Посол Швеции: Цифры голосования не сходятся по законам математики и логики

Посол Швеции Стефан Эрикссон рассказал БелаПАН о том, как в Беларуси проходили местные «выборы» и как итоги президентских могут повлиять на отношения между Беларусью и Евросоюзом.

Одному кандидату отдают 84% голосов на досрочном голосовании, а демократ оказывается на втором месте с 7%.

Оценивая недавние выборы в местные советы, аналитики и эксперты стремятся заглянуть вперед и рассуждают, как пройдут следующие — президентские — выборы по новому Избирательному кодексу.

— Господин Эрикссон, вы — один из самых наблюдательных наблюдателей. Вашу работу на выборах 25 апреля даже отметил представитель ЦИК Николай Лозовик. Какое ваше впечатление от голосования? Почему Запад заинтересован в наблюдении за выборами в Беларуси: чем больше наблюдателей, тем более демократические выборы?

— Во-первых, хочу подчеркнуть, что могу высказаться лишь исходя из своих собственных наблюдений. Как вы знаете, посольство Великобритании на правах местного председательства Евросоюза в Минске уже сделало общее заявление. Хочу еще напомнить, что дипломаты ЕС и других стран, которые наблюдали за выборами 25 апреля, не являются полноценной миссией мониторинга типа БДИПЧ.

Думаю, что каждая страна, где проводятся выборы, должна быть заинтересована в том, чтобы в первую очередь сами избиратели верили в то, что итоги голосования действительно получены в ходе справедливого, демократического и открытого избирательного процесса. Конечно, есть также определенная заинтересованность в том, чтобы весь остальной мир также отнесся к итогам голосования с доверием. Поэтому, видимо, ЦИК пригласил зарубежных дипломатов принять участие в наблюдении за выборами.

Да, господин Лозовик выразил мне благодарность за то, что я обращал внимание на возможное нарушение нового избирательного законодательства. Для меня было принципиально важно спросить у председателей участковых комиссий, будут ли они отдельно объявлять три итога голосования во время подсчета голосов. Чтобы стало известно, как распределились голоса между кандидатами по итогам досрочного голосования, среди тех, кто голосовал по месту жительства, а также на избирательном участке непосредственно в день голосования.

— Как вам показалось, хорошо ли были подготовлены комиссии?

— На первом участке мне сказали, что иначе понимают поправки к закону и поэтому будут объявлять только общие итоги на участке. По этому поводу я позвонил в ЦИК, чтобы узнать об их толковании закона в этом вопросе, и юристы ЦИК подтвердили, что я правильно понял ситуацию. Наверное, таким образом господину Лозовику и стало известно о моем наблюдении.

К сожалению, далеко не на каждом участке было точное понимание того, как должен проходить подсчет голосов по нового законодательству, но надеюсь, что ЦИК в своих инструкциях избирательным комиссиям сейчас будет уточнять и объяснять этот весьма важный вопрос.

— А где вы вели наблюдение? Смогли ли вы и ваши коллеги-дипломаты наблюдать за подсчетом голосов?

— Могу рассказать о моем наблюдении во время подсчета голосов на 29-м участке Плехановского избирательного округа Минска. Там баллотировался среди прочих Владимир Новосяд, председатель незарегистрированной Партии свободы и прогресса. Он хорошо известен в своем избирательном округе и много работает с избирателями. Всего было шесть кандидатов, среди них также представитель партии «Справедливый мир», так что у избирателей действительно был реальный выбор.

Что касается наблюдений за подсчетом голосов, не могу высказать никаких претензий, так как смог стоять рядом со столом, где подсчитывались голоса. Весь вечер на участке также присутствовала команда БТ, поэтому не исключаю, что белорусские телезрители вскоре увидят, как наблюдатели стояли совсем близко к столам, а не на расстоянии пять метров, как было на многих других участках.

Председатель комиссии объявил отдельно итоги досрочного голосования, правда, лишь после того как один белорусский наблюдатель напомнил об этом. Итоги голосования по месту жительства и на участке в день голосования не были объявлены отдельно, но их вместе можно было вычислить с помощью цифр досрочного голосования.

Картина получилась такая: одному кандидату отдают 84% голосов на досрочном голосовании, а господин Новосяд оказывается на втором месте с 7% голосов. Среди тех, за кого проголосовали избиратели 25 апреля, Новосяд побеждает более чем с 50% голосов. Мне очень сложно объяснить, откуда такие разные результаты. По законам математики и логики, эти цифры просто не сходятся, если не считать, что досрочно голосуют люди с другой планеты.

