"Le Figaro": Белоруссия застряла в советской эпохе

Суверенитет Белоруссия обрела ровно 20 лет назад. По правде говоря, за всю свою трагическую историю у страны был всего один год настоящей независимости – 1919-й. Белоруссия – это покрытые лесами равнины, которые как нельзя хорошо подходят для столь любимых в прошлом ее соседями военных забав.

Расположенный у польской и литовской границы город Гродно – это настоящее воплощение истории Белоруссии и той многокультурной Центральной Европы, что превратилась в миф после десятилетний тоталитаризма. 330-тысячный Гродно сегодня может похвастаться единственной во всей Беларуси пешеходной улицей. Мостовые, наверное, были уложены еще в XIX веке. До Второй Мировой войны она называлась Вильнюсской улицей. Вдоль нее стояло множество частных гостиниц, что делало ее одним их красивейших мест в городе. Сегодня эта улица называется Советской и выходит она на опять-таки Советскую площадь – огромное пустое пространство, где когда-то возвышалась разрушенная в 60-х годах церковь XIV века. Рядом улица Карла Маркса и Замковая улица, которая приведет вас к двум нависающим над Неманом крепостям. Одна из них датируется XVI веком, тогда Белоруссия входила в состав Великого княжества литовского. Вторая относится к XVIII веку, то есть ко временам Речи Посполитой, занимавшей территорию современной Польши, Белоруссии и Литвы.   

На Замковой улице вы можете увидеть мемориальную табличку, напоминающую о том, как нацисты уничтожили в гродненском гетто 29 000 евреев. Надо отметить, что в довоенное время евреи составляли больше половины местного населения. До 1939 года в Беларуси была одна из крупнейших в Европе еврейских общин, которая составляла тогда элиту белорусского общества. Более 80% проживавших в стране евреев (870 000 человек) погибли во время Второй Мировой войны.

Гродно не стал исключением и из другой советской традиции: перед зданием мэрии гордо возвышается статуя Ленина. В 2005 году цвет местной интеллигенции составил петицию, в которой предлагалось заменить Ленина на великого белорусского писателя Василя Быкова. Тем не менее, как говорит журналист Павел Мажейко, "мэр и слышать об этом не хочет". Павел возглавляет местное представительство независимого телеканала "Белсат", расположенное в небольшом помещении на бывшем табачном складе. Финансируемый польским правительством "Белсат" транслирует свои передачи с 17 до 23 часов на белорусском языке. В стране есть два официальных языка: русский и белорусский, но использование белорусского считается некоторыми политически подозрительным, поэтому власти, которые держат под контролем практически все СМИ, считают "Белсат" "еретическим". У Павла нет официального одобрения властей, и ему приходится мириться с постоянными обысками.

Один год независимости

Несмотря на все перипетии истории, Гродно до сих пор остается красивейшим городом страны. Но расположенная в 270 на восток столица Минск тоже делает все возможное, чтобы понравиться гостям. За его чистотой с утра до вечера следят целые батальоны дворников, а остатки старого города у реки Свислочь, которых на самом деле сохранилось довольно немного, постепенно начинают восстанавливать. Увы, вздыхает поэт Михал Анемпадистов, "подрядчики предпочитают сначала все разрушить, а затем возвести такое же здание с нуля".

Разрушение – это старая привычка. По официальным данным, Минск был практически полностью стерт с лица земли во время Второй Мировой войны. На самом же деле существенная часть города была снесена немного позднее, чтобы освободить место для советского идеала: прямые как стрела широкие улицы и тянущиеся во все стороны бесконечные ряды серых многоквартирных зданий.

Суверенитет Белоруссия обрела ровно 20 лет назад. По правде говоря, за всю свою трагическую историю у страны был всего один год настоящей независимости – 1919-й. Белоруссия – это покрытые лесами равнины, которые как нельзя хорошо подходят для столь любимых в прошлом ее соседями военных забав.

Стоит также признать, что в глазах президента страны Александра Лукашенко европейские корни Беларуси значат гораздо меньше, чем ностальгия по советским временам. В 1995 году по его инициативе проспект Франциска Скорины (гуманист XVI века, создатель первого перевода Библии на белорусский язык) – главная транспортная артерия Минска – был переименован в проспект Независимости в память об освобождении города Красной армией.

По словам историка Игоря Кузнецова, советский тропизм Лукашенко (сам он бывший директор совхоза) доходит до того, что "в школьных учебниках по-прежнему практически не говорится о сталинских чистках и Холокосте". Кузнецов также полагает, что около полутора миллионов белорусов погибли в тот период от рук НКВД. Глава еврейской общины Беларуси архитектор Леонид Левин отметил, что президент страны все же посетил мемориальный комплекс "Яма". Ему, тем не менее, совсем не нравится тот факт, что "память официальных лиц столь избирательна".

