Олег Волчек: Фантасмагория

15 апреля продолжалось рассмотрение уголовного  дела по обвинению в подготовке  теракта Николая Автуховича, Владимира  Осипенко, Михаила Козлова и Александра Ларина – человека, на противоречивых показаниях которого строится все уголовное дело, Верховный суд рассмотри еще три ходатайства защиты подсудимых. В том числе – и просьбу адвокатов предоставить информацию о жалобе Александра Ларина в Генеральную прокуратуру.

Уголовное дело приближается к прениям, то есть, близится к завершению…
14 апреля в Верховном суде по уголовному делу о подготовке теракта прокурор заявил ходатайство о приобщении к материалам дела проверочных материалов в отношении свидетеля по делу Александра Козела. 
25 марта 2010 марта  в ходе судебных слушаний А.Козел  сообщил, что в отношении него  сотрудники милиции во время следствия по делу о поджоге дома Коцубы применяли недозволенные методы давления – и в августе 2005 года в изоляторе временного содержания в Волковыске,  и в СИЗО -1  Минска в феврале 2010 года. Следствие добивалось признательных показаний в том, что организатором всех поджогов в Волковыске выступал Николай Автухович. Действительно, в 2005 году Александр Козел давал такие показания следствию, но случилось это. Как он заявляет, после избиений оперативными сотрудниками милиции. Позже, в феврале 2010 года, уже в следственном изоляторе в Минске сотрудники милиции опять требовали подтверждения прежних показаний. Однако в суде А.Козел выступил с заявлением, что прежние показания он давал под давлением. В суде прозвучали совершенно иные показания: Николай Автухович к поджогу не причастен. 
Прокурорская проверка по заявлению Александра Козела об избиениях пришла к выводу, что показания А.Козела надуманные и ни чем не подкреплены.
На процессе присутствовали руководитель правозащитного центра «Правовая  помощь населению» Олег Волчек. Правозащитник прокомментировал «Белорусскому партизану» ход судебного разбирательства.
- На Ваш взгляд, проверка прокуратурой проведена  объективно?
- Я поддерживаю  мнение защиты: данная проверка не может доказать, что в отношении осужденного А.Козела не применялись методы давления сотрудниками милиции. То, что я услышал в суде, позволяет сделать вывод: прокурорская проверка была проведена формально. Но во всем этом есть и определенный результат - Козел дает правдивые показания. Так, в ответе зампрокурора Волковыска Курилло Максима Георгиевича  сказано, что Козел находился в ИВС Волковыска с 13 августа 2006 года по 30 августа 2006 года. С ним работали три оперативника: Харитоненко, Стасюкевич и Буйко. Все они заявили, что физическую силу не применяли. 26 августа 2006 года в 19 часов 40 минут Козел якобы обратился к Харитоненко, которому рассказал, что организатором поджогов был Автухович. Харитоненко предложил ему письменно написать явку с повинной собственноручно или через протокол. Козел написал сам явку с повинной. 
Но даже если и признался Козел, то почему явку с повинной принимал Харитоненко, а не следователь Гаркавый, который вел дело? Какое-то странное покаяние Козела: задержан 13 августа, а покаялся чуть не под самый конец срока содержания под стражей в ИВС. А почему он раньше не раскаивался? Даже если и покаялся Козел, то явка с повинной в такой ситуации не пишется, поскольку, по словам Харитоненко, следствие уже знало, что Автухович имеет причастность к данным поджогам. Почему во время написания явки повинной не было его законного представителя и психолога – ведь на тот момент он был несовершеннолетним? Согласно ст.221 УПК РБ, психолог должен присутствовать обязательно при следственных действиях с несовершеннолетними детьми, а также его родители или законные представители.
Странно выглядит позиция адвоката Козела (скорее всего, это был дежурный адвокат по бесплатной правовой помощи), который отказался давать показания по данному факту. Возможно, он знает, как писалась данная явка с повинной. То, что она писалась под диктовку и под психологическим воздействием, можно проверить путем проведения почерковедческой  экспертизы, которая может установить, в каком состоянии находился Козел в момент написания.
Другой прокурор, Черенко, проводивший проверку в  отношении сотрудников по борьбе с организованной преступностью и коррупцией МВД РБ, также не усмотрел в действиях руководителей этого подразделения Тихини и Шумейко признаков уголовного преступления в отношении Козела. Тихиня и Шумейко не отрицают, что они неоднократно приходили в СИЗО к Козелу для уточнения обстоятельств по делу о поджогах, но при этом не применяли какого-либо психологического давления или угроз. Козел якобы подтвердил, что, действительно, Автухович принимал участие в поджоге дома Кацубы и гаража Мандика. В общем, прокурор сделал вывод, что Козел на суде давал ложные показания. Тогда возникает вопрос: почему Козел на суде дал, как утверждает прокурор, ложные показания? Прокурор отвечает в своем заключении, что Козел обиделся на Автуховича, так как тот ему в последнее время не присылал посылок. Как Автухович может посылать посылки Козелу, если сам находится под стражей более года?.. 
Я не хочу дальше разбивать  результаты этой проверки, поскольку в зале суда все граждане поняли, что прокуратура защищает сотрудников милиции. Это не первый и не единственный эпизод в деле, когда в отношении свидетелей и обвиняемых применялись угрозы и шантаж со стороны следственной группы.
Как сказал Автухович  на суде, «прокурор мог много наговорить. У нас в Волковыске в РУВД били задержанных, об этом я точно знаю, как и бывший начальник Кацубо».
- Как Вы думаете,  после этой проверки, может усилиться  давление на Козела?
- Сложно сказать.  Ведь следствие на него рассчитывало, а он их «подвел». В любом  случае, осужденный Козел уже находится в зоне внимания общественности, правозащитников, офис ОБСЕ в Минске о данном человеке тоже проинформирован. Проверку контролировали два заместителя Генерального прокурора: Стук и Конон. Главный итог этой проверки - установлены должностные лица, которые активно «работали» с Козелом. Теперь многие узнали, как «писалась» явка с повинной, как  оперативники проводили «уточнения» по делу, о чем свидетель и рассказал все на суде. Это мужественный поступок молодого человека. Мы, правозащитники, будем держать на контроле данного свидетеля, который спустя четыре года все-таки рассказал всю правду о своих «признательных показаниях».
- И последнее. О каком партизанском отряде, организованном Автуховичем, шла речь?
- 14 апреля прокурор допрашивал Ларина на предмет того, кто и как организовывал партизанский отряд. Вообще, все, что говорил Ларин о партизанском отряде, который якобы организовывал Николай Автухович, вызывало улыбку у всех присутствующих в зале суда. Это голословные заявления; и сам Ларин позже сказал, что нет у него данных, что такой отряд формировался Автуховичем – просто в Волковыске все об этом знали. Я не понимаю, почему прокурор с таким упорством допрашивал Ларина, если в обвинении не идет речь о партизанском отряде. В кинематографии есть такое направление, как фантасмагория (в переводе с греческого - фильм о чем-то нереальном, изображающий причудливые видения, бредовые фантазии).
У меня такое же отношение к показаниям Ларина и ко всему следствию - фантасмагория. Надеюсь, что суд наберется мужества и признает, что дело Автуховича состоит из набора фантазий и причудливых видений Ларина и Полторака.
18:42 15/04/2010




Loading...


загружаются комментарии