В ВТО – вступить, нацвалюту – сохранить

После принятия резолюции  Европарламента о ситуации в Беларуси в стране вспыхнули с новой  силой гонения на журналистов. Это  стало своеобразным итогом прагматичного  «романа» Лукашенко с Европой. Более  года между Минском и Брюсселем происходили гласные и негласные контакты компетентных чиновников на разных уровнях.  

Ожидания, что получится  нечто толковое, способное убрать из практики их взаимоотношений натуральную  дискриминацию (списки невъездных в  Европу чиновников, стоимость виз для белорусских граждан) реальных результатов так и не принесли. Явно усугубляет ситуацию и, мягко говоря, неясное поведение властей насчет начала работы комиссии белорусских и польских экспертов по проблеме нелегального Союза поляков, давшей импульс принятию новой резолюции Европарламента. 
Белорусский режим  снова находится на пороге принятия санкций против него. Вполне вероятно, что на этот раз они могут быть для режима очень болезненными. А  комментарии Владимира Путина по поводу этого «романа», которые он сделал находясь с визитом в Бресте, не оставляют хоть каких-то сомнений в том, что настала пора подвести черту и под былыми союзными, братскими отношениями между Москвой и Минском.
Публичный пересчет их стоимости в долларах, который  совершил премьер не только российский, но и союзный (Путин является главой Совета министров, а Лукашенко неизменным главой Высшего госсовета союзного государства) показал всем, что дальше придется одной, белорусской части этого виртуального образования, платить больше другой, российской. А не наоборот. Как на это рассчитывали минские стратеги вплоть до брестской встречи премьеров двух стран. Наблюдатели отметили, что впервые накануне заседания союзного совета министров, с его членами не встречался Лукашенко. 
Он просто предпочел  в это время укреплять отношения  с другим союзником, братом по разуму Уго Чавесом, у которого гостил несколько  дней. Наговорились вдоволь. Особенно про нефть. Стали обещать, что  скоро венесуэльская нефть появится в Беларуси. Уж не на ее ли знаменитых НПЗ в Новополоцке или Мозыре, к которым продолжают проявлять аппетит российские капиталисты. Белорусские нефтеперерабатывающие заводы очень привлекательны для российского капитала. 
Во-первых, они прямо  на рынке, куда они везут в основном нефть и нефтепродукты. Во-вторых, они конкурентоспособны сегодня. «Мы производим хороший товар: бензин, светлые нефтепродукты, дизельное топливо, ракетное топливо и так далее. У России нет таких заводов с такой глубиной переработки», - заявил Александр Лукашенко. Главу государства не устраивает та цена, которую называют россияне, желающие приобрести эти белорусские «жемчужины».
Очевидно, что белорусского руководителя не привлекает и перспектива  создания валютного союза с Россией, о которой недавно говорил первый вице-премьер Игорь Шувалов, сопровождавший Путина в Бресте. Первый вице-премьер России не исключает перехода на единую валюту в рамках Таможенного союза и Единого экономического пространства (ЕЭП). Как известно, эти проекты в нынешнем виде Лукашенко очень не удовлетворяют. 
При резком ограничении  преференций, подпитывавших до сих  пор белорусскую экономическую  модель, теперь, за российские энергоресурсы  придется платить. Об этом весьма доходчиво  в Бресте говорили Путин и сопровождавшие его правительственные чиновники Кудрин и Сечин, открыто и искренне смеявшийся перед журналистами в Бресте по поводу нефтяных проектов Лукашенко в Венесуэле. 
Вообще то, будучи в гостях, смеяться так над хозяином дома как-то неприлично. Но это когда  его уважаешь. Поэтому, видимо, к  таким гостям почти открыто питает личную неприязнь белорусский правитель. Можно перечислить и кучу иных причин. К примеру, вопрос о единой валюте. Он остается «фишкой», инструментом Путина. Как бы, такой архимедова рычаг, с помощью которого он намерен довести интеграцию с Беларусью до последней черты, за которой должна наступить уже высшая степень интеграции. Говорят, что это будет аналогия с Европейским союзом. А пока наблюдаются мучения в Таможенном союзе и декларации о будущем валютном союзе. 
По мнению ряда белорусских  экспертов, сегодня вопрос единой валюты не является злободневным. Российская экономика – это сырьевая экономика, слабая экономика, подверженная многочисленным рискам. Белорусская экономика – тоже сырьевая, поскольку базируется на нефтепродуктах, на реэкспорте сырой нефти плюс экспорт калийных солей. С Казахстаном, где у Беларуси ограниченные интересы, можно рассчитываться и при помощи нынешних валютных инструментов.
- Я не вижу  необходимости для Беларуси, даже  если она пойдет по восточному  вектору развития, отказываться  от собственной валюты, и я  не думаю, что на это пойдут  белорусский президент и правительство, - говорит профессор Станислав Богданкевич. - Тем более есть пример Греции - будь у нее национальная валюта, она могла бы легче выйти из того глубокого финансово-экономического кризиса, в котором оказалась сегодня.
По мнению Богданкевича, в перспективе Беларуси больше нужно смотреть на Запад, а не на Восток.
С неподдельным интересом  сегодня в Европе наблюдают и  за разговорами о вступлении таможенной «тройки» во Всемирную торговую организации (ВТО). Москва рассчитывает, что переговоры о синхронном вступлении во Всемирную торговую организацию (ВТО) России, Беларуси и Казахстана завершатся в сжатые сроки, заявил министр иностранных дел РФ Сергей Лавров.
"Присоединение  к ВТО остается нашей стратегической  целью. К сожалению, переговоры  затянулись, с нашей точки зрения — неоправданно", — сказал Лавров.
В июне 2009 года главы  правительств России, Казахстана и  Беларуси решили уведомить ВТО о  вступлении в нее в качестве единой таможенной территории. Все три страны приостановили двусторонние переговоры по присоединению к организации на время проведения консультаций по формированию единой позиции Таможенного союза. Эту путинскую затею с совместным вступлением довольно скоро скорректировал его преемник в Кремле. В одном из своих выступлений, Дмитрий Медведев заявил, что остается в силе и вариант вступления в ВТО по отдельности. Для Беларуси такая круговерть значима в смысле ее участия, единственной из таможенной «тройки», в евросоюзном «Восточном партнерстве». 
А это перспективно для вступления в зону свободной  торговли с Евросоюзом. Это очень выгодно. Евросоюз начинался с создания зоны свободной торговли. Так вот, вхождение в эту зону сегодня возможно только для членов ВТО. В Европе полагают, что страны Таможенного союза намного быстрее по отдельности вступят во Всемирную торговую организацию. И тут уместным будет напомнить о трудностях, которые у Беларуси возникли с парламентским измерением «Восточного партнерства».
Как известно, для  правящего режима неприемлемо вместе с белорусской оппозицией быть в  Евронесте, что приветствуется в Брюсселе в качестве компромисса. Но из-за этого под угрозой оказывается вообще участие Беларуси в «Восточном партнерстве», о чем говорят представители официального Минска. И, как возможное следствие создавшейся тупиковой ситуации - еще большая отдаленность от столь желанной зоны свободной торговли Евросоюза.
11:07 29/03/2010




Loading...


загружаются комментарии