Могильщик в Союзе

Скандал, который устроили белорусские власти вокруг Союза поляков, все больше напоминает плохой анекдот.

Могильщик в Союзе
Затянувшийся конфликт вокруг Союза поляков – это результат непрофессионализма белорусских спецслужб и идеологов, поскольку вряд ли есть основания сомневаться, что именно они курируют подбор «правильных» кандидатов на руководящие посты в столь важных структурах негосударственного сектора. Неумение работать, ломовой, тупой нахрап. И как результат – конфликт, который разошелся эхом по всей Европе и может похоронить все старания по налаживанию отношений с Евросоюзом.
 
Ну, не понравилась вам очаровательная Анжелика Борис. Сплоховали, не заметили, как сдержанная школьная учительница превратилась в активного оппонента режима. Хотя, я считаю, тут сработал простой закон «сила действия равна силе противодействия»: не душили бы так Союз с неугодной Борис, так и не было такого активного противодействия. Но потом ведь умы думали, целые управления, кого бы такого подобрать на пост председателя официального союза поляков, чтобы «отщепенцы» вновь влились в его ряды. Однако я не знаю, каким местом надо было думать, чтобы выбрать Станислава Семашко.
 
Начнем с того, что этот человек просто не знает польского языка. Как по мне, так это даже неприлично – выдвигаться в председатели национальной организации, не зная языка этой национальности. Но с чьей-то подсказки он все-таки выдвинулся и был избран на безальтернативной основе.
 
Вот эти суфлеры-подсказчики меня и интересуют. Ведь Станислав Семашко – человек с богатой биографией. Настолько богатой, что даже газета «Советская Белоруссия» в серии статей добивалась привлечения его к уголовной ответственности. В свое время, конечно. До того, как Семашко возглавил союз. Если почитать те статьи, то становится понятно, что это аферист для белорусских масштабов в чем-то даже уникальный. Потому я посчитала нелишним ту громкую историю еще раз напомнить. Ведь газета Администрации президента уличила г-на Семашко в незаконном строительстве на территории Республики Беларусь фальшивых кладбищ немецких солдат.
 

 
Мертвые души
 
Нынешняя нескучная, богатая событиями жизнь иногда выкидывает такие коленца, что просто оторопь берет. Вот, казалось бы, кого сегодня удивишь липой, когда полстраны щеголяет в подделанных “под фирму” джинсах, по городам и весям с успехом гастролируют и поют “фанерными” голосами самопровозглашенные эстрадные звезды, а со страниц “продвинутых” газет зовут в очередное светлое будущее зиц-председатели несуществующих партий и движений. И вдруг, как гром среди ясного неба, очередное “ноу-хау” - липовое кладбище!
 
 
 
В одно обычное безмятежное летнее утро 2000 года по небольшому и весьма небогатому на исторические памятники районному городку Щучин, что на Гродненщине, молнией пронесся невероятный слух: в районе улицы Академической, как раз напротив местной конторы “Щучинрайгаз”, нежданно-негаданно появилась новая и, как оказалось впоследствии, весьма хлопотная “достопримечательность” - мемориальное кладбище немецким солдатам, погибшим во время Второй мировой войны. Местные старожилы, до глубины души потрясенные этим известием, тут же несмело зароптали: “Да отродясь у нас никто немцев не хоронил! Откуда им взяться-то?” Наиболее нетерпеливые, усомнившись в достоверности слуха, тут же ринулись к месту событий и увидели то, что не думали увидеть: на недавнем пыльном пустыре высились черные кресты новенького, аккуратненького кладбища. На колонне кладбищенского забора, ярко блестя на солнце, слепила глаза остолбеневших щучинцев гранитная мемориальная доска с надписью: “Памяти солдат, лежащих на этом кладбище. 1941 - 1944 гг. Щучин”.
 
