Конфликт Минск-Варшава = конфликт Беларусь-Европа?

Коллизия, связанная с Союзом поляков в Беларуси, может обесценить позитивные результаты в отношениях Минска и Варшавы, достигнутые в прошлом году.

Отношения с Польшей входили в число приоритетов Беларуси на всем протяжении ее исторического развития. В 1991 году Польша одной из первых в мире признала независимость Республики Беларусь. 2 марта 1992 года стороны установили дипломатические отношения. В том же году был подписан договор о добрососедстве и дружественном сотрудничестве.

Однако диалог в политической сфере не отличался стабильностью. В первой половине 1990-х годов политики двух стран общались без проблем и очень активно. Затем объем контактов уменьшился, хотя разрывать отношения с белорусскими властями Польша не спешила. Проблемы в двусторонних отношениях были вызваны не столько разногласиями между Минском и Варшавой, сколько осложнением отношений между Беларусью и ЕС, членом которого стремилась стать Польша.

В свое время польские политики полагали, что вступление их страны в Евросоюз автоматически усилит польское влияние на пространстве СНГ, в том числе в Беларуси. Энтузиазм поляков усилила «оранжевая революция» в Украине, которая произошла спустя всего лишь полгода после вступления Польши в ЕС.

Однако коса нашла на камень. Вместо того чтобы прислушаться к рекомендациям Варшавы относительно изменения внутренней политики и расширения диалога с ЕС, белорусские власти нанесли удар по общественному объединению «Союз поляков в Беларуси».

Это объединение возникло в начале 1990-х годов и занималось главным образом поддержкой польского языка и культуры. Однако в преддверии очередных президентских выборов власти сочли, что руководство организации недостаточно лояльно.

В 2005 году Министерство юстиции отказалось признать в качестве главы организации Анжелику Борис, избранную делегатами V съезда Союза поляков в Беларуси вопреки рекомендациям из Минска. При содействии властей был проведен альтернативный съезд поляков Беларуси. Руководителем организации объявили Юзефа Лучника.

В свою очередь, официальная Варшава категорически отказалась признать это руководство и демонстративно выразила поддержку Борис.

Нежелание поступиться принципами привело двусторонние отношения к состоянию холодной войны. В 2005-2007 годах взаимодействие между странами было заморожено не только на высшем уровне, но и на уровне административных единиц.

Диалог оживился лишь осенью 2008 года, после того как Минск отказался следовать в фарватере российской политики и сделал ряд политических уступок ЕС.

В Варшаве положительно оценили изменения в политике Александра Лукашенко и высказались за подключение Беларуси к «Восточному партнерству». Польша внесла значительный вклад в разработку этой инициативы ЕС.

В сентябре 2008 года в Беларуси побывал министр иностранных дел Польской Республики Радослав Сикорски. В польских СМИ появилась информация о возможном отказе от безоговорочной поддержки Анжелики Борис. Впрочем, эта информация была быстро опровергнута польским МИДом.

В прошлом году стороны пытались выстраивать отношения в конструктивном духе. В Варшаве старались не замечать ужесточения политики белорусских властей в отношении политической оппозиции. Польские руководители воздерживались от общения с Александром Лукашенко, но с главой белорусского правительства Сергеем Сидорским контактировали охотно. В частности, не препятствовали его визиту в Варшаву в сентябре прошлого года.

В июне прошлого года в Варшаве состоялся первый белорусско-польский экономический саммит с участием премьер-министра Дональда Туска.

В июле в Минске побывала польская делегация во главе с руководителем канцелярии председателя Совета министров Польши Томашем Арабским. Члены делегации встретились с главой Администрации президента Беларуси Владимиром Макеем. Были обсуждены вопросы углубления инвестиционного сотрудничества в области энергетики, телекоммуникаций, в банковском и финансовом секторах.

Несколько расширилась договорно-правовая база двустороннего общения. В прошлом году были подписаны соглашения о непосредственном сношении судов в области оказания правовой помощи, о сотрудничестве в области охраны окружающей среды, меморандум о сотрудничестве в области электроэнергетики.

В нынешнем году польская сторона продемонстрировала готовность к продолжению диалога. В январе в Минске прошло заседание совместной комиссии по торгово-экономическому сотрудничеству. Участники встречи отнесли к приоритетным направлениям сотрудничества энергетику, нефтегазовую сферу, химическую промышленность, железнодорожные перевозки, сельское хозяйство.

