Бряцанье пошлинами, сертификатами, квотами

Недолгой была пауза в конфликте между Кремлем/Путиным и властями Беларуси. Не прошел и месяц с момента подписания нефтяных соглашений между РБ и РФ, как белорусское правительство устами заместителя министра иностранных дел Андрея Евдоченко высказало недовольство своим партнером по «союзному государству».

Бряцанье пошлинами, сертификатами, квотами
Белорусская сторона считает «фундаментальной» претензию по применению Россией таможенной пошлины на сырую нефть и нефтепродукты.
 
Полетели камни и в сторону «Газпрома». А.Евдоченко не нравится статус этой компании как спецэкспортера газа. Ату монополию! И в своей нелюбви к монополиям этот чиновник не одинок. Любой рыночник согласится с тем, что поставщиков газа должно быть много. Однако между «должно» и «есть» стоит Кремль/Путин. И многие тысячи километров до другого ближайшего поставщика газа. И жесткая позиция России с целью не осуществлять транзит чужого газа в ущерб своему монопольному статусу. Правда, А.Евдоченко забывает сказать, что последние 15 лет эта монополия продавала нам газ не по монопольно высоким ценам, а по бюджетно низким. Причем льготный ценовой режим для Беларуси все еще сохраняется.
 
Как быстро меняется мнение белорусского правительства! Вот уж точно, их не догонишь. После почти месячного противостояния 27 января 2010 г. первый вице-премьер Владимир Семашко подписал договор о поставках нефти в Беларусь. Нет сомнений, что согласие поставить подпись дал сам А.Лукашенко. В стране, где назначение директора «Комаровки» не проходит без согласия президента, решения по нефти принимает исключительно глава государства.
 
Все, подпись стоит. Стороны пожали друг другу руки, пусть и с кислыми выражениями лиц. Поздно махать кулаками — драка закончилась. Надо было раньше думать, как диверсифицировать экономику, сбалансировать бюджет и как работать в режиме мировых цен на энергоресурсы. Никто за руку не тянул подписывать и Соглашение о таможенном союзе между РБ и РФ от 6.01.1995, и Договор об образовании Сообщества России и Беларуси от 2.04.1996, и договор о Союзе от 2.04.1997, и Договор о создании Союзного государства от 8.12.1999. В ситуации, когда одна из сторон договора не согласна с принятыми ранее обязательствами, существует правовая процедура выхода. Вот Грузия посчитала нецелесообразным быть в СНГ — и в установленном порядке вышла из него. Белорусское правительство избрало другую тактику. Вместо решения проблем за столом переговоров оно подписывает новые соглашения — об одном и том же (правда, уже трехсторонние — с добавлением Казахстана).
 
Посчитали министры потери от подписанных нефтяных соглашений с Россией, прослезились, испугались и по-партизански решили возобновить атаку на союзника. Надо же на кого-то свалить ответственность за провал третьей пятилетки, за невозможность повышения зарплаты до $500. Правительство РБ ведет себя не как ответственная сторона коммерческой сделки, а как отряд партизан, который в открытом сражении потерпел поражение от превосходящих сил противника. Ретировались, перевели дыхание и вновь пошли в атаку. Когда одна из сторон договора имеет «фундаментальную» претензию к партнеру, надо снова садиться за стол переговоров. Если за столом переговоров к новому балансу интересов прийти не получается, нужно честно выйти из не устраивающих подписанных соглашений. Без истерики, надрыва, с достоинством и уважением к соседу. Наше правительство же начинает нагнетать обстановку, строить из себя обиженных, обманутых и обделенных.
 
