Белорусская власть: кризис не кадровый, а системный

О том, как в Беларуси формируется управленческий аппарат, рассуждает политолог Ирина Бугрова.

- Если человек хочет постепенно изменить власть, то полностью возможно, что он может там оказаться. Если он хочет ее изменить кардинально – скорее всего, он там не окажется. И, конечно, его приход наиболее вероятен, если он принимает эту систему полностью.

Приход во власть контролируется везде. Везде есть какой-то отбор, но вопрос в том – этот отбор связан с принципом лояльности или с принципом компетенции? В других странах, в частности в европейских, даже некоторых азиатских – это все-таки вопрос компетенции.

Даже в Украине этот процесс более понятен. Там есть и конкуренция, и прозрачность процесса, которой сегодня, к сожалению, недостаточно в Беларуси.

- Отличается ли процесс рекрутизации элит у нас от других стран?

- И в европейских, и в части азиатских стран существует точный механизм выборов. Но сказать, что в Беларуси этот механизм работает только через выборы – не сказать ничего. У нас выборы сочетаются с предварительным отбором элит. Высший эшелон власти контролирует кадровые перемены, в том числе и через выборы.

- Получается, что у нас руководящие элиты отбираются по принципу лояльности, а не компетенции?

- Где-то с 2006 года после последних президентских выборов стали происходить некоторые перемены, связанные с компетентостным подходом. Но принцип лояльности остается одним из ведущих. "Лояльных и компетентных" – так, скорее всего, будет звучать этот принцип, потому что, к сожалению, система менеджмента не изменилась.

Принцип вертикализации сегодня остается абсолютным. А вертикаль, разумеется, формируется по принципу доверия к тому, кто будет стоять ниже тебя. Нижний не должен подсидеть верхнего.

Кстати, сегодня мы видим фигуры, которые становятся, условно говоря, полисмейкерами Беларуси. Раньше Сидорский не был так явно заметен, как в последние годы. Сегодня мы видим больше и Семашко, который присутствует на разных переговорах, Кобякова, Макея, Петкевич. То есть если раньше политика была безликой, то теперь она становится персонифицированной.

- Если я студент и хочу попасть во власть, что мне надо делать?

- Существуют определенные вузы, которые изначально являются маркерами тех, кто мог бы прийти во власть. Скажем, Академия управления, международные отношения БГУ… Традиционно таким факультетом оставался истфак – когда-то это был идеологический факультет, который давал возможность стать представителем руководящей элиты, войти в государственный аппарат. Много кто из тех, с кем я там училась, сегодня и есть в этих аппаратах.

Среднее управленческое звено во многих структурах достаточно компетентное. С такими людьми приятно общаться, они как раз и говорят о проблемах управления, о межведомственных барьерах, о том, что сама система сегодня очень часто не дает возможности осуществлять многочисленные идеи, управлять более эффективно. Эти люди прекрасно понимают, что надо делать, но, к сожалению, не всегда получается.

Что касается высшего звена – тут, конечно, ситуация более сложная. Вам, как студенту, надо, скорее всего, пройти сначала школу более низкого и среднего звена, а потом быть замеченным. И тут как раз важно проявлять лояльность – показную или реальную.

- Можно ли сказать, что у нас ощущается кадровый кризис наверху?

- Это, скорее всего, не кадровый кризис, а системный. Еще раз говорю – надо изменять систему. И очень многие это понимают. В том числе и главный человек в администрации президента, который отвечает за кадры – Владимир Макей.

Сегодня очень хорошо отлажена система со сменой – есть "объективки", есть какие-то базы данных. Возможность поменять кого-то на кого-то есть всегда. Нельзя сказать, что есть кадровый голод. Другое дело – кого на кого менять? Если в системе ничего не меняется, то зачем менять?

Есть минусы такой системы – очень частые и непонятные смены, к сожалению, не приводят к преемственности. В особенности от этого страдает среднее и низшее управленческое звено. Вдруг кто-то кому-то не понравился… Человека убрали, а с ним вместе убрали и целый ряд событий, характерных для региона. И без него в этом регионе не будет развития целой линии.

Все, что касается высшего звена, – очень часто приходится скрывать настоящие желания тех, кто находиться во власти. И, наверняка, даже где-то урезать свой потенциал, который сегодня имеют те, кто работает и в Совете министров и в Администрации президента.
19:46 09/04/2010




Loading...


загружаются комментарии