Польская сторона выразила готовность принять участие в процессах приватизации в Беларуси. На заседании комиссии было подчеркнуто, что Польша не выступает против образования Таможенного союза Беларуси, России и Казахстана, но считает, что для белорусского государства будет полезно вступление в ВТО и участие в реализации проектов «Восточного партнерства».

Совсем недавно, в феврале, в Варшаве побывал министр иностранных дел Беларуси Сергей Мартынов. Главным итогом визита стало подписание договора о принципах малого приграничного движения. Реализация этого договора облегчит порядок пересечения государственной границы для граждан Беларуси и Польши, проживающих в 30-километровой приграничной зоне.

Однако полной нормализации межгосударственных отношений не произошло. Напротив, вспыхнул новый конфликт. И опять камнем преткновения оказалась проблема Союза поляков.

В прошлом году в Польше звучали призывы увязать подключение Беларуси к «Восточному партнерству» с признанием Анжелики Борис в качестве руководителя организации. В марте прошлого года президент Лех Качиньский демонстративно встретился в Варшаве с руководителями непризнанного крыла Союза поляков. Однако польское правительство решило не осложнять отношения с официальным Минском и от демаршей отказалось.

В свою очередь, белорусские чиновники высокого ранга заявляли, что в стране есть только один союз поляков — признанный властями.

Активистам опального крыла организации в минувшем году неоднократно давали понять, что они находятся под контролем спецслужб. Практиковались различные формы психологического давления. В августе в белорусских СМИ появилась информация о том, что Борис якобы причастна к финансовым махинациям, хотя официально обвинения предъявлены не были.

В сентябре в Гродно состоялся съезд официального Союза поляков в Беларуси. Новым главой организации на безальтернативной основе избрали предпринимателя Станислава Семашко.

В нынешнем году проблема Союза поляков обострилась. Официальная Варшава продолжает придерживаться политики непризнания проправительственной организации. Польские политики угрожают ввести санкции в отношении белорусских деятелей, которые нарушают права польского национального меньшинства.

В поддержку Польши выступили депутаты Европарламента (не будем забывать о том, что в прошлом году его руководителем стал поляк Ежи Бузек) и МИД Франции. Возрастает вероятность вывода конфликта на общеевропейский уровень.

Однако белорусское руководство не только игнорирует призывы из Варшавы и Страсбурга, но и усиливает давление на Анжелику Борис и ее сторонников. Деятели из альтернативного Союза поляков привлекаются к административной ответственности. В то же время проправительственному крылу передается собственность организации. Так, в Ивенце активисты непризнанного крыла организации удалялись из помещения с помощью милиции.

МИД и уполномоченный по делам религий и национальностей Республики Беларусь выступили с заявлениями, в которых осуждается вмешательство Польши во внутренние дела белорусского государства.

Столь жесткую реакцию в значительной мере можно объяснить тем, что белорусское руководство испытывает разочарование результатами взаимодействия не только с Польшей, но и с Европейским союзом в целом.

В принципе Минск изначально рассматривал сближение с ЕС не столько в качестве осознанной смены вех, сколько в качестве дополнительного способа воздействия на Россию. Когда стало ясно, что ориентация на Европу не принесла желаемой отдачи (так, в Минске тщетно ожидали поддержки Брюсселя во время «нефтяной войны» с Россией в начале нынешнего года), энтузиазм в отношении перспектив взаимодействия с ЕС снизился. Наряду с этим усилились репрессии в отношении оппозиции. Причем под давлением оказались не только активисты польского движения: прессинг идет по всему оппозиционному спектру.

На сигналы ЕС и отдельных европейских столиц Минск отвечает контрсигналами, при расшифровке которых можно сделать вывод, что политика уступок закончилась. Белорусское руководство недвусмысленно дает понять, что участие страны в «Восточном партнерстве» не следует увязывать с существенным изменением ее политической модели. Если для сохранения такой модели потребуется выход из «Восточного партнерства», этот шаг будет сделан.

Вышесказанное не внушает оптимизма в отношении перспектив развития белорусско-польского сотрудничества. Впрочем, в Минске все еще надеются, что удастся напугать ЕС перспективой возможного сближения Беларуси с Россией, а Польша не станет рушить основы конструкции «Восточного партнерства», возведенные ее же руками.
11:58 22/02/2010




Loading...


загружаются комментарии