Безработный Сергей Скребец

Семь лет не может устроиться на работу политик Сергей Скребец. Не потому, что нет желания, а потому, что после сложения депутатских полномочий власти Беларуси выдали  политику «волчий билет». Он рассказал о своих мытарствах в рамках кампании «Говори правду!»

– Сергей, как получилось, что депутат Палаты представителей, сложивший полномочия в 2004 году, уже семь лет не может найти работу?
– Существует закон о полномочиях депутата Палаты представителей, по которому Палата представителей и Совет министров обязаны трудоустроить депутата либо на прежнее место работы, либо предоставить работу не ниже того уровня, который он занимал в Палате представителей. А заместитель председателя постоянной комиссии по бюджету, финансам и налоговой политике – это статус министра, служащий категории первого класса. Я бы даже согласился на должность замминистра – я человек скромный, мне больших должностей не надо.
По истечению депутатских полномочий вернуться назад на работу в «БелБабаевское» я уже не мог – фирма была разгромлена. Возвращаться мне было некуда, поэтому я обратился с официальным письмом к председателю Палаты представителей Попову и председателю Совета министров Сидорскому с просьбой трудоустроить меня. Ответов от них на мой вопрос я жду шесть лет уже.
Я допускал, что с трудоустройством у меня могут возникнуть проблемы. Но никак не ждал, что спустя шесть лет только упоминание моей фамилии будет вызывать у людей ужас. Я не могу устроиться на работу – нигде и никем.
На МАЗе сказали: подумаем. Условия там вообще ужасные – 30 лет не было реконструкции. И работают люди уже отсидевшие, как я, или такие, которым просто податься некуда.
Я пытался устроиться мастером в литейный цех Минского тракторного завода, где работают одни зэки. У меня первое образование – литейное производство чёрных и цветных металлов. Мне сказали на МТЗ: подумаем. Открывают мою трудовую книжку, а последняя запись – заместитель председателя комиссии по бюджету, финансам и налоговой политике. «А что такое, почему к нам?» «Да есть некоторые политические проблемы», – отвечаю. И тут же я стал им неинтересен.
Порой доходит до комизма, но это весьма печально в том смысле, что я не только нигде не могу устроиться на работу, но мне запрещен и выезд из страны. Меня, моих родителей, брата постоянно преследуют судебные исполнители.
Единственное, что у меня конфисковали судебные исполнители, – это «Ауди-80» 1987 года выпуска. Эту машину исполнители с радостью конфисковали у меня. У меня нет ни дач, ни коттеджей, ни другой недвижимости; у меня – только маленькая квартира в Уручье, которую им не удалось забрать. Конфисковали мебель у родителей, за которую выручили около 200 долларов; у моего брата тоже все «подчистили».
– Но ведь семь лет нужно как-то жить и содержать семью. Как семья восприняла Ваши проблемы?
–А что семье остается? Семья терпит. Нищенствуем, конечно. Если ситуация в ближайшее время не изменится, то я, в принципе, умею играть на гитаре. Пойду в переход или к парламенту, положу шапку и буду песни петь.
Но еще работает мой отец – почему-то до сих пор не выгнали с работы. Но – грозятся. Хотя он у меня – уважаемый человек: лауреат Госпремии, заслуженный работник промышленности, заслуженный изобретатель, на протяжении 30 лет возглавлял несколько крупных промышленных предприятий, три года работал в Ираке. Его тоже таскали на допросы, собирались посадить, но потом Лукашенко почему-то передумал. Он работает и – получается – содержит три семьи: свою, мою и брата. Брат тоже не может найти работу, инвалид по зрению (в него стреляли). Поэтому нам тяжело сейчас выживать.

Я стал на учет в службу занятости. Дали направление на трудоустройство в Министерство труда и социальной защиты на место инженера по технике безопасности. Прихожу. Читают мою трудовую книжку, постепенно впадают в ступор – и объявляют: а место уже занято. Я ходил в пять разных мест – и во всех местах мне отказали в приеме на работу по разным причинам.
Я работал в овощехранилище, перебирал гнилые овощи, чтобы получить пособие по безработице. Но пособие слишком маленькое. А потом меня посадили.
– С государственными конторами понятно. А как с частным бизнесом – у Вас ведь остались прежние связи в среде бизнеса?
– Я хорошо знаком со многими бизнесменами в Беларуси – Шакутиным, Небышинцом, многими другими. Но никто не возьмет меня на работу даже водителем – боятся потерять бизнес. Встретил недавно серьезного бизнесмена, которому помогал в свое время. «Ты не такой популярный, чтобы все знали тебя. Ну не верю, чтобы тебя никто не берет на работу!» – заявил мне. А я ему: «Так возьми ты». Человек впадает в ступор, затем вымучивает: «Не могу».
Последний раз пытался устроиться на работу с месяц назад. Пошел в «Евроопт», одному из двух учредителей которого в свое время помогал получить политическое убежище. Захожу, прошу: «Не надо мне заместителем директора, возьми меня обычным охранником». Ответ все тот же: не могу.
– А сейчас на бирже не стоите?
– Нет – это бессмысленно. Мне проще пойти грузчиком, подработать – дают 50 тысяч за ночь.
– А искать работу в России не пробовали? Уехал же Ваш коллега по депутатской группе «Республика» Владимир Парфенович тренировать россиян…
–Я был в Питере почти полгода, начал понемножку работать в одной крупной строительной кампании. Начался кризис – фирма свернулась наполовину. Естественно, поувольняли половину своих сотрудников, ну и меня заодно. Я вернулся обратно в Беларусь.
…Недавно вызывали в милицию – снимать отпечатки пальцев. Спрашивают: почему не устраиваешься на работу? Говорю: возьмите меня в милицию. У меня есть высшее образование, могу возглавить следственный отдел, могу – ОМОН. Говорят: пока не надо, спасибо.
– В течение 2009 года, если я не ошибаюсь, Вы сменили три работы…
– Да, работал вначале банщиком в спортивно-оздоровительном комплексе в Серебрянке. Должен был приехать Лукашенко с комиссией – администрация перепугалась и уволила меня. Дворником работал – вернулся на работу постоянный дворник, а мне пришлось уйти.
Поработал и таксистом. Честно говоря, не выдержал конкуренции. В этом деле своя мафия: бывшие работники милиции, прокуратуры уже давно поделили все участки: приезжаю на вокзал – там гоняют, приезжаю в аэропорт – там своя мафия стоит. Не выдержал всего этого. Тем более, что и деньги снимать с пассажиров – это не моя стихия…
Вот такая история…
Справка "БП". Скребец Сергей Николаевич, родился в 1963 г., инженер. Бывший генеральный директор ЗАО "Торговый дом БелБабаевское". Осенью 2000 г. был избран депутатом Палаты представителей 2 созыва. Выдвигался кандидатом в президенты на выборах 2001 года – не собрал необходимые 100 тысяч подписей.
28 апреля 2003 г. Генеральным прокурором Республики Беларусь в отношении Скребца С.Н. возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч. 4 с. 16 (здесь дается определение организатора преступления или преступной группы) и ч. 2 ст. 237  Уголовного кодекса Республики Беларусь. 2 мая 2003 г. избран главой депутатской группы "Республика" (сменил Владимира Парфеновича). С 15 мая 2005 г. находится в следственном изоляторе.
Осужден по обвинению в выманивании кредита  и вышел на свободу 15 ноября 2006 года.
 
13:55 13/03/2010




Loading...


загружаются комментарии