А что будем делать?

По квитанции корова рыжая одна, брали мы ее одну, сдавать будем одну, чтоб не нарушать отчетности («Каникулы в Простоквашино»).

А что будем делать?
Наблюдение за политической жизнью Республики Беларусь всегда было исключительно утомительным занятием. Политический рынок республики статичен, белорусская политическая жизнь поразительно уныла и посвящена исключительно выживанию отдельных политических деятелей и карликовых политических партий, движений и блоков. Основное занятие политических сил – поддержание в обществе стадии «холодной войны» и бесконечные блоковые рокировки. Расшевелить этот сонный политический «муравейник» способно только некое внешнее событие, затрагивающее все стороны жизни республики.
27 января такое событие произошло. Знаменитый белорусский нефтяной оффшор – живое и весьма прибыльное свидетельство российско-белорусской интеграции, а по совместительству - основа некой «белорусской экономической модели», вступил во второй этап своей постепенной ликвидации. Стоит напомнить, что первый этап начался три года назад, в январе 2007 г.
Данное событие затронуло не только белорусскую правящую группировку, включая властвующую династию и ее ближний круг, но и в целом политический класс, в том числе оппозицию. Беларусь без нефтяного оффшора – совсем не та Беларусь, которую хотела бы унаследовать от А.Лукашенко иная политическая сила.
Вступление белорусского оффшора в завершающую стадию ликвидации не оставило равнодушными соседей республики – Польшу, Литву, Латвию, Эстонию. Особо забеспокоились в Киеве, где всегда могли рассчитывать на определенный переток российской сырой нефти из белорусского нефтяного оффшора на украинские НПЗ. Стоит напомнить, что до января 2010 г. Беларусь представляла из себя своеобразный нефтяной резервуар, получающий под постоянно меняющейся комбинацией политико-экономических доводов и предлогов «союзную» нефть, чтобы потом солидную ее часть под видом белорусской направлять на балтийские экспортные терминалы и на польские и украинские НПЗ. За последние пятнадцать лет Беларусь стала крепким нефтяным посредником, эксплуатирующим 10% российского нефтяного экспорта и, что больше всего и беспокоило Москву, твердо считающим, что и впредь Минск имеет право распоряжаться российскими нефтяными ресурсами.
Здесь автору придется отвлечься на психологический аспект, который оказалось невозможно обойти после многочасовых обсуждений в среде московского политического бомонда итогов нефтяных переговоров с Минском. Для многих иждивенческий подход белорусской стороны, проявившийся в ходе Высшего Госсовета 10 декабря 2009 г. и в ходе переговоров по поставкам нефти, оказался открытием и одновременно шоком.
Причины укоренения в белорусском политическом классе иждивенческого подхода к сотрудничеству с РФ, Москве, неплохо представляющей зависимость белорусской экономики от российской, определить затруднительно. Оставляя в стороне постсоветские инстинкты, иждивенческие привычки 50-80-х гг., собеседники отмечали в белорусской стороне некое особое «европейское чванство», многим знакомое по опыту общения с польским политическим классом в последнем десятилетии ХХ века. Не сказать, что оно проявлялось очень уж открыто, но опытные переговорщики ощутили привкус необъятной ненависти, что привезли в Москву гости из Минска.
Однако, опыт переговорного процесса с белорусской стороной на самых разнообразных уровнях, как и специфика общения с многочисленными белорусскими гастарбайтерами в России, не позволил российскому истэблишменту выявить неких особых «нордических» качеств, присущих исключительно белорусскому народу. Между тем о наличии данных качественных отличий от соседей постоянно твердят ряд общественных и политических деятелей Беларуси, считая их исключительно европейскими. Учитывая, что ЕС с определенного этапа активно превращается в христианско-мусульманское сообщество народов Европы, Ближнего Востока и Северной Африки, то европейская ориентация большей части белорусского политического класса оказывается в общем русле глобализации и может только приветствоваться.
Но Россия здесь не причем. Это белорусские мистические фантазии, чем они не только сами себя периодически напрягают, но и ставят в тупик соседей… Были в ХХ веке белорусы, которые потом оказались балтами, следом литвинами, сейчас все поголовно европейцы, словно до этого они были азиатами или африканцами, потом, видимо, станут турками или европейскими потомками мавров - скандинавов… В общем, это все изрядно надоело… Ясно одно: нет субъекта мировой политики, с кем можно договариваться.