Недоуменные вопросы местных знатоков-краеведов, обеспокоенных пробелами в своей исторической памяти, просто повисли в воздухе. Спросить, как оказалось, было не только не у кого, но и не с кого. Таинственные “вестарбайтеры”, соорудившие это произведение кладбищенского искусства, бесследно исчезли, а хозяин и финансовый “фундатор” проекта тоже не объявился. Не объявился до сей поры.
 
Но если на совершенно голом пустыре воздвигнуто немецкое кладбище - значит, это кому-то было очень нужно, значит, кто-то очень хотел, чтобы оно было? Кто же они - эти безвестные люди, у которых вдруг прорезалась неукротимая любовь к несуществующим немецким гробам? И почему именно к немецким? Ведь совсем рядом с новоиспеченным мемориалом находятся и заброшенное еврейское кладбище, и весьма скромный обелиск уничтоженным нацистами 9 мая 1942 года 2.180 щучинским евреям. Не отмечено памятным знаком и, видимо, навечно утрачено место захоронения 300 советских военнопленных, расстрелянных в местном парке князей Друцких-Любецких. Однако деньги, и, надо думать, немалые, потрачены именно на немецкое, липовое кладбище.
 
То, что на мемориальных плитах этого “захоронения” присутствует символика Народного союза Германии по уходу за военными могилами, навело меня на мысль, что ключ, который откроет тайну щучинского “кладбища”, находится именно в этой, существующей на пожертвования немецких граждан, организации.
 
На мое обращение в представительство Народного союза в Беларуси пришел факс за подписью референта по строительству господина Йоханна Ешта, в котором он указал полный перечень 35 кладбищ немецких солдат времен Первой мировой и 7 кладбищ Второй мировой войн, восстановленных и восстанавливающихся силами союза. Щучинского кладбища в этом перечне нет, и какими-либо фактами о захоронении солдат вермахта в годы Второй мировой войны в граде Щучине немецкая сторона, увы, не располагает.
 
Ответ этот меня, прямо скажу, просто обескуражил. Выходит, что, прикрываясь флагом Народного союза, в Беларуси действует какой-то тайный стройотряд, который “оккупирует” участки земли и строит на них липовые кладбища? Бред какой-то.
 
Осенью минувшего года посетил Щучинский райисполком, дабы прояснить: что и кто стоит за этим вопиющим фактом кладбищенского самостроя. Увы… Сотрудник райисполкома, отвечающий за работу со средствами массовой информации, с тревогой и искренней обеспокоенностью в голосе поведал мне о том, что, так как райисполком разрешения на строительство кладбища не давал, налицо нарушение закона. И сделал весьма логичный вывод: раз попран закон - дело за прокуратурой. Позвонили и туда. Но в связи с тем, что подпольные кладбищестроители не выявлены, дело сошло на нет… Увы, верится с большим-пребольшим трудом, что в этом районном городке, где все друг друга знают, где каждый кому-то кум, сват или брат, ничего не знают о строительстве и строителях немецкого кладбища. Как не верится и в то, что об этом не ведала и местная власть. От крыльца райисполкома до скандальной новостройки - 15 минут ходьбы, а на персональном авто и в пяток минут обернешься. На это отвечают, что стройка велась в страшной тайне, чуть ли не по ночам. Воображение так и рисует преживописнейшую картину: ночь, луна, скрип тачек с песком, приглушенный шепот, снующие сгорбленные тени…
 
Но все мои фантазии совершенно безжалостно развеял местный житель Василий Васильевич Чалышев, чей незатейливый огородик “дислоцируется” прямо по соседству с ничейным немецким “кладбищем”. Оказывается, что отгрохали сей липовый погост безвестные строители-”филантропы” прямо средь бела дня. Работали не таясь, причем в течение нескольких недель. Стройматериалы возили на стремительной “Газели” из Гродно, а столбики для ограды - то ли из Ошмян, то ли из Сморгони… И где-то они сейчас, эти неизвестные “вестарбайтеры”? Что строят и за чьи деньги?
 
