Линия защиты

Сторона защиты выступила на процессе по делу активистов предпринимательского движения из Волковыска (Гродненская область) Николая Автуховича и Владимира Осипенко в Верховном суде РБ. Газета «Белорусы и рынок» собрала вместе все аргументы адвокатов.


Линия защиты
Первым среди адвокатов подсудимых выступил защитник Н. Автуховича Павел Сапелко. Его речь длилась около трех часов.
 
"Опричнина"
 
С точки зрения адвоката дело против Н. Автуховича было полностью сфабриковано.
 
"Такой бизнесмен, как Автухович, белорусским властям не нужен, - заявил П. Сапелко. - Он независим, чист перед законом, неравнодушен к бедам и нуждам горожан. А еще он решителен в отстаивании своих прав. Такой человек опаснее десятка политиков-демагогов и псевдолидеров псевдоструктур. Потому что за ним люди пойдут".
 
Адвокат обратил внимание суда на то, что значительная часть свидетелей, выступавших на судебном заседании, в ходе предварительного расследования подвергалась арестам и давлению со стороны правоохранительных органов именно с целью добиться от них показаний против Н. Автуховича. Некоторые из них говорили об этом давлении и на суде.
 
"Следствие перевоплотилось в некую опричнину. Налетая на мирных людей, переворачивая вверх дном их дома, захватывая в плен тех, кому в уже написанном сюжете были определены свои роли... То, что было совершено следственной группой, содержит признаки преступных действий", - утверждает П. Сапелко.
 
Александра Ларина, который, по мнению стороны защиты, оговаривает остальных подсудимых, П. Сапелко назвал "несчастным, запутавшимся" человеком. "Это такая же жертва произвола милиции, только его прозрение еще впереди", - заявил адвокат.
 
Причастность своего подзащитного к перевозке и хранению оружия П. Сапелко полностью отверг. Кроме того, адвокат объяснил, почему при обыске в сейфе у его подзащитного было найдено 5 патронов для охотничьего ружья (см. "БР" № 14/2010). Дело в том, что в 2007 г., когда Н. Автухович отбывал наказание за уклонение от уплаты налогов, оружие и боеприпасы изымались из сейфа без его участия. Соответственно, оставление пяти патронов - это была ошибка людей, изымавших оружие. А поскольку сейф был сделан специально для оружия, то впоследствии Н. Автухович просто больше не заглядывал туда, да и не должен был.
 
Яхта и бомба.
 
П. Сапелко последовательно и логично опроверг доводы обвинения по эпизоду подготовки покушения на заместителя министра по налогам и сборам Василия Каменко.
 
Н. Автухович следил за В. Каменко? Но и сам подсудимый этого не отрицает, - отмечает адвокат. Его подзащитный собирал информацию с целью разоблачения коррупционной деятельности чиновника - и ничего криминального в этих действиях нет. Кроме того, слежка длилась всего два дня. Регулярный график и маршруты передвижения не были да и не могли быть установлены за такой короткий срок.
 
Что же касается так называемой подготовки радиоуправляемого взрывного устройства, то вся она выразилась в приобретении игрушечной модели яхты на дистанционном управлении (яхта была предоставлена в качестве вещественного доказательства). По показаниям А. Ларина, с помощью этой игрушки предполагалось завезти бомбу под днище автомашины В. Каменко - однако, по справедливому замечанию адвоката, для этого игрушечная яхта должна была иметь хотя бы колеса.
 
П. Сапелко также обратил внимание на то, что двухдневная слежка за В. Каменко произошла летом 2005 г. и впоследствии никаких "приготовительных действий", по показаниям самого А. Ларина, не было. В связи с этим адвокат подчеркнул: если даже предположить, что Н. Автухович действительно задумал покушение на замминистра, то в таком случае мы имеем дело с классическим примером добровольного отказа от совершения преступления.
 
Подготовки не было.
 
По мнению П. Сапелко, никакой подготовки покушения на председателя Гродненского облисполкома Владимира Савченко также не было. Письма Н. Автуховича в адрес президента и губернатора, по мнению адвоката, воспринимать как угрозы нельзя (см. "БР" № 15/2010).
 
