Дела Байковой. За что мстят настырному следователю

Новость об аресте старшего следователя по особо важным делам Генеральной прокуратуры Светланы Байковой буквально взорвала болотную атмосферу затравленных белорусских спецслужб – милиции и прокуратуры. За последний год профессия людей, занимающихся борьбой с коррупцией, стала одной из самых опасных в Беларуси. После фактического разгрома антикоррупционных подразделений МВД, судя по всему, наступила очередь прокуратуры.

Дела Байковой. За что мстят настырному следователю
Светлана Байкова, конечно, легендарный следователь Генеральной прокуратуры. Делать из нее ангела, безусловно, не стоит, она известная не только своим мужеством и принципиальностью, но и странными замашками. Однако последние годы она вела исключительные по важности уголовные дела. Самое резонансное – дело  о контрабанде через брестскую таможню «Западный Буг», это одна из самых крупных таможен  в стране, если не самая крупная. Байкова частями отправляла дела в суд, и десятки лиц уже осуждены. В основном, конечно это таможенники, оформлявшие грузы, и рядовые чекисты и милиционеры, которые по должностным обязанностям должны были бороться с контрабандой, но не боролись и за свое бездействие получали взятки, тоже многие из них осуждены. Как часто бывает первыми под каток попали  исполнители низшего и среднего звена. Но постепенно дошли руки и до генералов с полковниками.
 
Таможенная граница Беларуси с западными странами – это крупный сегмент теневой экономики страны. Не стоит подробно говорить о тысячах мелких контрабандистов, которые везут в Польшу сигареты, водку и бензин, а обратно тащат товары народного потребления. Люди зарабатывают копейки абским трудом, потому что больше им в Брестской и Гродненской областях заняться нечем. Другое дело – заработки высокопоставленных чиновников. Тут уже контрабанда на сотни миллионов долларов. На широкую ногу это поставили еще в конце 90-х годов. В какой-то момент на этой почве схлестнулись ближайшие соратники Лукашенко Титенков и Шейман. Может быть помните все эти истории с компанией «Торгэкспо», фондом Махмуда Эсамбаева и прочие? Шейман в войне с могущественным завхозом победил и долго единолично властвовал на просторах страны. Но у Шеймана более серьезные были дела, нежели обычная контрабанда мебели и сигарет, он человек военный, ему требуется простор. Начало 2000-х время его наивысшего влияния. Граница контролировалась людьми помельче.
 
В поле зрения Светланы Байковой и министра внутренних дел Наумова попали председатель КГБ Степан Сухоренко, заместитель председателя Госконтроля – директор ДФР Громович, заместитель председателя Совбеза Удовиков, заместитель председателя КГБ Зарецкий и начальник УКГБ по Брестской области Аксючиц. Кстати, сын Удовикова работал в таможне и по делу Байковой его осудили и посадили в тюрьму. Группа Светланы Байковой была усилена следователями и оперативниками МВД. В конце декабря 2009 года как раз самый активный из милицейских оперативников по этому делу Павел Ходасевич был арестован, хотя давно уволился из МВД, но не успел бежать из страны. Вернее, он и не собирался, так как верил президенту Лукашенко и справедливость белорусской правоохранительной системы. Сейчас кусает локти в «американке».
 
Большую роль в борьбе с контрабандистами в погонах играл министр Наумов. Он давил на генеральных прокуроров, когда они не решались принимать решения, ведь даже по каждому арестованному рядовому чекисту было сильное сопротивление боссов из КГБ. Он помогал прокурорам информацией и ресурсами. Он считал, что каждый арест коррупционера, мелкого или крупного, имеет сильный профилактический эффект, плюс повышает авторитет самого Наумова. Наконец, используя материалы генеральной прокуратуры  он постепенно избавлялся от своих оборзевших в конец врагов.
 
Сама преступная схема была действительно не очень сложная: под видом стекловаты и стройматериалов ввозились элитная дорогая мебель, эксклюзивная одежда, современная компьютерная и оргтехника и многое другое. Разница в стоимости таможенного оформления таких неодинаковых грузов была колоссальная, прибыли – сумасшедшие (только с одной фуры - десятки тысяч долларов). Накануне передвижения «своих» автоколонн в таможню передавались списки нужных машин, которые проходили без досмотра и растамаживались как малоценные товары.
 
