Шушкевич: Ядерное оружие было бы средством шантажа в руках Лукашенко

«Публичной  демонстрацией дремучего  невежества» назвал экс-спикер Верховного Совета 12-го созыва, доктор физико-математических наук Станислав Шушкевич заявление А. Лукашенко о наличии в Беларуси высокообогащенного урана.

Политик не считает также, что вывод из Беларуси ядерного оружия на условиях «националистов» (по выражению Лукашенко), был «жесточайшей ошибкой». Если бы Беларусь в свое время не сделала это, ядерное оружие стало бы для Лукашенко средством для шантажа, полагает экс-спикер.
— С точки зрения азов ядерной физики выступление  Лукашенко перед журналистами —  это нелепица, — отметил Станислав Шушкевич. — Он не отличает радиоактивные отходы от обычного урана, от урана обогащенного, от урана оружейного. Абсолютно не разбираясь в этом вопросе, он начинает поносить всех и вся.
Конечно, у него смертельная  обида, что его не позвали в  Вашингтон на саммит по ядерной безопасности. Лукашенко хочет продемонстрировать, что он в этом вопросе разбирается. А демонстрирует, повторюсь, дремучее невежество.
— Так какой все же уран в Беларуси?
— В Беларуси есть «грязный» уран, который остался  от исследовательского реактора в Соснах. Это то, что мы называем радиоактивными отходами. Он никакого отношения не имеет ни к обогащенному урану, ни к оружейному урану. Это совсем другое вещество, с которым еще неизвестно что делать. У нас нет промышленности, чтобы его утилизировать.
Нет в Беларуси и промышленности по обогащению урана. Поэтому обогащенного урана собственного производства у нас быть не может. А оружейный уран в Беларуси был только в тех ядерных боеголовках, которые размещались на ее территории.
— Лукашенко заверил, что «мы не собираемся делать грязные бомбы и не собираемся кому-то продавать». Можно из имеющегося в Беларуси урана создать атомную бомбу?
— Думаю, что от реактора в Соснах осталось довольно много  урана, сотни килограммов. Это очень радиоактивное  вещество. Но это совсем не значит, что из него можно сделать бомбу. Нужно еще долго работать над тем, чтобы он стал обогащенным.
В смысле создания ядерного оружия этот уран никакого интереса и  никакой опасности не представляет. Для этого нужны сложнейшие технологии. Это очень дорого. В России и в мире есть такие технологии. Почему Северная Корея имеет оружейный уран? Потому что СССР построил там завод, передал технологию. Можно обыкновенную бомбу начинить радиоактивными веществами, вот вам будет «грязная бомба». Но переработки урана в высокообогащенный в Беларуси не было и нет.
— Почему Лукашенко  не отдает этот уран? Он говорит, что ему  предлагают его вывезти и в Россию, и в Америку, и даже заплатить за это.
— Не знаю таких идиотов, кто бы просил. Может он кому-то и  нужен, если есть перерабатывающая промышленность. Но это не то, что представляет большую ценность.
— Лукашенко упрекает «националистов»  в том, что при  выводе ядерного оружия они продешевили. По его мнению, «это дорогой товар, который  мы должны были прилично продать».
— Представьте себе, что у вас на территории государства заложена большая мина, которая способна взорвать все ваше государство. Что вы должны делать как государственный деятель? Думать, кому ее продать? Или думать в первую очередь, как от нее избавиться?
Торг здесь был абсолютно неуместен. Речь шла о спасении жителей Беларуси. Потому что над нами была величайшая угроза. Наличие на малой территории Беларуси большого количества ядерного оружия делало ее заложницей в любой конфликтной ситуации. И это Россия сделала нас заложниками. Нигде такой концентрации ядерного вооружения в открытом виде не было. В Украине были шахты. А у нас ядерные ракеты ездили по территории Беларуси. В России сейчас 20 «Тополей» на вооружении стоит. А у нас было 9 «Тополей» и плюс 72 ракеты, которые приближались к «Тополям» (предшествующая модель). Если бы назревал серьезный конфликт, нужно было уничтожать Беларусь, чтобы ликвидировать этот пороховой ядерный погреб. И я сделал все, чтобы его здесь не было.
От Соединенных  Штатов мы получили 4,5 миллиона долларов на оборудование пограничных пунктов. А впоследствии еще 59 миллионов долларов.
— Как и кто принимал решение о выводе ядерного оружия?
— В Беловежской  пуще при констатации распада Советского Союза я сразу сказал, что мы готовы вывезти оружие. Отдать его России, поскольку это не наше оружие, а российское. После этого был заключен целый ряд соглашений, договор о выводе ядерного оружия был ратифицирован Верховным Советом. 12 мая 1992 года начался вывод ядерного оружия с территории Беларуси. До конца 1995 года оно было вывезено с территории Беларуси.
Лукашенко был против вывода. И он хотел бодаться. Он очень  хотел это оружие иметь. Но это  было уже не в его власти, даже когда он стал президентом. Все международные соглашения по этому поводу были заключены, и шла процедура вывода.
Сейчас в нарушение  Конституции (поскольку Беларусь должна стремиться к нейтральности) Беларусь влипла в военные договоры с Россией в рамках СНГ. Это гарантия безопасности в понимании Лукашенко. В моем понимании в этом нет ничего хорошего. Нам лучше быть независимым государством и не вступать в такие договоры. Беларусь в процентном отношении (к числу жителей) больше всех потеряла солдат в афганской войне. Скажите, зачем нам нужна была эта война? За чью безопасность мы боролись? Белорусы оказались заложниками российской колониальной войны. И в случае с ядерным оружием Беларусь оказалась заложницей российской колониальной политики. Россия устроила себе на ее территории защитную площадку, мощно оснащенную ядерным оружием, чтобы все неприятности снова вылились сюда.
— Лукашенко заявил, что если бы у нас  было ядерное оружие, то с нами бы разговаривали  по-другому. Как?
— Это было бы оружие шантажа в таких руках. Безумного шантажа, который бы угрожал жизни народа. Лукашенко мог бы шантажировать мир. Его бы прижали к ногтю, но только стоило бы это больших усилий и больших страхов. Раз он запретил провести независимое расследование, куда подевались наши исчезнувшие политики, то следует ожидать, что он причастен к их исчезновению, он подозревается в этом. И если он мог пойти на такие шаги, то мог бы шантажировать кого угодно наличием ядерного оружия. А так пусть целуется с Чавесом, Ким Чен Иром, Ахмадинежадом, Кастро. Это для него подходящая компания.
— Почему Лукашенко  не пригласили на саммит по ядерной безопасности в Вашингтоне?
— Потому что он там  не нужен. Там не нужен ни белорусский  президент, ни иранский, ни северокорейский, ни кубинский, ни венесуэльский. С ними не хотят иметь дело. Эти страны считаются изгоями. А Лукашенко может собрать свой саммит вот из этих кандидатур.
Лукашенко начали достаточно деликатно звать на международные  встречи, но поскольку он не делает встречных шагов, то его больше не зовут. Если бы он сделал достойный шаг навстречу демократизации Беларуси, его бы пригласили. Но он его не сделает. Потому что для него это — конец политической карьеры.
17:36 16/04/2010




Loading...


загружаются комментарии