Человек, который берет на себя обязательства и не выполняет их, выражаясь языком улицы, просто «кидает» своего партнера. Обманутый может подать в суд или просто прекратить общение. С государствами ситуация сложнее, особенно если они настолько сильно взаимно переплетены, как Беларусь и Россия. До сих пор белорусскую сторону все устраивало, потому что Кремль продавал нам очень дешевые энергоресурсы. Мы делали все, чтобы сформировать у российского руководства чувство долга перед нашей многострадальной страной. Мол, мы и в окопах гнили вместе, и целину поднимали рука об руку, и от Чернобыля невинно пострадали, да и славяне мы православные. Вот за это все нам газ давайте по дешевке и нефть — без пошлин, а кредиты — чтобы низкопроцентные и на десятилетие.
 
Кремль — это не человек, а орган. Когда в нем был Ельцин, чувство долга удалось привить прочно и, казалось, надолго. Поменялся хозяин Кремля — чувство долга начало постепенно притупляться. С приходом Д.Медведева и ротацией В.Путина на премьера оно ушло окончательно. Эти руководители понимают либо язык цифр, либо логику выгодных себе схем, в том числе по покупке активов, транспортной и финансовой инфраструктуры. Они не будут предъявлять Беларуси иски за прошлые годы, но за будущее они бьются ожесточенно.
 
2010 год и новая президентская кампания пройдут под канонады дипломатических и торговых конфликтов с Кремлем/Путиным. Создаваемый в Беларуси новый контрольный орган «Белсельхознадзор» — это прообраз белорусского коллективного Онищенко, главного санитарного врача РФ. Он будет блокировать свободное перемещение, в первую очередь, российских товаров на белорусском рынке. Поскольку защитить в рамках таможенного союза существование квот и приказов продавать до 90% товаров в рознице исключительно белорусского происхождения сложно, наше правительство решило использовать «цивилизованный» протекционизм в виде сертификатов качества, требований к маркировке, упаковке и безопасности.
 
Правительство Беларуси наверняка активизирует попытки пересмотреть положения подписанного с РФ и Казахстаном Таможенного союза. А.Лукашенко понимает, что Кремль/Путин весьма болезненно отреагирует на провал еще одного интеграционного проекта. Мы станем свидетелями жесткого разговора о фундаментах не только таможенного союза, но и отношений между нашими странами в целом. Это будет игра нервов, блефа и мобилизации лоббистских групп. Если А.Лукашенко согласится на введение крайне непопулярных в Беларуси импортных пошлин на автомобили, если решится расширить доступ российских товаров на белорусский рынок, то он наверняка захочет получить большую часть общих таможенных пошлин или же ревизии подписанных в январе соглашений по нефти.
 
Россия, похоже, тоже не будет молча «проглатывать» претензии официального Минска. Вброс темы по возможному введению экспортных таможенных пошлин на газ для Беларуси сделан для демонстрации широкого ассортимента средств ведения торговой «войны». Если пойдут разборки по понятиям, если будет баш на баш, то резкого обострения кризиса в нашей экономике не избежать.
 
Белорусское правительство уже начало ревизию схем по субсидированию нефтепереработчиков. Три последних года бюджетные деньги исправно закачивались в проекты белорусских нефтебаронов. Без них нефтепереработка была бы убыточной. Это как раз мобилизационная мера по сохранению бюджетной и валютной устойчивости. Белорусские власти, требуя пересмотра фундаментов белорусско-российских отношений, тем не менее, готовятся к жизни без нефтяной поддержки России сверх беспошлинных поставок 6,3 млн. тонн сырой нефти. Говорят, что будет создан специальный штаб для выработки мер по противодействию новой российской политике.
 
Между Беларусью и Россией на время установился хрупкий дипломатический мир. А.Лукашенко явно не настроен на углубление интеграции по модели Путина/Сечина. Психологическая ломка и переоценка связей происходит на наших глазах. Пока контуров новой внятной, адекватной, конструктивной политики не видно. Зато слышно бряцание пошлинами, сертификатами и квотами. Не совсем подходящая атмосфера для привлечения инвестиций и модернизации экономики.
17:54 17/02/2010




Loading...


загружаются комментарии