«Параллели между Лукашенко и Бакиевым проводят не случайно»

За эксклюзивными репортажами из Бишкека корреспондента Assosiated Press Юрия Карманова следил весь мир. В интервью газете «Солидарность» журналист признался, как хитростью прорвался на заседание временного правительства во время событий в Кыргызстане, высказал свое видение причин приезда Бакиева в Минск и объяснил, чего испугался Лукашенко.

«Параллели между Лукашенко и Бакиевым проводят не случайно»
— Расскажите сначала, как вас занесло в Кыргызстан?
— Уже восемь лет я работаю в Assosiated Press и это не первая моя поездка в Кыргызстан. О том, что я отправляюсь в Бишкек, узнал всего за полтора часа до отлета. 8 апреля мы оказались там. Уже было известно о расстреле демонстрантов на площади перед Белым домом, об убитых и раненых. Сам Бакиев к тому времени бежал на юг. Поэтому мы плотно стали работать с временным правительством, которое возглавляет Роза Отунбаева. А мой коллега из Ирландии и наш фотограф Сергей Гриц караулили Курманбека Салиевича в его родовом селении Тейит под Джалал-Абадом. Следующей кульминацией стали события, связанные с отлетом Бакиева из Кыргызстана.
— Вы первыми сообщили об этом и были единственными, кто вещал из здания, где заседало временное правительство…
— Мы тогда практически прорвались на экстренное заседание правительства. И были единственные из журналистов, кому это удалось. Благодаря этому у Assosiated Press были полные эксклюзивы: о том, что Бакиев улетел вместе с женой и детьми, что приземлился в казахском городе Тараз, про арест в Джалал-Абаде министра обороны Кыргызстана. Мы пробрались к приемной Розы Отунбаевой, откуда выходили министры. Их мы вылавливали и получали информацию. И когда в час ночи пришел факс от Бакиева с отречением, мы были первыми и единственными, кто это снял. Так что это была такая наша журналистская победа.
— И все же, как удалось прорваться на заседание?
— Все это происходило в здании министерства обороны, которое тщательно охраняется. Пришлось прибегнуть к хитрости. Подошли к солдату, который стоит на вахте и говорим: мы, мол, идем снимать заседание правительства. А он: «Мне никто ничего про вас не говорил». Мы ему: «Звоните – спрашивайте!» Он звонит. Естественно, в это время идет заседание правительства. Он: «Все на заседании». — «Вот видите, — говорим, — из-за вас мы опоздаем и не снимем это заседание». Он оробел, а мы с нашей группой очень браво вошли в здание.
— Будучи в Кыргызстане, наверняка задавались вопросом: почему события разворачивались именно в таком ключе?
— Ситуация вот в чем. За пять лет Курманбек Бакиев смог поставить своих людей на все посты в Кыргызстане. Причем не просто своих людей, а своих родственников. Бакиев происходит из южного рода ичкилик. Они и составляют 80% кыргызского правительства. Тем же самым в свое время занимался и Аскар Акаев, которого выгнали из Кыргызстана в 2005 году. По этому поводу существует хороший анекдот: «Вы знаете, чем отличаются революции в Кыргызстане? Тем, что на смену родственникам плохого президента в правительство приходят родственники хорошего президента». Это и произошло после Акакева, когда Бакиев назначил своих ичкиликов.
Кланово-родовое устройство киргизского общества общеизвестно. После развала СССР эта родовая система реанимировалась, и они стали делить между собой ресурсы. Мало того, что Бакиев назначил на все ключевые посты своих родственников, так еще его сын Максим развил активную предпринимательскую деятельность и по сути обложил весь Кыргызстан данью. По этому поводу тоже существует анекдот: «Едет Курманбек Бакиев по Бишкеку, видит ресторан, спрашивает: «Чей это ресторан?» — «Как чей? Вашего сына Максима». Едут дальше: «А чей это завод?» — «Вашего сына Максима». Далее: «Чей это дом?» — «Вашего сына Максима». Бакиев (возмущенно): «Слушайте, так в этой стране еще кто-нибудь, кроме Максима, работает?». Этот фактор тоже был раздражающим. И вот племенная вражда между севером и югом проявилась. Северяне, которые раньше всегда были при власти, и сделали эту революцию.
— Вы ранее общались с Бакиевым? Какое он на вас производит впечатление?
— Я с ним общался во время событий 2006 года, когда его пытались свергнуть первый раз. Довольно харизматичный человек. Типичный представитель своего рода, который действовал в рамках родовой парадигмы. Как представлял власть, так и реализовывал. То есть искренне полагал, что власть – это замена плохих родственников на хороших.
— Почему Бакиев оказался именно в Минске?
— В чем подоплека кыргызских событий? Кремль попросту договорился с Вашингтоном, и они совместно реализовали сценарий по устранению Бакиева. Естественно, при посредничестве Кыргызстана. Вот почему так разволновался Лукашенко. До этого он активно использовал риторику: мол, если вы мне не дадите газ и нефть, я буду дружить с Западом, и наоборот: не дадите кредиты – толкнете в объятия России. Это противостояние ему было выгодно. Но сейчас, когда он увидел, что те могут договариваться между собой, очень сильно испугался. Испугался, что этот сценарий может быть повторен и в Беларуси. Поэтому и позвал сюда Бакиева.
Ведь посмотрите, еще ранее Бакиев своей же рукой написал заявление и собственно уже смирился, что он не президент, говорил, что не хочет кровопролития, не хочет гражданской войны. И вдруг в Минске он делает диаметрально противоположные заявления. Думаю, что его просто подстрекают. Если, например, в Кыргызстане начнется гражданская война или он разделится на север и юг, Лукашенко скажет: «Вот, посмотрите, к чему приводят ваши сценарии». Это Лукашенко и хочет показать. То, как принимают Бакиева (посмотрите, в какой резиденции он живет, его сопровождает служба безопасности президента), — все говорит о том, что Лукашенко ведет свою игру, используя этого бедного свергнутого диктатора Бакиева. Параллели между Лукашенко и Бакиевым проводят не случайно. И стиль и методы правления, и попытка контролировать бизнес и прибрать все к своим рукам — все очень схоже, несмотря на огромное расстояние между Минском и Бишкеком. Такая вот цеховая солидарность.
13:45 22/04/2010




Loading...


загружаются комментарии