И что это, право, за странный кладбищенский зуд обуял этих людей, эти странные “инициативные бригады”, что даже на пустырях от них нет никакого спасенья? То там, то здесь и совершенно вдруг появляются эти загадочные новостройки. Неужто вновь пылит по нашим проселкам бричка торговца мертвыми душами незабвенного Чичикова? И вновь стали уместны гоголевские строки из известных записок: “Числа не помню. Месяца тоже не было. Было черт знает что такое”? Забыли классика? Что ж, тогда бричка, без сомнения, приедет и к вам.
 
Николай КАЧУК, «Советская Белоруссия»
 
Дата публикации: 05.03.2003
 
 
 
Бизнес на погосте?
 
Cтроитель незаконного немецкого мемориала установлен, но…
 
5 марта “СБ” опубликовала расследование “Мертвые души” - о загадочном появлении мемориала солдатам вермахта, якобы захороненным в Щучине. Между тем никаких документальных подтверждений тому не имелось. Неизвестны были подрядчик и заказчик строительства. В частности, представительство в Беларуси Народного союза Германии (общественной организации, причастной к подобным объектам в нашей стране) решительно открещивалось от щучинского объекта.
 
Мы получили множество читательских откликов и два официальных. Прокурор района Г.Дысько, в частности, сообщил: “Установлено, что данное строительство осуществлено предпринимателем из г. Гродно Станиславом Семашко“. И.Соколовский, заместитель председателя Щучинского райисполкома, заверил: “На предмет определения захоронения в годы войны военнопленных в г. Щучине… направлены запросы в архивы”. Оставались, однако, вопросы - и корреспондент вновь поехал в Щучин.
 
Полсотни бетонных столбиков с “фирменным” пятикрестьем плюс металлические трубы. 12 сварных металлических крестов: четыре композиции, по три в каждой. 5-метровый крест в центре: две сварные половины из металлопрофиля соединены болтами. Две гранитные плиты с гравировкой, стела на входе. Все это нужно было спроектировать, потом резать, сваривать, отливать и гравировать, перевозить… Здесь материалов и работы на тысячи, если не на десятки тысяч долларов. Откуда они, насколько их происхождение законно, если немецкая организация факт оплаты отрицает? Очевидно, должно быть возбуждено дело…
 
“Это в компетенции прокуратуры, такое поручение дано, - подтвердил Иван Соколовский. - Мы после получения ответов на запросы работу по своей линии будем продолжать. Не думаю, впрочем, что дело обошлось без немецкого фонда”.
 
“Уголовное дело не возбуждалось, - сказал мне прокурор Геннадий Дысько. - Ни под один состав преступления деяние не подходит. За незаконное строительство можно наложить административный штраф, но это, как и судьба постройки - узаконить или снести, - в компетенции местной власти, главного архитектора”.
 
Геннадий Иосифович, однако, сам в частном порядке интересовался вопросом. Слышал, будто бы нашли на этом месте немецкие солдатские медальоны. По слухам, военный аэродром после войны строили военнопленные, но в местных архивах доказательств нет. Г.Дысько сообщил, что Семашко, оказывается, уже построил несколько немецких кладбищ и в других городах Гродненской области.
 
Чаще других общался с предпринимателем Борис Доста, главный архитектор района. В последний раз - по телефону, буквально перед моим приходом. Предостерегал, что в Бартошах и Амбилевцах (Семашко, по его словам, намерен строить мемориалы и там!) этот номер не пройдет.
 
Семашко родом из Щучина. Его дед якобы находил возле аэродрома немецкие солдатские медальоны и даже останки, которые на телеге свозил именно в это место. Запросы на этот счет направлены в архивы КГБ, но Семашко уверяет, что какие-то доказательства вот-вот предоставит и сам.
 
