КГБ добивает «охотников» из МВД

Не успели бывшие милицейские начальники, осужденные по знаменитому «охотничьему делу» добраться до колоний, где они будут отбывать наказание, как их вновь вернули в следственные изоляторы.

КГБ добивает «охотников» из МВД
Как стало известно «Белорусскому партизану», в частности Баранов отправлен в СИЗО города Гомеля. Он мог выйти на свободу по амнистии в ближайшее время, поэтому против него возбудили новое уголовное дело. История взята сотрудниками ГБ еще из 2006 года. Тогда Баранов возглавлял ОБЭП города Мозыря и вел постоянную войну с местными чекистами.
 
По подозрению во взятке был арестован тогда же начальник местного ДОСААФ. Показания против него дали два жителя, сами, кстати, ранее судимые. При чем Баранов это дело не вел, им занимался другой сотрудник. После нескольких месяцев расследования в зале суда начальник ДОСААФ был освобожден от ответственности. После ареста в апреле 2009 года уже самого Баранова те два  участника уголовного дела дают показания, что это Баранов вынуждал их дать взятку начальнику ДОСААФ. Дело это чекисты через несколько месяцев приостановили, потому что никаких доказательств не обнаружили. И теперь вдруг это дело вновь реанимировано. Баранов этапирован в Гомель. Скорее всего ему будет предъявлено обвинение в превышении служебных  полномочий и как минимум до начала следующего года он из тюрьмы не выйдет.
 
Мать Баранова Галина Ивановна написала и специальное обращение к журналистам и просто всем людям, чтобы объясниться по поводу дела сына, дела о клевете, которое выиграл в суде против нее бывший начальник УКГБ по Гомельской области Корж, и дела о клевете, которое по заявление Коржа ведет следователь Пусев. Галина Баранова ответила на вопросы «Белорусского партизана», хотя следователь   Пусев ввел женщину в заблуждение и взял с нее расписку, что она больше к журналистам обращаться не будет. 
 
- Когда Вы видели в последний раз своего сына?
-  В конце апреля у нас было свидание в колонии Витьба-3. В его отряде много бывших милиционеров. Выглядел он нормально. Но 13 мая его неожиданно из колонии этапировали в СИЗО-3  в Гомеле. Следователь УКГБ сказал мне, что его перевели для проведения следственных действий по новому уголовному делу. Я ходила в СИЗО, но свидания с сыном мне не дали.
 
- Что происходит с теми двумя делами о клевете, которые были возбуждены с подачи чекиста Коржа против Вас?
- Я уже по два круга обошла гомельские суды, пытаясь возобновить судебные разбирательства по вновь открывшимся обстоятельствам. Но каждый раз мне отказывают. Я пытаюсь опротестовать решение гомельского суда, который встал на защиту бывшего начальника УКГБ по Гомельской области Коржа и обвинял меня в клевете. Я уже заплатила первый штраф в 100 тысяч рублей за то, что не выполняю решение гомельского суда и не публикую опровержения по Коржу. Сейчас будут налагать новый штраф. Но мы с адвокатом готовим в Верховный суд жалобу. Мы будем доказывать, что факта клеветы по Коржу нет.
 
По другому же делу, которое ведет следователь Пусев, меня уже замучили бесконечными допросами и расспросами.    Они взяли распечатки моих телефонных разговоров, они обнаружили, что я общалась со многими журналистами. Например, спрашивали, почему я часто звонила Марине Коктыш. Я объяснила, что она мне нравится как журналист и как человек, у  нас были разные темы для разговоров, вот мы и общались. Почему общалась с Ириной Халип? Я ее поздравляла с вручением премии и просила обратить внимание на мои тяжбы. Но я так с ней и не встретилась. С Натальей Радиной я вообще не встречалась, а Светлану Калинкину не видела никогда. Все мои разговоры прослушиваются и контролируют все мои передвижения. Спрашивали про Дудкина. Я конечно слышала эту фамилию, но сама с ним не общалась никогда.
 
- А следователи Вам говорят, почему они от вас и вашей семьи не отстают?
- Бывшего начальника УКГБ Коржа задело то, что я – ничтожная какая-то казявка – вдруг посмела поднять вопрос о его нечистоплотности. Ведь у нас в Гомеле он  был царь и Бог, он вытворял то, что хотел. 
 
- Общаетесь ли с семьями других осужденных милиционеров?
- Да, мы регулярно  общаемся.
 
- Как сейчас живет семья вашего сына?
- Очень тяжело. Двое детей, двое хлопцев – 12 и 9 лет. Зарплата у его жены 400 тысяч, она работает секретарем. Муж перенес обширный инфаркт, но он отказался от инвалидности, потому что надо идти работать и зарабатывать копейку, чтобы содержать две семьи.
 
- А что, на Ваш взгляд, стало причиной такой расправы над этими милиционерами?
- Мне кажется, что причина не только в том, что они расследовали действия следователей КГБ в Жодино. До  Жодина они  ездили  в поселок Лясковичи и многое там обнаружили. Именно после командировки в Лясковичи их срочно арестовали.
 
- Что Вы собираетесь делать дальше?
- Я буду защищать сына всеми возможными способами. Я не буду совершать тех ошибок, которые совершала до этого: я по несколько раз обращалась в официальные органы и каждый раз получала от них формальные отписки, я писала президенту и от него вообще не получила никакого ответа. В официальных источниках нет правды, я это поняла.  Я буду обращаться к журналистам и прошу их звонить мне в любой момент.
Следователь Пусев после суда взял с меня расписку, что я смирилась с приговором сына, что не буду обращаться ни в какие европейские структуры, не буду кассационную жалобу подавать, с журналистами общаться. В надежде на то, что мою семью оставят в покое, я решила пойти на такой шаг. Но оказывается, меня просто обманули. Я просто дала передышку чекистам, чтобы они провели через прокуратуру все документы. Поэтому я больше не буду останавливаться.
 
 
11:21 26/05/2010




Loading...


загружаются комментарии