Европейский шанс Беларуси

Волна последних демонстративных репрессивных действий белорусского режима против общественных организаций вновь возобновила дискуссии о политике диалога между Евросоюзом и нашей республикой.

Тема нарушения прав человека на примере непризнанного властями Союза поляков во главе с Анжеликой Борис доминировала на прошедшей неделе в Брюсселе. Благодаря этому широко обсуждалась в Европарламенте и Еврокомиссии поднятая нами проблема политзаключенных, отказ регистрации БХД, «Маладога Фронта», «Вясны», Ассамблеи демократических независимых общественных объединений и других объединений, преследования журналистов, церкви «Новая жизнь» и независимых активистов, которые начали участвовать в кампании местных выборов.

Эти события естественно нашли отзвуки и в нашей стране. Абсолютное большинство экспертов по-прежнему считает, что у диалога нет позитивной альтернативы, и спорят о том, как увеличить эффективность новой тактики ЕС в отношении к Беларуси. Часть оппозиционных лидеров утверждает, что они давно предупреждали «наивных клерков из Брюсселя»  о неизбежном фиаско их действий, о том, что «объединенная Европа предала свои ценности и своей политикой вредит развитию революционной ситуации в стране».

На самом ли деле новые подходы ЕС обанкротились? Уверен, что нет. Но надо признать: есть кризис, есть разочарование. Мы с самого начала утверждали: диалог – не гарантия, а шанс. Шанс Отечества на европейский путь, на утверждение независимости, на модернизацию экономики Беларуси. Политика открытости – долговременная стратегия и она не в состоянии принести мгновенные и окончательные результаты. Это не означает, что взятый курс не должен корректироваться. Он не есть догма.

Вспомним первые шаги новой политики ЕС. После российско-грузинской войны стало понятно, что Кремль усиливает жесткое давление на своих бывших сателлитов. Он любыми способами будет пытаться оставить их в сфере своего  максимального влияния. Ситуация нашей страны в этот момент была критическая. Экономика – нереформирована, неконкурентоспособна, с отрицательным инвестиционным имиджем.  Наступающий мировой финансовый кризис наложился на внутренний кризис социально-экономической модели, которая не может существовать без дотаций. Зависимость от России стала угрожающей. Москва предупредила, что через три года  прекратит политику «дешевые нефть и газ в ответ на поцелуи». Реальным противовесом наступающей ликвидации нашего суверенитета было предложенное авторитарному режиму пошаговое приближение к Евросоюзу – критически обусловленный диалог. Так появился простор для возможного влияния на политику Минска.

Не буду скрывать: у меня, так же как и у моих друзей с демократическими взглядами, была определенная горечь. Как можно начинать сотрудничать с властью, которая систематически нарушает права человека, унижает граждан страхом и официальным враньем, разрушает национальную идентичность? Но продолжение самоизоляции – это превращение нашего государства в протекторат восточного соседа. Думаю, в такой ситуации нам надо ориентироваться не на чувство мести, а на желание сохранить Родину и обеспечить ее реальную независимость.

Подвижки Брюсселя на новые отношения с Беларусью касались не только того, чтобы склонить власть к либерализации системы, но и дать Минску поле для маневров в отношениях с Кремлем. Сегодня очевидно, что режим имитирует демократизацию. Но все-таки происходят, пусть не всегда последовательные, но такие необходимые стране рыночные реформы. И что особенно важно, решается одна из первоочередных политических задач диалога: создается ситуация, когда благодаря углублению сотрудничества, у демократического мира появляется возможность воздействовать на политику режима. Сегодня ему уже есть что терять в отношениях с ЕС, если он станет жестко ограничивать гражданские свободы. 

Такой возможности не давала практика персональных санкций и ограничений официальных контактов с Брюсселем. Очевидно, что многолетняя изоляция Кубы и Северной Кореи не мешает диктаторам – братьям Кастро и Ким Чин Иру – проводить массовые репрессии. Санкции чаще всего экономически бьют простых людей. Власть в таких странах всегда себя не только прокормит, но и будет жить в роскоши при обедневшем народе. В случае Беларуси санкции еще и серьезная угроза доминирования российского капитала с перспективой потери государственной самостоятельности.

Серьезным недостатком прежней политики ЕС было то, что помощь и сотрудничество не были обусловлены конкретными и ощутимыми обязательствами режима по либерализации политической и общественной жизни. Во-первых, это отсутствие политзаключенных, заявительный принцип регистрации СМИ, право независимых кандидатов иметь своих представителей в участковых избирательных комиссиях и т.д. Необходимо, чтобы желание власти продолжать политические преследования сдерживалось чувством неотвратимости утраченных возможностей.  А терять есть что. К сожалению, не только власти, но и всем белорусам:

• плодотворное сотрудничество с Международным Валютным Фондом;
• ратификация Соглашения о партнерстве и сотрудничестве с ЕС;
• возвращение Беларуси преференций в торговле с ЕС;
• сотрудничество с Европейским инвестиционным банком и Европейским банком реконструкции и развития;
• полноформатное участие Беларуси в программах Европейской политики добрососедства и Восточного партнерства;
• подписание Соглашения об упрощенном визовом режиме между ЕС и Беларусью и упрощение процедуры их получения;
• присоединение Беларуси к Раде Европы, Раде стран Балтийского моря и Международной торговой организации.

Очередное обострение репрессий против незарегистрированного Союза поляков, как не парадоксально, в значительной степени стало причиной выработки совместной и более эффективной политики ЕС в отношении Минска. Знаю, что Брюссель, сделав работу над ошибками по первому этапу диалога с нашей страной, в состоянии в ближайшее время создать модель сотрудничества, в которой будут абсолютно прозрачные критерии демократизации Беларуси.
09:58 10/03/2010




Loading...


загружаются комментарии