С административным наказанием все не так просто: законодатель оставил для нарушителей немало лазеек. Вот как трактует самовольную постройку (строительство) статья 223 Гражданского кодекса: “…пристройка, надстройка, перестройка дома, другого строения…”
 
Здесь явно не здание. Забор? Б.Доста говорит: “Будь он хоть трехметровым, я как должностное лицо ничего не могу применить: не описан такой объект”. Другая тонкость: юридическое лицо строило или физическое. В первом случае санкции - прерогатива Госстройнадзора. Во втором… Состав административного правонарушения признается лишь тогда, когда доподлинно известно, что деяние совершило именно это лицо. На Семашко даже протокола не составишь! Пафосно ссылаясь на “европейское сообщество”, он всякий раз свое участие отрицает. Расследовать дело и доказывать это участие - опять же не дело архитектора.
 
Замкнутый круг! Мемориал существует (к слову, по признанию главного архитектора, “вполне достойный”), но его, как и строителей, как бы нет в природе. Фантом, мираж!
 
…Я набрал номер мобильного телефона С.Семашко, который мне дали в Щучине. Представился, сообщил о своей теме. Разговор по громкоговорящей связи происходил в присутствии коллеги и записывался на диктофон. Спросил прямо
 
: - Станислав Людвигович, вы имеете отношение к немецкому мемориалу в Щучине?
 
- Нет… (Собеседник на время смолк и вдруг “завелся”, заговорил резко. - Авт.) В Беларуси 183 немецких кладбища, а в Щучине не было. Времена другие! Вы, писаки, перестаньте вбивать клин между Беларусью и Европейским сообществом!
 
- Поясните, какой клин вы имеете в виду. Мы лишь пытаемся установить законность появления кладбища. Его строительство никто не санкционировал, документов нет…
 
- Писаки, перестаньте копать, иначе у вас начнутся большие проблемы!
 
- Вы меня предостерегаете?
 
- Считайте - да!
 
Заготовленные вопросы об “интересе” самого Семашко (бизнес, веление души?) отпали сами собой. С одной стороны, он ни при чем. С другой - удивительная для постороннего осведомленность и странное беспокойство. Резкость Семашко не оставляла сомнения, что это угроза. С чего бы так нервничал “непричастный”?..
 
Б.Доста против того, чтобы поднимать большой шум. Не потому, что боится чего-то. Как бы это не стало для Семашко “флагом”. В самом деле: прекрасный “пиар”! Все узнают о таком-то предпринимателе из Гродненской области. Для бизнеса это иной раз важнее чисто финансовой прибыли.
 
Уверен, что “шум” - во вред или во благо С.Семашко - поднимать следует. Предположим, что он предоставит какие-то доказательства - что это меняет? И без Семашко известно, что останков немецких солдат в нашей земле немало. Известно, что военнопленные достаточно построили в провинции и столице. Если строили, значит, жили и, очевидно, умирали. И что же - строить мемориалы в каждом таком месте? Одно ясно: самодеятельность в столь деликатном деле недопустима!
 
“Здесь покоятся военнопленные, жертвы второй мировой войны” - выбито на плите, лежащей под центральным крестом. “Памяти солдат, лежащих на этом кладбище”, - это плита при входе. Почему для полной ясности не сказано: “немецких солдат”? Пятиконечная звезда перестала быть обязательным атрибутом солдатской могилы. Потомков и подавно кресты могут сбить с толку: здесь жертвы или нападавшие, освободители или захватчики? Кто вообще придумал текст? Хорошо хоть не додумался написать “светлой памяти”.
 
Допущение, боюсь, небезосновательное. Озабоченный чувствами немцев, Семашко не столь милостив к чувствам земляков. Вот что написала, например, минчанка С.Рогачевская: “Представляю, какая путаница в истории будет у моих внуков и правнуков, когда они, возможно, увидят еще и Вечный огонь у немецких могил на нашей земле”. Ксения Скороходова из Столбцов восклицает: “Чтобы фашисты были захоронены вместе с нашими?” Предлагает по этому поводу даже референдум устроить.
 
Минчанин Арик Королев полагает, что “надо помочь немцам перезахоронить солдат на родине, но за счет самих же немцев”. Житель Слуцка Григорий Руденко не питает к немцам неприязни. Сначала в оккупации немецкий солдат ему, приговоренному к расстрелу пацану, спас жизнь. Уже на фронте то же сделал другой немец: не выстрелил в упор. Но и Г.Руденко считает, что на таком кладбище непременно должна быть надпись: “Они пришли к нам с мечом - от меча и погибли”.
 