Многочисленные экономические требования, которые по традиции предъявляет белорусская сторона на очередных переговорах, уже сейчас носят формат «метрополия – колония». Поразительно то, что белорусская сторона упорно не желает видеть, что заданный Минском формат изначально разрушает переговорный процесс. Убежденность белорусского истэблишмента в том, что Россия является их сырьевым придатком рано или поздно должно было встретить встречное мнение – Беларусь является одним из препятствий для нормальных рыночных отношений в энергетической сфере в Восточной и Центральной Европе. Это препятствие должно быть устранено.
Итог печальный. Москва не испытывает в отношении Минска каких-либо иллюзий. Договориться с белорусским политическим классом в принципе невозможно вне зависимости от лидера, его возглавляющего. Это стало общераспространенным мнением для российского истэблишмента. Именно отсюда вытекает решение о строительстве первого обходного нефтепровода БТС-2, который уже в проекте оброс морским отгрузочным терминалом и связкой с НПЗ.
Фактически ударными темпами строится новая, с применением современных технологий, транспортная и перерабатывающая инфраструктура, альтернативная белорусской. Здесь же объяснение крайней пассивности российских компаний в отношении белорусских производственных активов, включая белорусскую нефтехимию. С вводом в строй БТС-2 участие в капитале предприятий белорусской нефтехимии не представляет особого интереса, так как белорусские НПЗ будут обслуживать исключительно белорусский внутренний рынок – небольшой по объему и не очень прибыльный. Интереснее активы непосредственно на европейском рынке.
В итоге на подходе основное мнение российского истэблишмента, которое близко к позиции России на украинском векторе: максимальное дистанцирование от внутриполитической и внешнеполитической тематики республики и переход на стандартный международный формат отношений между странами. В принципе, нечто подобное уже сформировано в отношении Украины, что и проявилось в позиции России в отношении процесса избрания очередного украинского президента.
Практика показала, что это верный тактический путь, хотя он и не обеспечивает сохранности российских инвестиций в украинскую экономику. Между прочим, десант грузинских силовиков на первый тур голосования на выборах президента Украины оставил Европу совершенно невозмутимой. Интересно было бы посмотреть на реакцию Евросоюза, если бы, к примеру, десант силовиков прибыл из Москвы… Мы еще даже не приступили к осмыслению самого факта силового вмешательства «демократической Грузии» и ее хозяев в предвыборный процесс одного из государств СНГ (Грузия вышла из СНГ). Все закончилось десятком стычек на избирательных участках в Донбассе. Но прецедент имеется.
С учетом отсутствия визового режима между Грузией и Беларусью, никто не даст гарантии, что в феврале следующего года, за день до выборов А. Лукашенко на четвертый срок (кто бы сомневался) на Минск не свалится уже очередной десант грузинских силовиков. На чью сторону этот десант встанет? Правильно, на ту, чей приход к власти оплатит МВФ. А МВФ уже оплачивает и рвется дальше платить… Или кто-то думает, что Россия бросится кого-то в Минске спасать?
Россия никого и ничего на белорусских президентских выборах 2010 -2011 гг. оплачивать не будет. Все вопросы к Брюсселю…
Возвращаясь к теме сокращение нефтяного оффшора, хотелось бы отметить, что 6,3 млн. тонн беспошлинной нефти является все-таки довольно щедрым бонусом для белорусской экономики, который она будет получать ближайшие 2 (два) года. Понятно, что это временное решение, но любопытно то, что декабрьский и январский обзоры оценок белорусских аналитиков и интернет - форумов Байнета перспектив нефтяного российско-белорусского кризиса продемонстрировал, что до середины января белорусская общественность, а вместе с ней практически весь белорусский политический класс, не испытывали серьезной тревоги.
Повсеместно присутствовало убеждение, что «Москва прогнется» (провластные структуры), «не бросит своего ставленника» (оппозиционные) или более-менее нейтральное «договорятся», что, в принципе, подразумевало, что все равно белорусские условия будут выполнены. Версии, что Москва от своих и так вполне щедрых предложений не отступит ни на шаг, серьезно не воспринимались. Это было поразительно, но очень показательно. Белорусские политический класс, включая его аналитическую составляющую, живет в мире собственных, во многом иждивенческих фантазий и не приемлет реальности. Он верит, что А.Лукашенко «опять выкрутится». Тем не менее, А. Лукашенко проиграл… и не в первый раз.