Во-первых, письма были открытыми. Во-вторых, это было не предупреждение, а заявление Н. Автуховичем своей гражданской позиции в отношении коррупционеров. Кроме того, адвокат обратил внимание на то, что никаких подготовительных мероприятий, по признанию самого А. Ларина, не проводилось, - за губернатором не велось слежки, а четкий план покушения отсутствовал.
 
При этом обращение Н. Автуховича к А. Ларину в октябре 2005 г. из СИЗО действительно имело место (этого не скрывает и сам Н. Автухович). Однако оно было "при других обстоятельствах и с другой целью". Ничего преступного оно не подразумевало: Н. Автухович просто передал А. Ларину просьбу помочь его семье.
 
Обвинения в организации поджогов П. Сапелко также отверг. В числе прочего адвокат заметил, что по факту этих преступлений в 2006 г. уже выносился приговор суда, но в нем нет ни слова о каком-либо заказчике поджогов - будь то Н. Автухович или кто-либо еще.
 
Вопросы без ответа.
 
Адвокаты В. Осипенко и Михаила Козлова также попросили оправдать своих подзащитных по всем пунктам предъявленного им обвинения.
 
Адвокат В. Осипенко Тамара Сидоренко отметила, что предъявление подсудимым обвинения в подготовке покушения "с целью оказания воздействия на решения, принимаемые государственными органами" (ст. 359 УК РБ) просто бессмысленны. Каким образом устранение В. Савченко воздействовало бы на решения госорганов? Да и каких госорганов? Ведь у Н. Автуховича не было конфликтов с облисполкомом.
 
Адвокат М. Козлова Борис Лесковский в своей речи сообщил один небезынтересный факт. Дело в том, что первоначально его подзащитному также предъявлялось обвинение по ст. 359 ("Террористический акт") и лишь потом этот пункт был снят.
 
Однако в материалах дела нет ничего, что хотя бы косвенно указывало на причастность М. Козлова к подготовке покушения. Почему же тогда ему предъявлялось такое обвинение? По мнению Б. Лесковского, это объясняется тем, что от М. Козлова просто хотели добиться необходимых для следствия показаний - то есть заставить его оговорить остальных подсудимых.
 
Напомним, сторона обвинения считает, что М. Козлов, будучи заместителем руководителя УБОП по Гродненской области, знал о готовящихся преступлениях, однако из "личной заинтересованности" не исполнил своих служебных обязанностей.
 
Последнее слово.
 
По завершении прений сторон подсудимые выступили с последним словом.
 
В своей речи Н. Автухович много говорил о коррупции высоких чиновников. Именно свою принципиальную борьбу с коррупцией он считает главной причиной того, что его не перестают преследовать.
 
М. Козлов в своем последнем слове также говорил о коррупции и злоупотреблениях. Он как подполковник милиции извинился перед остальными подсудимыми за противоправные действия своих бывших коллег. М. Козлов даже перечислил статьи Уголовного кодекса, которые, по его мнению, нарушили следователи, занимавшиеся этим делом.
 
А В. Осипенко в своем последнем слове так прокомментировал требование прокурора назначить ему наказание в виде 11 лет лишения свободы, а Н. Автуховичу - в виде 20: "Учитывая наш возраст, это больше похоже на пожизненное заключение".
 
В. Осипенко рассказал, что уже в тюрьме он читал о деле Веры Засулич. (В 1878 г. она покушалась на жизнь петербургского градоначальника Ф. Ф. Трепова, призналась в совершенном деянии, но была оправдана судом присяжных.) В связи с этим В. Осипенко отметил, что "правовая система реакционной царской России была намного гуманнее" сегодняшней правовой системы белорусского государства.
 
В ожидании приговора.
 
Таким образом, Н. Автухович, В. Осипенко и М. Козлов не признают себя виновными. Стоит также подчеркнуть, что никто из этой тройки не давал показаний друг против друга. Лишь А. Ларин признал свою вину полностью и дал показания против остальных подсудимых. В своем последнем слове он несколько раз повторял, что никого не оговаривал.
 
Ожидается, что приговор Верховного суда по этому делу будет озвучен 6 мая.
 
 
09:25 04/05/2010




Loading...


загружаются комментарии