Литвина: Легкой жизни у нас никогда не было

После обысков  в квартирах и на рабочих местах белорусских журналистов, произошедших на прошлой неделе, Верховный суд  Беларуси нанес еще один удар по независимой прессе этой страны. Отныне членам Белорусской ассоциации журналистов (БАЖ) запрещено писать в удостоверениях своей организации слово "пресса". По сути, это означает запрет на слово "пресса" и независимую журналистику.  

О ситуации, сложившейся  в отношениях независимых белорусских  журналистов с властями Беларуси, DELFI рассказала председатель Белорусской ассоциации журналистов Жанна Литвина.
- Как показывают  последние события, со стороны  властей в Беларуси идет откровенный  накат на независимые СМИ. Они  явно не хотят позволять нормально  работать независимым журналистам, вплоть до того, что решением суда членам вашей ассоциации запрещено на своих удостоверениях писать слово «пресса». Как Вы в общем и целом смотрите на эту проблему?
- К сожалению,  все те проблемы, с которыми  мы сталкиваемся в последнее  время, нужно рассматривать в одной цепочке и в разрезе той проблемы, что исполнительная власть не в состоянии урегулировать свои взаимоотношения с масс-медиа. На протяжении нескольких последних лет мы формулируем три проблемы, которые не разрешаются до сих пор. 
Первое, это равные экономические условия для деятельности СМИ с разной формой собственности. На протяжении последних 4-х лет ряд  общественно-политических, негосударственных  газет, если быть точнее, около десятка, не имеют права распространения  через системы государственных предприятий-монополистов, таких как «Белпочта» и «Белсоюзпечать». В одностороннем порядке эти предприятия отказываются заключать договора на распространение этих изданий. 
Вторая, одна из ключевых проблем, это доступ к информации. Год назад появился указ, согласно которому на каждом предприятии, в каждом учреждении введена должность заместителя руководителя по идеологической работе. По сути, эти люди выполняют функцию цензора, барьера на пути журналиста к получению информации.
Третья проблема связана с приведением законодательства в области СМИ в соответствие с международными нормами и стандартами. До недавнего времени зоной, где над идеологией и пропагандой могла преобладать и преобладает независимая информация, была зона интернета. Но недавно был подписан указ (о регулировании интернета – DELFI), который вступит в силу с 1-го июля.
- Получается  ситуация, что белорусские власти  с одной стороны хотят диалога  с Европой, даже происходила  некоторая либерализация накануне  подписания декларации «Восточного партнерства», когда некоторые издания разрешили продавать в киосках печати. Как вы смотрите на это желание властей сотрудничать с Европой и одновременное закручивание гаек в медиа-сфере?
- Причина в  одном. Продвижение в сторону  Европы стране необходимо, но к этим процессам подход прагматичный, интересует только сфера экономического сотрудничества. Подписав декларацию «Восточного партнерства» наша страна взяла на себя обязательства придерживаться общепринятых стандартов в области прав человека. Однако это совсем не означает, что на практике у нас этой сфере есть положительные изменения. 
С начала этого  года мы почувствовали приближение  избирательных кампаний, в первую очередь президентской избирательной  кампании. И, думаю, что давление на независимую журналистику, контроль над общественным сознанием является для власти главным в период подготовки к выборам. Ни одна избирательная кампания для нас не проходила безболезненно.
В выборах 2001 года мы потеряли практически половину общественно-политических изданий. По нашей статистике – 25 газет.
После кампании 2006 года практически вся негосударственная  общественно-политическая пресса лишилась возможности распространяться. И  сейчас мы чувствуем, я бы сказала, масштабное наступление в этой сфере. Наши коллеги  с этим сталкиваются, сталкиваются с силовыми структурами, когда выходят для освещения демонстраций, митингов. За каждым человеком с камерой, фотоаппаратом следует по несколько человек в штатском, которые собою закрывают объективы, не дают возможности проводить съемку. 
Последние события, связанные с обысками, изъятием техники, информационных носителей – мера экстраординарная, больше похожая на спецоперацию. 21 марта мы (Белорусская ассоциация журналистов – DELFI) приняли заявление, в котором сообщили, что рассматриваем эти обыски и допросы наших коллег как часть спецоперации, направленной против независимой журналистики в Беларуси. Мы полагаем, что эти обыски не имели под собой достаточных правовых оснований и расцениваем их как грубое вмешательство в свободу журналисткой деятельности.
В середине января мы получили предупреждение из Министерства юстиции, где были три фрагмента, которые стали поводом для вынесения предупреждения. Одним из них было то, что на нашем удостоверении размещено слово «пресса» на двух языках. Министерство юстиции посчитало, что выдача удостоверения, цитирую, приводит к необоснованному присвоению членами организации полномочий журналиста. Вторая претензия касалась нашей общественной юридической службы «Центр правовой защиты СМИ». И третье – замечания к сайту. 
Вчера Верховный суд принял решение оставить приказ Министерства юстиции в силе. После решения суда, мы заявили, что своим решением Верховный суд подтвердил запрет на слово «пресса» и независимую журналистику.
- Собирается  ли БАЖ каким-то образом воздействовать  на власти через международные структуры? 
- Мы являемся  ассоциированными членами Международной  федерации журналистов, сотрудничаем  с «Репортерами без границ»,  «Артикулом 19» и другими журналисткими  организациями. Они проявляют  солидарность по отношению к  нам, что мы очень ценим. Я знаю, что «Репортеры без границ» уже приняли заявление, принимается заявление Международной федерации журналистов. Все это помогает нам чувствовать себя частью журналистского сообщества. 
Мы знаем, что  принято решение, что 4-го июня Венецианская комиссия рассмотрит обращение отдельных парламентариев ПАСЕ по поводу соответствия в области прав человека упомянутого мною предупреждения Минюста. 
- Каким вы  видите будущее независимых СМИ  в Беларуси?
- Ситуация такова, что журналиста можно уволить с работы, закрыть издание, в котором он работает, лишить его права носить бейдж, на котором написано «пресса», но журналиста нельзя лишить профессии. Легкой жизни у нас никогда не было. И сейчас, когда мы отстаиваем право своих коллег на получение, хранение, распространение информации, это, кстати, статья 34 Конституции РБ, мы, по большому счету, защищаем права наших граждан на обладание этой информацией. Для каждого из нас, кроме профессии, это еще и гражданская позиция.
- Последний вопрос, насколько велика аудитория у независимой прессы Беларуси?
- Самые выверенные  цифры – по печатным изданиям. Суммарный недельный тираж всех  независимых, негосударственных  газет меньше тиража газеты  «Советская Беларусь», который  выходит в субботу. А это  в районе полумиллиона. Вот вам и вся статистика. 
Что касается интернета, то 30% населения Беларуси являются активными  пользователями интернета, и постоянно  наблюдается динамика его развития. Но измерить, сколько людей получает информацию через интернет мне сказать сложно, боюсь быть необъективной.
19:51 24/03/2010




Loading...


загружаются комментарии