Белоруссия по-прежнему гордится тем, что была "сборочным цехом" СССР, образцовой советской республикой, где элита рабочего класса превращала прибывшее из других республик сырье в грузовики, тракторы и бытовую технику. С тех пор ничего не изменилось. Белоруссия по-прежнему собирает грузовики и тракторы и продает их России в обмен на приносящую ее экономике золотые горы российскую нефть. До 2007 года Беларусь покупала российскую нефть по льготным ценам: 21,5 миллионов тонн, две трети из которых шли на переработку с последующей перепродажей на европейском рынке. И эта манна небесная позволила президенту Лукашенко отказаться от несущей в себе огромные социальные риски перестройки экономики. Громадные комбинаты остались нетронутыми несмотря на всю свою отсталость. В стране не было приватизаций, но нет и безработицы: на государство по-прежнему работает 80% активного населения.

Кроме того, гарантирующая социальное спокойствие модель централизованной экономики помогла президенту Белоруссии обеспечить свое политическое долголетие. Лукашенко переизбирали уже трижды с результатом под 80%. В чем же причина такого успеха? В утвержденной указом системе бессрочных трудовых договоров. "Она затрагивает 90% работников, причем договор продлевается каждый год в зависимости от того, верен ли служащий к режиму", говорит председатель "Хельсинского Комитета" Олег Гулак.

Таинственные похищения

Интенсивное использование референдума позволило президенту наделить себя всеми возможными полномочиями. Лишенная доступа к СМИ оппозиция была вынуждена уйти в тень. Сегодня ее почти не видно на политической арене, а в парламенте нет ни одного ее представителя. Кроме того, президент не чурается и более жестких методов. По словам Олега Гулака, с 1999 года практически прекратились "исчезновения", но атмосферу страха помогают поддерживать "похищения". Так, по ставшему привычным сценарию, в декабре прошлого года неизвестные похитили нескольких молодых активистов, вывезли за город и жестоко избили.

Будущее президента Лукашенко выглядело абсолютно безоблачным до того, как он поссорился со своим российским союзником. В 1999 году президент подписал с тяжело больным Борисом Ельциным договор, предусматривающий объединение России и Беларуси в своего рода конфедерацию, которую Лукашенко не без оснований намеревался возглавить. Приход к власти Владимира Путина положил конец его радужным мечтам. Видевший себя царем амбициозный белорусский лидер был понижен до ранга проконсула. "Сегодня он говорит об интеграции с Россией только, чтобы получить новые кредиты", утверждает оппозиционер Александр Милинкевич. "Однако ему прекрасно известно, что объединение будет равно для него политической смерти".

Личностные отношения между молчаливым Путиным и словоохотливым Лукашенко тоже были далеки от идеала. В 2006 году Путин решил положить конец льготам Белоруссии, которая покупала нефть и газ по льготным тарифам. Но Лукашенко затаил злобу. К великому разочарованию Москвы он отказался признавать независимость сепаратистских грузинских республик Абхазия и Южная Осетия. Мировой кризис еще больше обострил ситуацию. Значительное число предприятий работают лишь 3-4 дня в неделю, а количество непроданных тракторов МТЗ, которые в прошлом были гордостью режима, достигло более чем впечатляющих масштабов.

Получив от ворот поворот в России, которая его в прошлом поддерживала, президент Белоруссии стал искать новых партнеров. Недавно он был в Венесуэле, рассчитывает в скором времени нанести визит в Иран, ведет переговоры о китайском займе и уже получил от МВФ кредит на сумму в 3,6 миллиарда долларов. Лукашенко также имеет шанс добиться финансовой помощи от Европы, если выполнит ряд поставленных Западом условий, в число которых в первую очередь входят экономические реформы и сокращение госрасходов, что для "гиперпрезидента" Беларуси будет равносильно подвигу.

Зима в Минске была долгой и суровой. Как и всякий осторожный человек, историк Игорь Кузнецов радуется нынешней "оттепели", но по-прежнему испытывает серьезные сомнения относительно возможности демократизации режима. Сегодня в Минске ожидают госсекретаря Франции по европейским делам Пьера Лелуша (Pierre Lellouche). Александр Милинкевич призывает Европу "вести диалог, но сохранить твердость позиций". Поэт Михал Анемпадистов констатирует, что "с недавнего времени говорить по-белорусски стало не так антиобщественно". И все они отмечают, что Франциск Скарина, проспект имени которого был в 1995 году переименован в проспект Независимости, вновь занял причитающееся ему место: перед Национальной библиотекой отныне возвышается его статуя. Но по странному стечению обстоятельств он очень похож на Лукашенко…


11:13 04/04/2010




Loading...


загружаются комментарии