Вопросы и ответы на Припяти

Лукашенко посетил Гомельский регион. Указал, как проводить посевную, наметил очередные перспективы белорусского картофеля, похвалил прозорливого Хрущева за кукурузу. На первый взгляд, обычная встреча с сельским электоратом в предвыборный год. Однако инспекторская поездка в поля - явно лишь удобный повод озвучить ответы на актуальные политические вопросы. Благо бригада сопровождающих журналистов всегда под рукой, а острых вопросов накопилось немало.

Дежурный вопрос, обусловленный географией вояжа, - программа развития Полесья. Президент демонстрирует «широту бюджета», обещает выделить до 1 трлн. белорусских рублей. Хотя бюджет-то трещит, страна живет за счет внешних кредитов, правительство ищет, где бы еще «стрельнуть денег». «Незатратных проектов не бывает. Но эти деньги пойдут на пользу людям», - невозмутимо ответил Глава государства.
Люди, конечно, скажут спасибо, а вот окупаемость «полесского проекта» - под большим вопросом. Впрочем, президент в этот раз «грустного» в экономике решил не касаться. Напротив, он всячески демонстрировал оптимизм и довольство достижениями промышленности и сельского хозяйства. Заявил, что экономика Беларуси демонстрирует постепенный рост всех показателей. Привел цифры: уже в начале года по сравнению с аналогичным периодом прошлого рост промышленности составил 110%, сельского хозяйства - 108%. Такими темпами не прирастала ни одна страна в мире, кроме Китая, пригвоздил скептиков президент.
Лукашенко: «Мы сегодня говорим о трех миллиардах долларов экспортной выручки только от сельского хозяйства. Кто бы мог подумать, что наше сельское хозяйство даст такую валютную выручку!» 
Прямо скажем, никто не мог подумать. Озвученные миллиарды – это пока только планы. Их, конечно, можно «нарисовать» как миллионы тонн урожая, только в казне от этого не прибавится. И потом, одно дело – выручка, другое – затраты. Может, на три миллиарда экспортной выручки понадобится четыре миллиарда вложений? Ведь пока аграрная отрасль убыточна, живет на дотациях, просроченных и списываемых кредитах. Есть ли смысл в такой ситуации наращивать сельхозэкспорт? Потому что чем больше продуктов мы вывозим, тем больше убытки. Беларусь субсидирует иностранного потребителя.
А дальше пошли вопросы на другую «злобу дня». Сначала – о выборах.
Лукашенко продемонстрировал прекрасную осведомленность, за кого проголосует народ: «Они (оппозиционеры - Авт.) прекрасно понимают, что на выборах их никто не поддержит… Они прекрасно понимают, что люди за них голосовать не будут». Заблуждающихся избирателей глава государства предостерег: если оппозиционеры придут к власти, им неизбежно придется рассчитываться со своими иностранными спонсорами за оказанную поддержку. «Чем рассчитываться?.. Фабриками, заводами, землей».
Однако вряд ли у оппозиционеров будет такая возможность. Ведь прежде нынешние власти должны рассчитаться за огромные кредиты, которые они набрали. Напомню, что когда Лукашенко стал президентом, Беларусь практически не имела внешней задолженности. Сегодня страна имеет совокупный долг свыше $20 млрд. И «чем рассчитываться?» - повторяю вопрос президента. «Фабриками, заводами, землей»?
Разволновавшийся от таких перспектив Лукашенко, даже сбился с датами в истории о «разрухе», которую постоянно рассказывает: «13 лет назад была жуткая ситуация, безденежье. Люди раздетые, голодные ходили, зарплата была $10-30 в месяц, в магазинах на полках ничего не было».
Раздетых и голодных в Беларуси никогда не было, даже в момент самого глубокого кризиса. Даже в мрачные годы «до президента», которые, видимо, и хотел описать Лукашенко. 13 лет назад - это 1997 год. Время «отхода от пропасти», уже три года при Лукашенко.
Может, память Александра Григорьевича подвела, может, горькие мысли о «жуткой ситуации» в настоящем. Потому что следующий вопрос – проблемы в отношениях с Россией.
Лукашенко: «Беларусь в состоянии обеспечить свою экономическую самостоятельность, уйти от энергетической зависимости от России по нефти и газу. И тому свидетельство - недавние договоренности с Венесуэлой».
Об экономической самостоятельности Беларуси без российских дотаций и кредитов МВФ говорить не приходится. Так же как и о способности избавиться «от энергетической зависимости от России по нефти и газу». И Венесуэла тут не спасет. Так что это все пустая риторика. Остается надеяться на новую встречу с Медведевым, которую анонсирует Лукашенко. Правда, в его описании это Медведев пребывает в страшном волнении, осознав, что Россия совершила «жесточайшую ошибку». С экспортными пошлинами, торговыми барьерами и другими рыночными подходами в двусторонних отношениях. Воспользуется ли Медведев последним шансом, исправит ли недоработки, на которые указал строгий союзник?
Еще один обидный вопрос – попадание в число неприглашенных стран (вместе с Ираном и Северной Кореей) на прошедший 12-13 апреля в Вашингтоне саммит по вопросам ядерной безопасности. Президент не мог скрыть досады. О международной изоляции напомнили в довольно грубой форме. Пришлось формулировать довольно странную версию о каких то килограммах высокообогащенного урана, которыми якобы располагает Беларусь, и которые Запад якобы требует отдать, а Лукашенко категорически не отдает это народное добро… В общем без застолья с физиками-ядерщиками не разберешься. Вот по этой версии принципиального Лукашенко и не пригласили в Вашингтон.  Он и сам не поехал бы, но этот факт на многое открыл глаза.
«Этот факт свидетельствует о том, что ни американцам, ни в целом Западу доверять нельзя. В России нас всегда слышали и понимали». Правда, буквально через минуту Лукашенко добавил, «что если бы Россия, Казахстан и другие государства СНГ, которые там присутствуют, были действительно надежными друзьями Беларуси, они бы жестко поставили вопрос: Беларусь - она наша, и она должна быть на саммите, и никуда бы американцы тут не делись… Ну, наверно, не очень-то нужны мы и России. Каждый хочет быть монополистом в какой-то сфере. Но мы это переживем. Я, например, спокойно переживаю. Мне приятней с вами на берегу Припяти вести беседу, нежели сидеть и париться в Вашингтоне». 
В этом нагромождении тезисов важно даже не то, что они противоречат друг другу. Принципиально, возможно, невольное признание Лукашенко - у Беларуси в мире нет друзей. За последние 15 лет наша страна рассорилась со всеми. И даже Россия и Казахстан, с которыми мы создаем таможенный союз, оказывается, не являются союзниками. Это и есть результат «многовекторности»?
12:34 16/04/2010




Loading...


загружаются комментарии