Светлана Байкова перед арестом искала встречи с Шейманом

У сотен убийц, бандитов, маньяков и взяточников появился повод позлорадствовать, а заодно и потребовать отмены приговоров по уголовным делам. Журналист сайта «Белорусские новости» написал о своих встречах с арестованным следователем Генеральной прокуратуры.

 
Нисколько не сомневаюсь, что новость о задержании старшего следователя по особо важным делам Генеральной прокуратуры Светланы Байковой уже активно обсуждается в местах лишения свободы. Возможно, некоторые «особо важные сидельцы», ранее носившие погоны с большими звездами, облегченно вздохнули в надежде на скорое освобождение. Может, ради них и была проведена эта акция? Со Светланой Байковой, — а нашему знакомству более 15 лет, — мы обсуждали и эту версию из череды причин, по которым она и возглавляемая ею следственная бригада могла оказаться «под колпаком».
 
Накануне Нового года Светлана позвонила мне и взволнованным голосом сообщила: «Начали арестовывать моих людей». 24 декабря был задержан бывший сотрудник ГУБОП МВД Павел Ходорович, работавший с Байковой на протяжении последних трех лет. На момент ареста Ходорович в милиции уже не служил, но от наручников это его не спасло. Из СИЗО КГБ Павел нашел способ передать несколько слов: «Не бросайте меня».
К месту заметить, что итогом работы следственной бригады Байковой стал ряд громких уголовных дел, фигурантами которых были далеко не рядовые сотрудники таможни, КГБ и МВД. К началу 2010 года практически было завершено и готовилось к передаче в суд так называемое «дело Громовича».
 
Если не все, то большинство из уже осужденных коррупционеров и ожидающих суда обвиняемых во мздоимстве, будучи в заключении, пачками писали жалобы на «неправомерные действия» Байковой и ее подчиненных. Логично предположить, что у этих «нерядовых» имеются на свободе не столько покровители, сколько избежавшие наказания подельники, очень заинтересованные в молчании своих невезучих товарищей. Во многих эпизодах коррупционных дел, говорила мне Светлана, торчат «уши» бывших и ныне здравствующих высокопоставленных минских чиновников, имевших свою долю от афер на западной границе страны. На этих деятелей у группы Байковой имелась информация на оперативном уровне, да и некоторые подследственные не стеснялись называть их фамилии и суммы взяток. Однако для начала следственных действий требовалась санкция вышестоящего начальства, которое, очевидно, взять на себя такую ответственность не решилось.
 
Байкова была уверена, что против ее группы объявлена настоящая война, цель которой — развалить ряд уже прошедших через суд уголовных дел. После ареста Павла Ходоровича она стала искать встречи с Виктором Шейманом. «У меня есть с чем к нему прийти, — говорила она мне. — Достану свой «компромат». Не исключаю, что Виктор Владимирович о таком намерении знал, но встреча бывшего генпрокурора со своей бывшей подчиненной, похоже, не состоялась. (Или ей не дали состояться?)
 
Как это ни печально, но Байковой больше не к кому было обратиться. На защиту со стороны нынешнего генпрокурора она не рассчитывала и готовилась к худшему. А через Шеймана, «единственного человека в стране, способного сказать президенту правду», Светлана надеялась проинформировать Александра Лукашенко о творящемся произволе и фактами доказать, что главу государства умышленно вводят в заблуждение.
В нашем случае кто запустил жернова, во власти того их и остановить. По словам Светланы, это под силу только президенту.
 
Было два так называемых «захода на цель». Летом минувшего года Совбез, который тогда возглавлял Юрий Жадобин, инициировал проверку прошедших через суд четырех коррупционных дел, два из которых расследовала Светлана. Как рассказывала Байкова, группа экспертов за несколько недель проанализировала многотомные дела, по которым проходили десятки обвиняемых и сотни свидетелей, и сделала вывод «о многочисленных нарушениях действующего законодательства». Этот отчет лег на стол президента, который своей рукой начертал резолюцию для генпрокурора Григория Василевича и председателя Верховного суда Валентина Сукало: «Приговоры отменить, следователей и гособвинителей — наказать». Так это звучало в рассказе Светланы Байковой, и у меня нет оснований ей не доверять. Она профессионал, цену словам знает, да и случай не тот, чтобы фантазировать.
Светлана не говорила, возможно, и сама не знала, каким образом Василевичу и Сукало удалось отбиться от такого беспрецедентного в мировой юриспруденции «наезда». Если, конечно, не считать суды Линча в США и сталинские судебные «тройки». Правда, передышка была недолгой.
 
В первых числах декабря 2009 года я узнал от Байковой, что ситуация обострилась до предела. Светлана нервничала как никогда: «Все очень плохо! Распоряжением президента создана комиссия, которая будет проверять все мои дела последних лет. В составе комиссии два десятка человек, пятнадцать из которых служат в КГБ. Работать она будет до 1 мая 2010 года, и к каким выводам придет — догадаться несложно». Потом арестовали Ходоровича. Возможно, та же участь постигла и остальных членов следственной бригады Байковой. И вот ее очередь…
Во время нашей последней встречи, примерно месяц назад, Светлана рассказала об инциденте. От нее потребовали материалы «дела Громовича» и других обвиняемых: «Я у них спросила: на каком основании? Они ответили — по распоряжению президента. Пришлось им объяснить, что расцениваю их действия как вмешательство в ход следствия. Пока дело официально не завершено и не передано в суд, никто, кроме следователя, не имеет право к нему прикасаться. Направлю дело в суд, там и читайте».

От первого лица
 
«Коррупционеров изобличать сложно. Почти никто из них не признает свою вину, изворачивается как может, задействуя высокие связи. Но я испытываю моральное удовлетворение, если такой матерый преступник получает заслуженное наказание, не отделываясь легким испугом, как, к сожалению, еще бывает в силу ряда причин. И мы, следователи, и прокуроры должны бороться с коррупцией, невзирая на должности и звания тех, кто ее культивирует. С высокопоставленных чиновников и руководителей, запятнавших честь мундира сотрудников правоохранительных органов, спрос должен быть еще жестче».
Из беседы С.Байковой с корреспондентом газеты «Республика».
 
Справка.

Байкова Светлана Анатольевна. Родилась в Минске 2 февраля 1968 года. Окончила школу с золотой медалью, юрфак БГУ — с красным дипломом. Работала следователем в прокуратурах Верхнедвинского района Витебской области и Ленинского района Минска, в прокуратуре столицы. Специализировалась на расследовании уголовных дел по тяжким насильственным преступлениям. Одной из первых в республике начала расследовать уголовные дела, возбужденные по статье «Бандитизм». По ряду расследованных Байковой дел преступники были осуждены к высшей мере наказания. В Генеральную прокуратуру РБ перевелась по предложению Николая Куприянова, тогда — заместителя генерального прокурора. С тех пор расследовала исключительно «коррупционные» дела, по которым осуждались сотрудники МВД, КГБ и таможни. В сентябре 2010 года, по истечении 20 лет службы, собиралась уйти в отставку.  Замужем, имеет сына.
18:53 04/03/2010




Loading...


загружаются комментарии