Полковнику предлагали выкрасть друга президента

Известный полковник Владимир Бородач написал письмо и разослал его журналистам. В письме бывший командир спецназа военной разведки анализирует судебный процесс над Автуховичем и делится своими скандальными воспоминания. «Белорусский партизан» отговаривал полковника от публикации, но полковник настаивает. Приводит текст его письма.

Полковнику предлагали выкрасть друга президента
Верховный суд Беларуси будет принимать решение по делу Николая Автуховича по закону или по приказу?
Верховный суд оказался в патовой ситуации. Уголовное дело о подготовке афганцами теракта рассыпалось. Это очевидно. Но осадок остался. «У них была  шинель или они ее украли?» - по такому принципу им будет, вероятно, выноситься приговор. Вменяемым людям понятно, что «шинель осталась у них с Афганистана, а сейчас  и даром не нужна».
У судьи не легкая ситуация. Как поступить: по закону или учитывать мнение господ из-за кулис? А влияние этих людей чрезвычайно высоко. Они над законом. Ведь представители органов, выбивавшие ложные, показания у свидетелей, всего лишь исполнители, мелкие сошки, солдаты. А где же генералы?
И в обязанность суда входит не только вынесение решения по развалившемуся делу, но и ходатайство  о возбуждении нового уголовного дела против должностных лиц, совершивших очевидное преступление против Автуховича, Осипенко, Ларина и свидетелей: Артюкевича, Паремскую – всех, у кого выбивали показания...
Основным свидетелем по новому делу опять будет Ларин. В подготовке теракта Ларин не
виновен. Ему дали  что-то стреляющее или не стреляющее (экспертов и тех запутали), он  принес это что-то на огневую позицию, вернее, на место сбора вещественных доказательств. Грамотно выполнял при этом  инструкции  по привлечению независимых свидетелей, которые проживают в ближайших домах. Там  же ему помогли установить и взрывное устройство, не для дела, а для доказательства серьезности намерений. Ларин действовал не по своему плану, а под давлением официальных лиц. Преступник может просить не срок, а орден за службу Родине (серьезно). Его привлекли к операции спецслужбы, он  не мог предвидеть, чем это закончится. Он верил представителям силовых структур, в их правое дело. Ларин выполнил поставленную ему задачу трижды на «отлично».
1. Спрятал под дерево взрывное устройство, нарисовал схему расположения и попросил Осипенко забрать все это (вместе с шапкой с чужой головы для прикрытия).
2. Принес болванку, типа стреляющий гранатомет. Руками неизвестного лица (госслужащего) он  установил взрывное устройство вблизи огневой позиции, замаскировал все это, и доставлен в суд для дачи показаний.
3. Держится стойко, дает ложные показания, верит обещаниям сообщников. Хотя у него достаточно оснований для того, чтобы начать сомневаться в порядочности своих патронов.  Артюхевичу  и   Козелу так же обещали дать по минимуму, но дали по максимуму. (Я  не удивлюсь,  если они возвратятся в суд и дадут противоположные показания; могут  сказать,  что первые показания на суде они дали под давлением братвы в зоне).
Итак, Ларин сдал Автуховича, Осипенко, СЕБЯ, но молчит об основных подельниках, о тех, кто дал ему «гранатомет», помогал делать и устанавливать взрывное устройство, кто давал ему  шапочку «невидимку», кто уничтожал основные улики этой инсценировки.   Почему? Да потому, что этим он подписывает себе смертный приговор или «дурку».
Когда дело  проиграно следователями, у них больше нет аргументов, они запускают людей в масках.
Во-первых, этим они подбадривают Ларина, держись мол, не колись, мы не проигрываем.  У нас все серьезно. За нами сила.
Во-вторых, пускают в ход безапелляционный оговаривающий подозреваемых вариант (МАСКИ-ШОУ для конченных дебилов).  Должно быть так, потому что так должно быть.
По показаниям лиц в масках я мог бы уже давно пожизненно сидеть в тюрьме.
Ко мне не раз подходили неизвестные лица, представлялись борцами за народное счастье. Я не видел их на площадях, в партиях… Я видел их впервые. Они не давали даже номеров телефонов. Но при первой встрече они предлагали мне, например, украсть  Коноплева и доставить его в подвал на указанную дачу.  Это были не сумасшедшие люди. Они знали, что делали. Правда, они затруднялись мне объяснить, что они хотят с ним делать дальше.
Запись, которую они вели, делалась не в их пользу. Причем это предложение мне поступало дважды и - от разных лиц. Одному из них я назвал сумму в 50 000$. Он так удивился, что за «святое  дело»  надо платить деньги. Но обещал подумать, и больше не появлялся. Интересно, как бы они отчитывались за казенные деньги. А может, брали и кинули начальство? Так что против меня могут свидетельствовать несколько человек в масках. Особенно,  если суд будет принимать к сведению (как у Автуховича) то, что они еще  слышали от надежных источников, заслуживающих внимание и не вызывающих сомнений… О провокациях по телефонам я молчу... Уголовное дело против тебя готово, личное участие не обязательно…
 
Главное сейчас в этом процессе - сохранить свидетеля Ларина.
Есть еще интересный момент в зале. Все адвокаты активно общаются с подзащитными. Никто не видел ни разу подходившего к Ларину его адвоката. Олимпийское спокойствие поражает. Правда, ей легче всего сделать невиновным своего подзащитного. ОН СЛУЖИТ  ПРАВООХРАНИТЕЛЬНЫМ ОРГАНАМ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ!
ОН ЗАСЛУЖИВАЕТ ТОЛЬКО ПООЩРЕНИЯ. Как тут не расчувствоваться!
Процесс по сфабрикованному уголовному делу по подготовке теракта афганцами бездарно провален. Жалкие попытки реанимировать его, используя людей в масках, подтверждают лишь очень высокий уровень заказа. Кто же пытается спасти преступный конвейер, и кому он будет необходим завтра? Кому он нужен, если на наших глазах он ломает судьбы невиновных наших граждан?
Можно только догадываться, что творится на закрытых процессах.
Кто ответит за совершенные против нас преступления?
Кто руководит этим конвейером подлости, лжи и страха?
Так кто же  и за что будет выносить приговор нашим боевым братьям???
Честь имею!
Полковник Владимир Бородач
13:02 08/04/2010




Loading...


загружаются комментарии