Валерий Костко: В борьбу силовых структур может быть втянуто общество

Арест следователя по особо важным делам  Генеральной прокуратуры Светланы Байковой, уголовное дело в отношении  бывшего председателя суда Московского района Минска Анатолия Савича – это следствие, считает подполковник КГБ в отставке Валерий Костко. Он уверен, что есть колоссальная опасность втягивания общества в межведомственную борьбу.

Ситуацию комментирует подполковник КГБ в отставке Валерий Костко.
- Нужно искать причину. Аресты Светланы Байковой, судей, работников милиции, КГБ – это следствие. А причин несколько. Самая главная причина: мы забыли, что в государстве все должно подчиняться закону, должно быть верховенство закона. Закон в любом государстве регулирует общественные отношения, а у нас, к сожалению, эту функцию взяли на себя чиновники, которые стали регуляторами. Не закон, а чиновники.
Точно не определены задачи и функции, нет ясности в том, кто чем занимается. У нас же каждый занимается борьбой с коррупцией, каждый борется с бандитизмом, - все силовые структуры занимаются одним и тем же. Именно потому возник балаган. Главное – закон, не работает закон – происходит балаган.
Даже по действующему законодательству спецслужбы имеют  свое поле деятельности, МВД - свое, прокуратура  – свое. У каждой структуры есть свой «надел». Прокуратура должна надзирать  за правильным исполнением законодательства на всей территории страны. Если прокуратура занимается следствием – кто будет ее контролировать? Прокуратура не должна заниматься следствием. И вот как раз это является полем, основанием для постоянных стычек: МВД - с КГБ, КГБ – с прокуратурой. 
Беда наша в том, что МВД, КГБ, прокуратура служат чиновнику. И здесь присутствует субъективный момент: каждый стремится прибежать к начальнику быстрее, принести как можно больше – чтобы оказаться на коне. По принципу: кто быстрей и больше. Это тоже является поводом для возникновения войн, борьбы – называйте это как угодно. 
На таком фоне профессионализм упал до минимума: то там уши появятся, то там. Во время  моей службы в КГБ даже один случай расценивался как дикость.
Выстроена неправильная система, мы построили уродливую систему, которая и ведет себя соответствующим образом. 
То, о чем мы говорим  сейчас, я писал еще в 92-93 годах: после падения Советского Союза  нужно было отладить всю государственную систему. Не сделали…
Такое положение  очень опасно для общества. В борьбу силовых структур может быть втянуто общество. А это уже страшная опасность. 
- Каким образом?
- Все силовики имеют семьи, имеют близких, родных. Кто-то занимается слежкой,  кто-то на кого-то доносит – то есть, в этой войне задействованы и граждане Беларуси.  А у нас, к сожалению, нет гражданского общества, которое  бы контролировало систему государственной  власти. Должен быть саморегулирующийся механизм – выбывает представитель власти, гражданское общество находит ему замену. У нас действуют законы живой природы – выживает сильнейший.
И это уже не кризис силовых структур в стране, это  – тупик. МВД воюет с КГБ, КГБ – с МВД и прокуратурой. А кто же, в конце концов, скажет: кто совершил взрыв 3 июля 2008 года в Минске в День Независимости? Кто взорвал эту бомбу? Говорят: хулиганство. Да какое же это хулиганство?! Бомба была начинена веществами, рассчитанными на поражение. Изначально у производителя этой бомбы был умысел – нанести поражение. Взрыв произошло во время массового скопления народа, в присутствии президента, во время политического праздника. Поэтому хулиганством здесь близко не пахнет – это теракт. И этим должен заниматься КГБ. А КГБ чем занимается? КГБ ездит по музеям в поисках снарядов времен Великой Отечественной войны, ищет снаряды, которые содержат тротил.  
Так почему милиция  должна отвечать за террористический акт? Это не хулиганы, а террористы. 
Да я могу привести наобум море примеров.
Взорвали Евгения  Миколуцкого в Могилеве – разве нашли исполнителей, разве нашли заказчиков?
Взорвали трубопровод, ответственность за что взяла на себя «Беларускае вызвольнае войска”. Что это за войско, кто занимался им?
А взрывы в Витебске?
Они не занимаются своей  непосредственной работой – они  борются за место под солнцем. 
Лично я не знаком со Светланой Байковой. Догадываюсь, что она стала жертвой этой внутренней борьбы. Эта женщина оказалась  не в то время не в том месте.
- Найдут ли взрывников 3 июля?
- Когда 5 июля 2008 года ко мне приехали прямо на пасеку, я сказал: это теракт. Спустя год я говорил, что террористов никогда не найдут. Милиции поставлена задача – искать хулиганов. И она ищет. А искать можно год, два, десять лет, двадцать. Задача – найти преступников – перед ними не стоит, и милиция просто выполняет приказ – искать. И будут искать. НО следствием всего этого станет то, что ничего не найдут.
13:52 05/03/2010




Loading...


загружаются комментарии