У Байковой проходило несколько преступных групп коммерсантов, которые делились по уровням контрабанды, схемам провоза товаров и масштабам вовлечения генералов из Минска. Более мелких покрывали  сами таможенники и милиционеры, получая за это деньги. Таких следователи паковали без особых проблем. Их никто не защищал, даже свои. Не жалели ни своих, ни чужих. Наумов уволил 1-го заместителя начальника Главного управления собственной безопасности МВД Юрия Астапчика, которые ранее был начальником УБОП по Брестской области. Байкова написала Наумову, что Астапчик подозревается в связях с контрабандистами. Его не арестовали, потому что  он успел скрыться. Иногда доходило до анекдотов. Больше половины милиционеров и следователей КГБ из группы Байковой потом сами же оказывались на скамье подсудимых, потому что в ходе расследования вдруг становилось известно, что они также «в теме»  и крышевали обвиняемых коммерсантов. Как говорят следователи, в Бресте как и во всей стране все реально прогнило и с этой золотой границы кормились многие.
 
Но как часто бывает в Беларуси и не только, более жирные куски достаются КГБ. Постепенно Светлана Байкова вышла на группу Павла Молочко и Леонида Найдина, от которых ниточки потянулись к Степану Сухоренко. Вот тут и начались проблемы у самой Светы. По объемам контрабанды и размаху своей деятельности эта группа превосходила все остальные мелкие группировки вместе взятые. Соответственно и взятки исчислялись уже сотнями тысяч долларов США, а в общей сумме – миллионами. В список подозреваемых попали еще начальник следственного управления, а потом главка по борьбе с коррупцией и оргпреступностью КГБ Михолап (он вообще считался  доверенным лицом Сухоренко), заместитель начальника УКГБ по Брестской области Резников, начальник следственного отдела УКГБ Веремеев, начальник 3-го отдела УКГБ Петрукович и его заместитель Дрозд, начальник 9-го отдела УКГБ Веремко, сотрудники УКГБ  Пивник, Шубович, Плинда, штатные сотрудники УКГБ, занимавшие руководящие посты в таможне «Западный Буг» Владимиров (одноклассник Сухоренко) и Малев. На каждого из них Байкова собрала тома материалов. "Михолапа к тому времени уже закрыли по делу Долгой, некоторых из этих арестовала сама Светлана", - рассказывает один из участников тех событий. -   «Алмаз» задержал Громовича и Зарецкого, Аксючиц успел сбежать. Следующими на очереди в тот момент были Сухоренко и Удовиков. Чекисты увидели, что главная опасность для них – это Наумов, который поощрял расследование по контрабанде".
 
Вообще в начале 2009 года у Наумова возникло 4 больших проблемы:
 
1.    Компромат на руководство страны, которым помогал бизнесмен Шигалов.
 
2.    Развернувшийся в Минске олигарх Пефтиев, с которым министр внутренних дел вел сложную войну из-за приватизации лакомых куском недвижимости в центре  Минска.
 
3.    Пограничники – друзья Виктора Лукашенко. Были арестованы несколько высокопоставленных офицеров погранслужбы, едва не арестовали заместителя  Рачковского – Лаппо. Сейчас он, кстати, получил звание генерала.
 
4.    Новое руководство КГБ, которых пугало расследование Наумова и Байковой.
 
Еще Байкова арестовала некого Мартинчика – сотрудника отдела военной контрразведки КГБ по погранвойскам, непосредственным начальником которого в то время у него был Вакульчик, нынешний глава супер-секретной службы Оперативно-аналитический центр при президенте. Вы можете представить себе, что испытал в этом момент Вакульчик с товарищами?!
 
При таком раскладе у министра Наумова не было шансов выжить. И трусливый министр внутренних дел соскачил в своем любимом стиле. Поэтому можно записать Байкову и на счет Наумова. Не успела она принять решения об аресте Громовича и Зарецкого и объявить Аксючица в международный розыск, как Наумов ушел в отставку. Сводная следственная бригада осталась без прикрытия. Новый генеральный прокурор, не менее трусливый Григорий Василевич никакую защиту обеспечить не может в принципе. Началась контроперация чекистов.
 
Сначала они вывели из-под удара Зарецкого, обвинение в отношении его изменили на менее тяжкое и дело прекратили по «истечению сроков давности». По такой же схеме собирались вывести и Громовича, но Байкова упиралась из последних сил.
 
