Минск - Вильнюс: время оттепели

Расширение контактов между официальными структурами в Минске и Вильнюсе создает благоприятные условия для развития белорусско-литовского сотрудничества. Но разногласия по ряду политических вопросов сохраняются.

После распада СССР Беларусь и Литва стремились выстраивать взаимодействие на конструктивной основе. 30 декабря 1992 года они установили дипломатические отношения, в 1993 году на взаимной основе открыли посольства. В феврале 1995 года во время официального визита в Вильнюс президента Александра Лукашенко были подписаны договоры о добрососедстве и сотрудничестве и о белорусско-литовской государственной границе.
Однако ухудшение отношений между Беларусью и Европейским союзом, членом которого Литва стала в мае 2004 года, не позволило в полной мере раскрыться потенциалу двустороннего взаимодействия.
Тем временем решались технические вопросы. Во второй половине 1990-х — первой половине 2000-х годов стороны были заняты проблемой демаркации границы. 12 июня 1997 года Беларусь и Литва начали определять границу на местности, установив первый пограничный знак в районе пограничного перехода "Бенякони". 1 марта 2006 в районе озера Гилута был установлен последний пограничный знак. 19 июня 2008 года Беларусь и Литва произвели обмен окончательными демаркационными документами.
Начало политической оттепели положила встреча двух министров иностранных дел 25 мая 2007 года на приграничном КПП "Каменный Лог — Мядининкай". В октябре 2007 года в Вильнюсе побывал премьер-министр Сергей Сидорский, использовав в качестве предлога проведение выставки "Беларусь-экспо".
Еще более активизировался политический диалог в 2008 году, после того как белорусское руководство выразило готовность расширить связи с ЕС. В сентябре 2008 года в Друскининкае состоялась встреча глав правительств Беларуси и Литвы, а в Тракае встретились министры иностранных дел.
Литовские политики позитивно восприняли изменение политики официального Минска. Они утверждали, что Беларусь ступила на путь прогресса, и выражали готовность оказать содействие в налаживании диалога с Брюсселем.
Эти установки реализовывались в прошлом году. Прежде всего, активизировалось сотрудничество по линии министерств иностранных дел. Руководители и представители внешнеполитических ведомств встречались в различных форматах: на двусторонней основе, в рамках "тройки" Литва — Беларусь — Украина, "Восточного партнерства", Совета государств Балтийского моря (в июле прошлого года Беларусь получила статус наблюдателя в этой организации).
Главным образом на этих встречах обсуждались возможности расширения сотрудничества в условиях реализации инициативы "Восточное партнерство". Характер контактов между министерствами иностранных дел не изменился и после того, как в январе нынешнего года президент Литвы Даля Грибаускайте заменила прежнего главу ведомства Вигаудаса Ушацкаса на Аудронюса Ажубалиса.
В июне 2009 года в Гродно провели встречу премьер-министры. Они сконцентрировали внимание на вопросах расширения двусторонних торговых и инвестиционных связей.
С учетом общего исторического прошлого большое значение придавалось укреплению контактов по линии министерств культуры. В феврале прошлого года было подписано соглашение о сотрудничестве в области охраны исторического и культурного наследия. В июле министр культуры Беларуси Павел Латушко принял участие в торжествах по случаю тысячелетия литовской государственности.
Продолжалось налаживание связей в рамках движения побратимства. К началу 2009 года Беларусь и Литва имели около 40 межрегиональных договоров о сотрудничестве в разных сферах. В июне прошлого года побратимские связи установили Гродно и Алитус.
Более сдержанным оставалось взаимодействие между литовским Сеймом и белорусским Национальным собранием. На этом уровне предпочтение отдавалось неофициальным контактам.
В сентябре прошлого года в Вильнюсе побывал президент Лукашенко. Интерес к этому визиту был вызван, в частности, тем, что ранее глава белорусского государства посещал Литву лишь в сентябре 1997 года.
