Станислав Шушкевич: Посмотрим, насколько развито у наших руководителей чувство холуя

Сегодня пенсия Станислава Шушкевича, согласно специальному декрету Александра Лукашенко, составляет менее 1 евро. 28 мая член-корреспондент Национальной академии наук и бывший руководитель государства обратился через газету «Народная воля» к высшему руководству страны в попытке выбить честно заслуженную пенсию.

Обращение написано на имя Премьер-министра Республики Беларусь С. С. Сидорского,
Председателя Совета Республики Национального собрания РБ А. М. Рубинова,
Председателя Палаты представителей Национального собрания РБ В. П. Андрейченко, руководителя Администрации Президента Республики Беларусь В. В. Макея и Председателя Высшего Хозяйственного суда Республики Беларусь В. С. Каменкова.
Шушкевич требует: «в соответствии со статьей 116 Конституции РБ, я прошу Вас обратиться в Конституционный суд, чтобы он определил, насколько соответствует Конституции РБ декрет президента № 16 от 9 сентября 1997 года, согласно которому моя пенсия преобразована в насмешку и позорит не только того, кто ее назначил своим декретом, но и все государственные институты, имеющие отношение к социальному обеспечению».
Какие надежды возлагает Станислав ШУШКЕВИЧ на это своё обращение, корреспондент www.Euramost.org узнал у самого бывшего руководителя Беларуси.
— О том, какая у вас пенсия, вы неоднократно говорили в различных интервью. То есть, о том, что на верху об этом не знают, говорить не приходится. Но ничего не изменилось. Вы думаете, что это ваше письмо принесёт какую-то пользу, в нём будет смысл?
— Если нам постоянно говорят, что у нас правовое государство и если у нас есть хоть элемент правовой государственности, то это мое письмо должно дать результат. Я прошёл все возможные этапы: обращался в суд, персонально обращался к каждому из тех, кому обращено это письмо, но все они стесняются обратиться в Конституционный суд. Ведь сам президент всё это подписал! И сам Василевич в своё время подготовил ему как советник текст этого указа. Василевич тогда сказал: «Нужно этому подлецу отомстить, что бы он знал, кого он не уважает!» Но я же не могу уважать нашего президента, который врёт на каждом шагу, несёт бессмыслицу и это стало государственной политикой. Я не могу уважать такого человека, и я об этом честно всегда говорю. Это моё право. И мая пенсия – это такая месть. За это мне и сейчас выдают пенсию в том же размере, в каком она была в ноябре 1997 году – 3200 рублей в месяц.
Все государственные инстанции эту ситуацию понимают. Они меня уговаривают перейти на социальную пенсию. Мол, тогда они будут стремиться мне её повысить. Я что, буду как щенок бегать и собирать справки о том, что я не верблюд?! И всё для того, что бы мне дали минимальную социальную пенсию. Вот на что они меня толкают.
— Вы обратились к чиновникам высшего звена, но не к Лукашенко напрямую. Почему?
— Я ведь требую, что они обратились в Конституционный суд, а тот определил — насколько соответствует Конституции РБ декрет президента № 16 от 9 сентября 1997 года. А Лукашенко же не будет поднимать вопрос о не конституционности своего указа. Это ему должен подготовить Макей. Я к Макею и обратился. Пусть Макей подготовит необходимые бумаги и объяснит Лукашенко – что, где и как. И тогда должен обратиться президент в Конституционный суд, если он хочет подтвердить конституционность своего декрета. Я обратился так, как и положено.
— Вы много ездите по миру, вас приглашают читать лекции в лучшие мировые учебные заведения. Вам эта пенсия действительно нужна или это дело принципа?
— Мне уже всё-таки 75 лет, работать становится сложнее, и я могу остаться совсем без копейки. Я не читаю лекций в каких-то не престижных университетах. А там к каждой лекции нужно серьёзно готовиться, много работать, это занимает всё моё время. С одной стороны – это интересно, какое-то самоутверждение. Но с другой стороны, годы идут и берут своё.
Так же обратите внимание: у меня пенсия – «за особые заслуги перед белорусским народом». У Соколова, Дементея, Ковалёва, которые не поднимались выше, чем председатель Президиума и председатель ВС, но у них одинаковые «заслуги», как и у меня. Но мне ещё нужно было сделать по-другому, по-особому. И даже в те времена мне запрещалось где-то работать, имея эту «заслуженную» пенсию. Потому, что тогда нужно было бы высчитывать с этой пенсии зарплату. Пускай они сегодня высчитают с этой гонорар, например, за японскую публичную лекцию! Я посмотрю на выражение их лиц!
— Надеюсь, что правда, как говориться, восторжествует.
— У нас получается так обычно, что правда появляется уже тогда, когда нас нет. Но если дело до Конституционного суда не дойдёт, если никто, из тех, к кому я обратился, туда запрос не пошлёт, мы увидим – насколько развито у наших руководителей чувство холуя.
 
10:45 29/05/2010




Loading...


загружаются комментарии