Итоги переговоров показали, что ситуация в российско-белорусских отношениях не просто тяжелая, а видимо катастрофичная. Как следствие, в ближайшей перспективе на «восточном фронте» белорусской стороне все-таки не стоит ожидать каких-либо позитивных для себя перспектив в области энергетики. В частности,
- не стоит морочить себе и населению голову в том, что состоявшееся в конце января подписание протоколов о поставках нефти в 2010 г. являются временным решением и после входа России, Беларуси и Казахстана в единое таможенное пространство (1 июля 2010 г.) оно будет отменено. Этого не произойдет. Энергетическая тематика решается в рамках Единого экономического пространства, а не в Таможенном Союзе. До 1 января 2012 г., т.е. до появления ЕЭП и ввода в строй БТС-2 говорить о нефти с Минском не будут, как бы не пытались белорусские власти этот диалог Москве навязать.
- не стоит искать обходных вариантов. Прекрасно известно, что по белорусской традиции подписанные протоколы уже вторую неделю «обгрызают» целые бригады «экспертов», призванные не для поиска оптимизации решений по сохранению уровня нефтепереработки, а для поиска ловких схем обхода заключенных соглашений и вариантов обмана поставщиков сырой нефти. Во-первых, все эти «схемы» станут мгновенно известны. Сами сдадут. Во-вторых, в Москве прекрасно знают способности белорусских «семашек» выкручиваться и лгать в глаза. Разрыв уже подписанных соглашений для белорусской нефтехимии будет означать только одно – вся российская нефть будет идти в республику с экспортной пошлиной. Следом придет газ с экспортной пошлиной. Дорого? Не покупайте. Из Венесуэлы тащите… Объявите в Каракасе себя истинными европейцами и потомками конкистадоров…
- не стоит играть в старую белорусскую игру «продать – не продавая». Это касается производственных активов белорусской нефтехимии. Во-первых, не стоит обольщаться и мечтать продать россиянам «входной билет» в будущую белорусскую приватизацию за реальные энергоресурсы, поставляемые сейчас, т.е. продать завтра за сегодня или продавать обещания. Это уже было и не раз – в 1995 г., в 2002 г., в 2007 г. «Семашки» пообещают хоть Луну достать с неба, но завтра, а заплати сегодня. Этот номер не пройдет. Кроме того, зачем покупать сегодня то, что через 600 дней можно будет купить по цене металлолома.
- не стоит лгать собственному населению и уверять, что цены на топливо на заправках останутся прежним. Если в новых условиях цены не повысятся, то топлива на заправках не будет в принципе. Если есть намерение закрыть белорусский рынок поставками нефтепродуктов из России или собственными нефтепродуктами, выработанными на белорусских НПЗ из российской экспортной нефти, то цены на внутреннем белорусском рынке должны сравняться с европейскими. Со всеми социально-политическими последствиями для белорусских властей в предвыборный год. Зато Беларусь станет еще на шаг ближе к Европе.
Итак, что будем делать, господа? Если кто-то думает, что А. Лукашенко покатавшись по снежным склонам Альп и решив по ходу некие мелкие финансовые вопросы, потом в марте поедет обновить лыжню в Красной Поляне (Сочи) и там решит все проблемы с Д.Медведевым, то этот «кто-то» крупно ошибается. Напомним, что в марте 2007 года белорусский президент просидел на сочинской лыжне две недели, ожидая приезда В. Путина. Не дождался… Господа, «лыжник» не поможет…
МВФ добавит денег. Но в целом, Запад не поможет, в чем уже можно было убедиться во время российско-белорусского нефтяного кризиса. Более того, Евросоюз действует по принципу мародера – он использует ослабление Минска, оказавшегося лишенного российского «тыла», чтобы выдвигать ему собственные, большей частью внутриполитические требования. А кто-то из белорусских аналитиков уверял, что белорусское руководство сможет получать дивиденды как с России, так и с ЕС. Наивные люди, верящие, что действительно «хвост может крутить собакой».
Склады сами не разгрузятся. Если кто-то думает, что можно и дальше продавать «МАЗы», а покупать «Мерседесы», то и он ошибается. Новые технологии сами не придут – они обычно приезжают на «спине» масштабных инвестиций. Инвестиции приходят туда, где есть богатые рынки или ресурсы. Ничего этого в Беларуси нет. Есть в Таможенном Союзе… если реально интегрироваться, а не сдавать в аренду склады от Минска до Орши китайцам в преддверии 1 июля 2010 г. и не плодить новые «Торгэкспо», как во второй половине 90-х гг.
Беда в том, что и Таможенный Союз не поможет – А. Лукашенко в принципе непригоден к интеграции. Проще говоря, его невозможно интегрировать, что он прекрасно доказал за последние пятнадцать лет.
Господа, Вам не поможет никто. И Вы сами на это неспособны. Остается один путь: подметайте улицы… Это все, что Вы умеете.
13:32 08/02/2010




Loading...


загружаются комментарии