Тогда чекисты создали спецкомиссию по проверке дела Байковой под эгидой ОАЦа и Совета безопасности. Непонятно, по каким юридическим основаниям чекисты и Совбез проверяют уголовные дела Генеральной прокуратуры, ведь таких процессуальных полномочий у них нет. Конечно, комиссия мгновенно «разоблачила» Байкову, указав, что та вела дела с нарушениями и прочее.
 
Еще очень важная фигура в деле Байковой некто Селиванов, который каким-то  образом был связан с  КГБ, работал заместителем начальника  таможни «Западный Буг» и курировал российское направление. Позже его назначили помощником Павла Бородина, а потом - управляющим делами посольства Беларуси в Москве. Следователи МВД выкрали Селиванов из Москвы, «Белорусский партизан» писал об этом скандале. Байкова  арестовала «дипломата», он был осужден и отправлен в колонию.  Недавно приговор по инициативе КГБ отменен,  и дело будет заново рассматриваться судом. Так постепенно сотрудники КГБ «утекают» из тюрьмы.
 
Самое смешное, что сейчас КГБ обвиняет Байкову в «незаконном» освобождении от уголовной ответственности некоторых лиц по делу. Но,  во-первых, это ей на законных основаниях позволял делать уголовный кодекс по ст.20. Во-вторых, освобождала она только тех, кто давал исчерпывающие показания и активно помогал следствию.
 
Статья 20. Освобождение от уголовной ответственности участника преступной организации или банды
Участник преступной организации или банды (кроме организатора или руководителя), добровольно заявивший о существовании преступной организации или банды и способствовавший их изобличению, освобождается от уголовной ответственности за участие в преступной организации или банде и совершенные им в составе преступной организации или банды преступления, за исключением особо тяжких или тяжких преступлений, связанных с посягательством на жизнь или здоровье человека.
 
Однако все решения Байковой об освобождении тех или иных обвиняемых, конечно, утверждало руководство генеральной прокуратуры. Но их почему-то не трогают.
Даже при таком «формальном» обвинении, есть конкретная статья, которую КГБ первоначально и применил в отношении Байковой:
 
Статья 399. Незаконное освобождение от уголовной ответственности
1. Заведомо незаконное освобождение от уголовной ответственности лица, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления, прокурором, следователем или лицом, производящим дознание, –
наказывается лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью или лишением свободы на срок до двух лет.
2. То же деяние, совершенное в отношении лица, подозреваемого или обвиняемого в тяжком или особо тяжком преступлении, –
наказывается лишением свободы на срок до шести лет.
 
Когда поняли, что за такое преступление нельзя арестовывать обвиняемых, тогда КГБ быстро переквалифицировало обвинение и предъявило новое - дежурное злоупотребление служебными полномочиями – ст.424.
 
Кроме того, почему арестовали главного оперативника из ее группы – сотрудника центрального аппарата Павла Ходоровича, ведь он официально не принимал никаких решений по делу. Но он знал по всей ситуации столько, сколько и Байкова. Давят и на других членов группы, угрожая арестом. Цинично и подло устраняют самых осведомленных лиц, закрыв их в «американку» и обеспечив полную изоляцию от внешнего мира.
 
Что касается самой Светланы Байковой, то она действительно по отзывам сослуживцев -  порядочный человек, в хорошем смысле слова  фанат своей работы, всегда была смелой и решительной. Ее коллеги говорят, что больше таких в прокуратуре нет и уже  не будет. Она была всегда на работе. Не боялась спорить со своим начальством, но спорила не истерично, а по делу и по закону. К сожалению, женщина оказалась в эпицентре мужских игр, мужчины ее же и бросили. И Наумов должен каждое утро, смотря в зеркало и собираясь на работу в московский офис крупной российской корпорации, вспоминать, кого он бросил на произвол судьбы в изоляторе КГБ, тех сотрудников, которые под его началом решились на вызов высокопоставленным преступникам, поверив в справедливость белорусской системы.
 
Но еще страшнее то, что белорусский президент все знает о контрабандистах в погонах, но прикрывает их. Он даже поощряет то, что молодые новые начальники в КГБ и ОАЦе фактически разрушают правоохранительную систему страны. После них хоть потоп?
09:22 12/03/2010




Loading...


загружаются комментарии