Наблюдатели высказывали предположение, что в ходе визита белорусский президент продемонстрирует готовность к дальнейшим шагам по сближению Беларуси с ЕС. Однако этого не произошло. Лукашенко держался по-боевому, активно пропагандировал успехи Беларуси, достигнутые под его руководством, и не проявлял желания производить какие-либо перемены в ее политическом устройстве. Он заметил, что в диалоге с Европой Минск не нуждается ни в адвокатах, ни в посредниках.
В свою очередь, литовские политики не отказались от сложившейся в прежние годы практики общения с белорусской оппозицией.
В марте прошлого года Вигаудас Ушацкас заявил, что Литва заинтересована в "независимой, стабильной, живущей по законам свободного рынка Беларуси, которая делает шаги для укрепления открытого, демократического общества". Также он высказал мнение, что белорусская политика Евросоюза должна осуществляться "с учетом текущих процессов в стране, а также соблюдения прав человека и демократических принципов".
Эту точку зрения разделяет и новый глава литовского внешнеполитического ведомства Аудронюс Ажубалис. В феврале нынешнего года он заметил, что рассматривает отношения с Беларусью как дорогу, у которой есть две параллельные полосы, — поддержка демократической оппозиции и работа с официальным Минском. По мнению Ажубалиса, в перспективе, когда Беларусь станет демократической страной, два этих трека могут слиться в один.
В прошлом году в Вильнюсе неоднократно проходили встречи литовских официальных лиц с белорусскими оппонентами курса Александра Лукашенко. Уровень общения был достаточно высоким, включая премьер-министра и министра иностранных дел. Кроме того, официальный Вильнюс продолжил поддерживать Европейский гуманитарный университет, изгнанный из Беларуси.
В начале нынешнего года в двусторонних отношениях возникла новая интрига. В преддверии торжеств по случаю двадцатилетия восстановления независимости литовская сторона акцентировала внимание на "деле Усхопчика".
Генерал Владимир Усхопчик в январе 1991 года командовал вильнюсским гарнизоном и, как считают в Литве, отдал приказ применять оружие в отношении граждан, выступавших в поддержку независимости этой страны. Тогда погибли мирные люди. Позднее генерал переехал в Беларусь, где в 2000—2004 годах занимал должность заместителя министра обороны.
После прошлогоднего визита Лукашенко генеральная прокуратура Литвы в очередной раз потребовала от белорусской стороны выдать Усхопчика. Однако Минск отказался выполнить это требование, сославшись на то, что Усхопчик действовал по законам СССР. Ответ вызвал недовольство в Вильнюсе. Впрочем, обе стороны постарались избежать открытого конфликта.
Даля Грибаускайте заметила, что у Литвы нет юридических оснований требовать экстрадиции генерала, а белорусская генпрокуратура сделала жест доброй воли, вызвав Усхопчика для дачи показаний. Передача протокола допроса литовцам снизила остроту проблемы.
Официальный Вильнюс выразил удовлетворение действиями белорусских властей, и вскоре Александр Лукашенко получил официальное приглашение принять участие в торжественных мероприятиях. Однако, вопреки прогнозам экспертов, в литовскую столицу так и не поехал, ограничившись поздравлением.
В целом можно отметить, что за прошедший год взаимодействие Беларуси и Литвы в политической сфере стало более активным, разносторонним и конструктивным. Однако отсутствие атмосферы подлинного доверия тормозит развитие двусторонних контактов.
До сих пор не решена проблема малого приграничного движения, упрощения визового режима для белорусских и литовских граждан. Различаются позиции в вопросах мировой политики, реализации стандартов в области демократии и прав человека. Отчетливо просматривается несовпадение взглядов сторон на исторические процессы, в особенности на события ХХ века.
Исходя из этого, можно предположить, что процесс нормализации белорусско-литовских отношений на политическом уровне будет делом непростым, быстро преодолеть разногласия не удастся.
11:17 25/03/2010




Loading...


загружаются комментарии