Такие же наблюдения были сделаны на других участках этого же округа, где были объявлены отдельные итоги. На том участке, где я наблюдал, были замечены еще некоторые другие удивительные вещи. Наблюдатели вели строгий подсчет людей, голосовавших 25 апреля, и, по их подсчетам, пришло по крайней мере на 200 человек меньше, чем записано в избирательном протоколе. Я думаю, что господин Новосяд сам сможет рассказать о подобном наблюдении на других участках его округа. Я знаю, что он написал жалобу в прокуратуру и, видимо, будет требовать пересчета голосов.

— Очевидно, что вы также один из самых опытных наблюдателей, это, кажется, ваша третья избирательная кампания. В какую сторону она отличается от предыдущих? Как повлияло новое законодательство?

— На самом деле у меня это уже четвертые выборы за время работы в Беларуси, и я всегда стремлюсь следить за ходом избирательной кампании и самого процесса голосования.

Должен сказать, у меня были определенные надежды на то, что новые поправки к избирательному законодательству будут содействовать прозрачности и открытости всей избирательной кампании. Но эти надежды не оправдались, как вы, наверное, поняли из моих предыдущих слов.

Конечно, определенная тревога возникла еще тогда, когда стало известно, что только в ничтожную часть участковых комиссий вошли представители независимых организаций и партий. Когда разные люди будут иметь реальные возможности проверять работу участковых комиссий, тогда не будет оснований для подозрений в подтасовке голосов. Мне кажется, что активное участие всего общества и признание им итогов голосования должны быть и в интересах ЦИК.

Я также под впечатлением от того, как избирательная комиссия в Витебске на основании искусственного обвинения в распространении шариков и календариков сняла интересного и сильного кандидата Ольгу Карач с выборов за несколько дней до 25 апреля.

Надо еще добавить, что, к сожалению, местные выборы не вызывают большого интереса в белорусском обществе. Этому, видимо, есть свои причины, о которых также стоит задуматься. Честно говоря, если бы я не работал дипломатом, не уверен, заметил бы вообще, что в Беларуси проходили какие-то выборы...

— Какие выводы можно сделать накануне президентских выборов? Стоит ли Западу менять стратегию? Какие выборы в Беларуси будут признаны Западом? И как вы считаете — может ли Беларусь их обеспечить? Что зависит от признания президентских выборов демократическими: будущее наших отношений?

— Меня уже утешает тот факт, что ЦИК недвусмысленно подтвердил: итоги голосования должны объявляться отдельно. А если еще и в участковых комиссиях будет шире и объективнее представлено белорусское общество, то есть шанс, что следующие выборы пройдут более демократично.

Конечно, ОБСЕ и другим европейским структурам стоит продолжить диалог и сотрудничество с Беларусью в том, что касается применения и дальнейшего изменения избирательного законодательства. Но, как я уже говорил, наверное, еще важней, чтобы белорусское общество, включая негосударственные организации и политические партии, приняло активное участие в открытом обсуждении того, каким образом при сегодняшнем белорусском законодательстве выборы могли бы более соответствовать международным и европейским стандартам.

Я не думаю, что Запад имеет какую-то свою стратегию в отношении именно президентских выборов в Беларуси. Повестка дня переполнена многими другими экономическими и политическими вопросами. Так, не секрет, что Европа хотела бы увидеть движение в сторону демократии во всех странах мира, и в первую очередь — среди своих соседей. А Беларусь, конечно, исторически и культурно является нашим близким партнером.

Лишь сами белорусы могут сделать выбор в пользу демократического будущего своей страны. В ЕС нет процедуры признания выборов в других странах, мы целиком опираемся на выводы ОБСЕ и БДИПЧ.

По моему мнению, критерии БДИПЧ относительно признания выборов демократическими и справедливыми довольно простые и ясные, так что не вижу препятствий, чтобы Беларусь при желании выполнила эти требования.

Европа всегда будет иметь отношения с Беларусью, но, известно, любые отношения, в том числе экономические и инвестиционные, могли бы развиваться более продуктивно и эффективно при одинаковым понимании демократических ценностей.
09:27 04/05/2010




Loading...


загружаются комментарии