Участник войны из Кобрина Алексей Сущук напоминает, что в марте с.г. Палата представителей Национального собрания не включила в повестку дня вопрос о ратификации межправительственного соглашения 1996 года по немецким захоронениям в Беларуси. Не ратифицирован документ и рейхстагом. Значит, пока местная инициатива в регионах тем более недопустима, и ее безусловно следует пресечь.
 
Трудно с этим не согласиться. Что касается щучинского мемориала-”миража”, то мы будем информировать читателя о развитии событий.
 
Одновременно ожидаем реакции Гродненской облпрокуратуры по поводу странной активности “предпринимателя” Семашко. Совершенно ведь понятно, что он не филантроп, не строит лжепогосты на свои деньги. За чьи? Зачем? По какому праву? Знают ли обо всей этой кипучей деятельности в посольстве Германии?
 
Так что, уважаемый тов. прокурор Гродненской области, считайте этот материал официальным обращением лично к Вам.
 
Автор Виктор ПОНОМАРЕВ
 
Дата публикации: 24.04.2003
 
Пора раскрыть щучинские тайны
 
Напомним читателю, что в двух наших публикациях (”Мертвые души” - “СБ” от 6 марта и “Бизнес на погосте?” - “СБ” от 24 апреля) шла речь о загадочном появлении в Щучине “немецкого мемориала”. О строительстве которого будто бы не подозревали местные власти и который никакими документами не узаконен. Официальных откликов пока нет. Зато откликнулись читатели, письма поступают до сих пор.
 
Одни просто возмущены, другие пытаются ответить на поставленные вопросы, третьи задают новые. Например, о захоронениях наших солдат на нашей земле. Да, мы пока не можем выделять на содержание воинских кладбищ значительные средства. Но хотя бы прибирать их, выкашивать сорняки! Почему иногда не делается и это? Предлагаем некоторые из писем с сокращениями.
 
“В городе все знали!”
 
Здравствуйте! Прочтя статьи “Мертвые души” и “Бизнес на погосте?”, хочу поблагодарить любимую мной газету за то, что не пошла на поводу у щучинских властей. Действующие лица этой криминальной пьесы усердно играют роли, которые им определил Семашко. То, что я хочу вам сообщить, известно всем щучинцам. Но в нашем маленьком городке все друг друга знают, зависят в той или иной степени один от другого, говорить ничего не будут. Поэтому до самой сути ваши корреспонденты дойдут не скоро.
 
Бизнесмен Семашко прекрасно известен в Щучине, ибо “гродненским предпринимателем” стал совсем недавно. А до этого был чрезвычайно успешным щучинским и был вхож в любые местные кабинеты. Именно он первым, еще в 1993 году, получил “добро” на строительство торгово-гостиничного комплекса “Алена”.
 
Прилагаю вырезку из местной газеты, где опубликовано решение райисполкома от 18 марта с.г. о ставках земельного налога. Обратите внимание, что все объекты обезличены: магазины, садовые домики, постройки для предпринимательской деятельности. Отдельной строкой выделен лишь один “именной” объект: “станция техобслуживания автомобилей индивидуального предпринимателя С.Семашко - 450.000 руб.”. К чему же было разыгрывать якобы поиски якобы неуловимого бизнесмена?
 
Почему зам. председателя райисполкома господин Соколовский решил делать запросы по поводу кладбища сейчас, после статьи, а не три года назад? После второй статьи сам Бог велит Семашко очень быстро приехать в редакцию с документами и доказать, что он не виноват: любой нормальный бизнесмен должен волноваться за свою репутацию. Приехал? Уверен: нет у него документов! Хотя, возможно, сейчас с помощью “друзей” они срочно делаются.
 
