождение этого гранатомета. Никаких отпечатков на нем не нашли – ни Автуховича, ни Осипенко, ни Леонова.
Следствие зашло в тупик с Лариным, потому что Ларин – человек неадекватный. Это подтверждают практически все, кто присутствовал на очных ставках с ним. А в очных ставках с Лариным участвовали, помимо обвиняемых, еще пять человек. Ларин много выдумывает, фантазирует: рассказывал о каких-то больших складах оружия, что Автухович едва ли ни партизанское движение создавал и планировал покушение на Савченко. Но кто поставлял оружие, где оно хранится, - этого он сказать, естественно, не может. Вот следствие и зависло: как это все подшить под преступную группу.
В отношении  Ларина проводилась психолого-психиатрическая  экспертиза. И он не скрывает, что  раньше употреблял наркотики, не скрывает, что участвовал в незаконных бандформированиях  в конце 80-ых годов прошлого века. Человек сам против себя свидетельствует - как после этого можно доверять его показаниям?
Александру Ларину был предложен другой адвокат, бесплатный. Он отказался. Насколько мы знаем, опера ему обещали: ты сдаешь Автуховича, Осипенко, Леонова, мы тебе – скостим срок, поменяем статью, и чрез пару лет освободишься – это обычная практика. Но когда ему предъявили одинаковое обвинение со всей группой участников – тогда он и впал в ступор. Получается, что следствие затягивается, среди прочего, и из-за него. Следствие не готово представить на открытом суде главного свидетеля.
Но конкретных доказательств в отношении большинства  участников нет: освобождают Леонова, прекращается уголовное преследование в отношении шестерых человек, которые задерживались на десять суток. Остаются Автухович и Осипенко.
В сентябре прошлого года странным образом арестовывают бывшего замначальника управления по борьбе с организованной преступностью  УВД Гродненской области Михаила Козлова. Козлов действительно приложил очень много усилий, чтобы раскрыть коррупцию в Гродненской области, и подтвердил многие факты коррупции, изложенные в обращении Николая Автуховича в адрес Совета безопасности. Михаил Козлов собрал многие факты против областного руководства. Сами понимаете, что за Савченко стояли более могущественные люди, поэтому замначальника управления не смог перебороть систему. Обвиняют Михаила Козлова в том, что он знал о подготовке покушения, но не донес. Сам на себя не донес.
Я надеюсь, будет открытый процесс: это обещал и новый министр Кулешов, и Генеральный прокурор Василевич. Я думаю, суд не пойдет на закрытый процесс, поскольку это будет полное фиаско.
Вторая проблема у них – подготовить уголовное дело. Приедут послы, представители международных правозащитных организаций. За последние месяцы мы раскопали информацию о том, что Савченко был замешан в нескольких делах с выделением земли. Еще в ноябре стало известно, что российский бизнесмен покупал землю под строительство гипермаркета. Но умер, а родственники бизнесмена пытались отстоять свои права. Возникли проблемы. Позже выявились и другие факты незаконного выделения земель. Проверка по Савченко идет настолько плотно, что потянется ниточка и за мэрами других городов. Мы знаем, в частности, что активно прорабатывается картонная фабрика под Островцом. Есть информация, что закупалась очень качественная древесина, из которой выстраивались коттеджи для чиновников. В частности – и по Савченко разбираются.
Автухович поднимал эти вопросы шесть лет назад, но почему-то власть не реагировала  на них. Схему действий мы понимаем: власть не реагирует сразу, но компромат собирает. Теперь, получается, Лукашенко подставили и с Автуховичем, но выкручиваться придется именно президенту. Поэтому и Савченко сняли (формально – по состоянию здоровья, хотя здоровье здесь ни при чем), а снят из-за скандалов с землей. Еще летом планировалась отставка в отношении генпрокурора Василевича, но его оставили, чтобы он закрывал этот процесс своей подписью, что он фактически и делает. Василевич подписывает себе тем самым «досрочный выход на пенсию». Он проявляет бездействие в этом деле, халатность – он должен был освободить предпринимателей после ознакомления с материалами дела. Об этом заявляли ходатайства адвокаты и Автуховича, и Осипенко.
Трижды мы с  Комаровским направляли заявление  Генпрокурору, в которых просили  Василевича «войти» во все оперативно-розыскные  дела, чтобы он сам убедился, что  это – «подстава».
Другой аспект этого дела – политический. Автухович  вместе с нами 21 января 2009 года подписали заявление Лукашенко (за две недели мы собрали около 400 подписей афганцев и отправили в администрацию  президента). Мы, афганцы, заявили, что  отказываемся от юбилейных медалей в честь годовщины вывода советских войск из Афганистана, потому что власть нарушила права афганцев. И что мы создаем независимую организацию ветеранов боевых действий в Афганистане «Защитники Отечества». Уже тогда мы почувствовали давление: по регионам ездили спецслужбы, прокуроры, из администрации президента и уговаривали подписантов отказаться от подписей, придти за юбилейными медалями. Но более двух тысяч отказались от юбилейных медалей – многие просто не пришли их получать. Власть побоялась появления второго Союза офицеров, который создавался Юрием Захаренко.
Даже если допустить, что волковысские предприниматели  в чем-то и виновны – это  дело должно было расследоваться максимум три-четыре месяца. Тут небольшой объем свидетелей, экспертиз. Но мы видим, что дело умышленно растянули на целый год. По моей информации, все эти продления сроков следствия – формальные, там не было поводов продлевать сроки следствия.
Я надеюсь процентов  на 5-10, что совесть у судьи заговорит, что он сумеет переломить себя и вынесет оправдательный приговор…
За год мы нашли поддержку международного сообщества по этому делу. Последнее  постановление Парламентской ассамблеи  Совета Европы показывает, что международное сообщество интересуется этим делом. В январе 2010 года «Хьюман Райт Вотч» признала волковысских предпринимателей узниками совести, а «Международная амнистия» пока молчит.
Этот процесс  вышел далеко за пределы Беларуси. Поведением белорусских властей возмущены афганские организации России, Украины, Молдавии, Казахстана. В деле есть целый том обращений, писем, ходатайств с требованием освободить Автуховича и Осипенко. Очень много прошений в защиту Осипенко, который, оказывается, является очень уважаемым офицером-ракетчиком. И в его поддержку приходило столько писем, ходатайств, что следователь Клочко вынужден был делать замечания его дочери Людмиле, чтобы она «не поднимала эту волну»…
Независимо от решения суда, все уже, думаю, поняли, что Автухович и Осипенко – узники совести, которые рано или поздно будут оправданы независимым судом.
Все сейчас задают вопрос: какой срок будет? Все понимают, что оправдательного приговора  не будет. Большого срока не будет. Дело уже получило международный резонанс, и я надеюсь, что это будет 5-6 лет, может, года два. И все-таки у меня остается надежда, что судья вынесет оправдательный приговор.
Сам судебный процесс, учитывая продления сроков до 28 февраля, думаю, начнется в конце февраля  – первой половине марта. Как только завершат «охотничье дело» и дело Снегиря, которые тоже не клеятся, сразу приступят к рассмотрению дела о теракте.
11:03 08/02/2010




Loading...


загружаются комментарии