Беларусь в «Восточном партнерстве». Угрозы с Востока

Перспективы участия Беларуси в программе Евросоюза «Восточное партнерство» — такова была одна из основных тем третьей ежегодной конференции Белорусского института стратегических исследований. Она прошла в Минске 9-10 февраля под девизом «Путь Беларуси в Европе». В частности, дискутировался вопрос: возможно ли свертывание диалога между Минском и Брюсселем? И что его может торпедировать?

В дискуссии приняли участие отечественные и зарубежные политологи, экономисты, дипломаты и — что было несколько неожиданно — представители властей.

Трудно, конечно, было ожидать, что даже на столь представительном мероприятии удастся выработать некие принципиально новые подходы, которые позволили бы Беларуси окончательно стать равноправным участником программы «Восточное партнерство» и, как следствие, бесповоротно выбрать европейский путь развития. Тем не менее, уточнение отдельных деталей современной ситуации тоже является достаточно важным делом.

В частности, весьма интересным выглядит анализ потенциальных угроз продолжению участия официального Минска в «Восточном партнерстве», проведенный белорусским политологом Денисом Мельянцовым. По его мнению, к печальному итогу могут привести следующие события:

• признание Беларусью независимости Абхазии и Южной Осетии;

• проведение в следующем году президентских выборов при полном игнорировании международных стандартов;

• восприятие белорусским руководством как дискриминации некоторых решений, принятых структурами Европейского союза (наиболее наглядный пример — ситуация вокруг Евронеста);

• решение финансово-экономических проблем белорусских властей через получение крупных зарубежных кредитов без участия Запада (например китайских).

То, что все эти факторы способны негативно отразиться на сотрудничестве Беларуси с ЕС, сомнений не вызывает. Однако вероятность осуществления каждого из сценариев, а также степень важности и, соответственно, влияния на этот процесс являются различными.

Например, признания независимости кавказских республик, скорее всего, так и не будет. Причем не только и, возможно, даже не столько по причине неизбежного ухудшения отношений с Западом. Такой акт вынудит сделать следующий шаг: дать согласие на вступление этих абсолютно зависимых от Москвы микрообразований в Союзное государство Беларуси и России. А это для Александра Лукашенко неприемлемо как с морально-психологической точки зрения, так и из вполне понятных чисто прагматических соображений.

Но даже если это все-таки случится, сам по себе подобный акт, как представляется, еще не станет поводом для полного свертывания диалога по линии Минск — ЕС. Хотя, безусловно, заметное охлаждение будет иметь место.

В процессе президентских выборов практически наверняка будут зафиксированы нарушения, причем достаточно грубые. Однако и в этом случае следует ожидать лишь умеренно-негативной реакции Европы, если, конечно, электоральная кампания не будет проходить под аккомпанемент массовых репрессий.

Что касается Евронеста, то совершенно очевидно, что белорусские власти будут стоять до конца и на членство демократических сил в делегации (будь то формула 5+5 или какая-то иная) не пойдут. В то же время, только из-за этого отказ от сотрудничества с ЕС в рамках «Восточного партнерства» едва ли последует.

Наконец, последний вариант — щедрый источник широкомасштабного внешнего финансирования, не принадлежащий к западному миру.

В этой связи следует напомнить: в начале февраля премьер-министр Беларуси Сергей Сидорский заявил, что Китай инвестирует в экономику Беларуси еще 10 млрд. долларов. По словам премьера, правительство ожидает визита вице-премьера КНР. Сидорский отметил также, что ранее с «Эксимбанком» Китая достигнута договоренность о привлечении в Беларусь кредитных ресурсов в размере 5,7 млрд. долларов. По сообщению БЕЛТА, наполнение этих ресурсов конкретными проектами должно начаться в нынешнем году.

Конечно, массированный приток денег с востока может заметно ослабить мотивацию Минска к продолжению сотрудничества с ЕС. Другое дело, что неоднократные громогласные заявления белорусского руководства о гигантских планах сотрудничества с Китаем доселе далеко не в полной мере подтверждались на практике.

Итак, все приведенные обстоятельства непременно отрицательно скажутся на белорусско-европейском взаимодействии, но каждое из них в отдельности вряд ли сыграет решающую роль в свертывании диалога Минска с Брюсселем. Однако в любом сочетании они будут усиливать друг друга, значительно увеличивая вероятность такого сценария.

К упомянутым факторам необходимо добавить еще один, чрезвычайно немаловажный — российское давление (признание Абхазии и Южной Осетии если и состоится, то именно вследствие такого давления). Очевидно, что Москве очень не нравится сближение Беларуси с Европой, и она постарается сделать все возможное, чтобы его предотвратить. Как показывают события последнего времени, рычаги для этого, в первую очередь экономические, у российского руководства имеются.

Поэтому в случае сильного нажима со стороны Кремля, тем более при наличии других подталкивающих причин, вполне возможна ситуация, когда Минск будет вынужден сделать выбор в пользу восточного вектора. При том, что это никоим образом не будет совпадать с истинными желаниями белорусских властей (хотя, разумеется, отнюдь не в силу их стремления к европейским ценностям).
15:02 12/02/2010




Loading...


загружаются комментарии