Разочарую прокурора района Г.Дысько относительно строительства аэродрома в Щучине “немецкими военнопленными”. Хорошо известно, что строительство аэродрома и взлетно-посадочной полосы вела строительная часть в/ч 62117 полковника А.Ф.Цыргвавы. Об этом пишет в историческом исследовании “Наш Щучин” (Гродно, 2001 г.) ученый-краевед Сергей Донских.
 
Часть размещалась как раз на том самом месте, где сейчас построено “кладбище”. Вся его территория - в аккуратных четырехугольных ямках. Это обвалования, здесь стояли домики-палатки военных строителей. Прямо на “кладбище” в 1951 - 1958 годах они и жили!
 
Но почему кладбище-фантом стало возможным именно в Щучине? Кто был в Польше, тот может подтвердить, что оно сделано строго по образцу имеющихся там немецких кладбищ. Стандарт соблюден даже в мелочах! Вот тут-то, похоже, и кроется разгадка.
 
Еще в 1993 году в Щучине на местном католическом кладбище появился один из первых, если не первый в Беларуси, памятный мемориал бойцам Армии Крайовой (АК). Повсеместно они были негласно запрещены, а тут на тебе. Погибли бойцы-аковцы в 1944 году в бою с немцами (АК, как известно, воевала не только с ними), поэтому особого протеста мемориал не вызвал. Было другое: делегации, поездки, памятные мероприятия… Очевидно, нужен был выход на немцев. Нет немецкого мемориала. Сделаем! Где? Конечно, в Щучине! Подряд на строительство - лакомый кусочек.
 
По слухам, которые ходят в городе, немцы выделили на проект от 300 до 600 тысяч марок. В пользу этой версии говорит и тот факт, что архитектор предостерегал Семашко, “что в Бартошах и Амбилевцах этот номер не пройдет”. А это все тот же Щучинский район. Не странное ли постоянство?
 
С уважением, Игорь СЕМЕНОВ, бывший военнослужащий.
 
А что же мы?..
 
Я, потерявший за годы войны много своих боевых товарищей, не могу не высказаться! Хорошо, что немцы так чтят память и своих, и наших солдат. Что из гуманных соображений перезахоронили останки наших воинов на специальном кладбище и выделяют огромные средства на его содержание. А что же мы? Вот примеры.
 
В начале войны возле нашей деревни немцы окружили колонну отступающих советских войск, ожесточенные бои шли более суток. Немцы своих убитых увезли, наши были захоронены в том же лесу на большой поляне. Теперь это место не узнать: поросло кустарником и деревьями, под корнями которых забытые останки.
 
Возле дороги Барановичи - Ляховичи в Литовском лесу, в так называемом Грибном урочище, было небольшое кладбище погибших солдат, которое без должного ухода исчезло вовсе. В Барановичах возле тюрьмы немцы расстреляли 31 тысячу наших военнопленных (среди них за связь с партизанами - мою сестру, двоюродного брата и нескольких жителей нашей деревни). Бывая в городе, я часто посещаю эту… территорию, иначе не скажешь. Душа болит! Я несколько раз выгонял оттуда пасущихся коз: место поросло травой и сорняками. По рассказам местных, жильцы соседних многоэтажек облюбовали территорию для выгула собак…
 
По этому поводу я несколько раз обращался к городским властям и даже в Брестский облисполком, но ничего не изменилось. Поэтому и обращаюсь в “Советскую Белоруссию”. Может, вы повлияете на местные власти, чтобы они навели порядок.
 
И.ДОКШИЦ, дер. Вольная, Барановичский район.
 
Строки из писем
 
Мне, командиру гвардейского взвода, пришлось брать немцев в плен. И не поодиночке, а целыми группами. А в 1949 - 1950 годах в должности начальника эшелона я репатриировал пленных в Германию. За все это время ни один военнопленный не умер. После войны пленным были созданы нормальные условия, многие добровольно оставались в нашей стране. Поэтому непонятно, о каких умерших на территории Белоруссии в массовом порядке военнопленных может идти речь. В Гродненской области после освобождения не было не то что лагерей, даже мест временного содержания пленных.
 
Илья МЕЛЕЖ, ветеран и инвалид войны, гвардии полковник в отставке, Бобруйск.
 
* * *
 
Совет ветеранов г. Хойники удивлен безответственностью городских властей Щучина. Ведь по закону даже маленькое строительство должно получить изначальное разрешение, а здесь?.. Мы очень уважаем народ Германии. Но пусть перезахоранивают останки солдат гитлеровского вермахта, оставившего неизгладимый след в нашей жизни, на своей земле.
 
Михаил СКРИПЧЕНКО, председатель Совета ветеранов города Хойники, по поручению ветеранов.
 
От редакции: ситуацию вокруг фальшивого “кладбища” в Щучине иначе чем безобразием не назовешь. Но почему до сих пор редакцией не получен официальный ответ на поднятую газетой проблему?
 
Просим Гродненскую областную прокуратуру считать сегодняшнюю публикацию официальным обращением. Просим проверить все факты, связанные с приведенными доводами, в т.ч. деятельностью загадочного “предпринимателя”, и в соответствии с требованием декрета Президента Республики Беларусь, проинформировать редакцию о принятых мерах.
 
Дата публикации: 04.06.2003
 
Кладбище, наконец, исчезло…
 
Опубликованный материал “Пора раскрыть щучинские тайны” был третьей за два месяца публикацией “СБ” по скандально загадочной теме немецкого военного мемориала. Напомним также, что он заканчивался официальным обращением к Гродненской областной прокуратуре… Вчера проблема сомнительного памятника наконец-то разрешилась - кладбище перестало существовать.
 
Итак, лжемемориал в Щучине снесен! Об этом сообщил заведующий отделом информации Щучинского райисполкома Сергей Касперчук.
 
“Кто снес? Как?” - “Сам строитель - предприниматель Семашко. Исполком принял соответствующее решение. Мы должны прислать вам официальный ответ?..”
 
Разумеется! Не нам - читателям, согражданам! Обеспокоенным, возмущенным, вопрошающим! Признаться, нечасто “СБ” затрагивает коллизию, в которой нарушение закона было бы столь явным, очевидным. Причем восстановление законности в данном случае не требовало ни общественных прений, ни судебных разбирательств, ни журналистских расследований. Необходимо было лишь то, что и последовало (но только после наших публикаций, а потому с явным опозданием), - властное решение. Правда, и оно еще не дало ответа на главный вопрос - кто же все-таки “грел” руки на недешевом строительстве мраморного пантеона? Надеемся, что эта информация будет содержаться в официальных ответах из Гродно и Щучина. Также рассчитываем, что эти ответы будут исчерпывающими и не поставят новых вопросов. Мы опубликуем их тотчас после получения.
 
P.S. Также позвонил Вениамин Лукьянов, старший помощник прокурора Гродненской области. Он посетовал, что редакция не получила официальный ответ облпрокуратуры, отправленный 30 мая (публикация, напомним, вышла 4 июня). Действительно, можно лишь сожалеть. Впрочем, Вениамин Львович пообещал сообщить новые, весьма любопытные обстоятельства “дела”, открывшиеся уже после отправки письма. Следите за газетой!
 
Автор: Виктор ПОНОМАРЕВ
 
Дата публикации: 06.06.2003
 
Последняя публикация называлась "Солдаты и куклы". В ней речь шла о том, что в Гродненской области было установлено 9 (девять!) мест, где С.Семашко построил мемориалы, разрешения на которые не получал! Помимо уже названных это  Волковыск, Россь, Подлабенье, Перстунь, Верейки, Личицы (здесь даже два. Причем один Семашко сперва поставил возле бани, а позже перенес в другое место). В Поречье и Личицах, например, действительно имеются захоронения немецких солдат времен Первой мировой. Но Семашко ничтоже сумняшеся установил здесь плиты “жертвам Второй мировой войны” - как в Щучине.
 
10:27 17/02/2010




Loading...


загружаются комментарии