Генерал Фролов собирает добровольцев

Генерал Валерий Фролов принял решение баллотироваться в президенты. «Белорусскому партизану» он рассказал о своих мотивах и планах.


Генерал Фролов собирает добровольцев
- Валерий Дмитриевич, в таких случаях говорят: как чертик из табакерки…
 
- И ничего не из табакерки. Я и в парламенте сидел в свое время. У нас в парламенте, правда, сделать такой небольшой группой что-то очень сложно. И потом не спал в шапку, да и сейчас не сплю. У меня сохранились контакты со многими людьми: в организациях, партиях, чернобыльских, афганских структурах. У меня в принципе, просто очень много друзей. Я молодым попал в политику; да, были ошибки. Но ведь и я возмужал.
 
- Валерий Дмитриевич, чем все-таки продиктовано Ваше решение – идти на президента?
 
- Продиктовано оно двумя обстоятельствами, на мой взгляд. Это многочисленные заседания Рады белорусской интеллигенции, членом которой я являюсь, где я видел всех претендентов – и оптом, и в розницу, откровенно говоря. И у меня такое ощущение, что единый кандидат вряд ли будет. Да большинство претендентов и цели такой не ставят – так, поучаствовать в процессе, получить какие-то финансовые дивиденты, пиар, другие вопросы, иногда мне непонятные. Тио есть, единого кандидата не будет.
 
Второе, что меня удивило, нет среди наших кандидатов ни одного пророссийского – все в Европу стремятся.  Я ничего против Европы не имею, я с глубоким уважением отношусь к европейским ценностям, слава Богу, объездил в свое время полмира. Я не хочу сказать, что европейцы плохие или хорошие, они – другие. Мы принадлежим, к сожалению, к немножко другой цивилизации, у нас немножко другой менталитет. Когда говорят: да мы – европейцы, сейчас как пойдем в Европу! Во-первых, мы не готовы стать европейцами, во-вторых, на примере той же Латвии можно сказать, что там не очень-то нужны конкуренты. Мы нужны там как гастербайтеры.
- Но в Беларуси последние 15 лет никогда не было недостатка в пророссийских кандидатах. Что случилось сейчас?
 
- Ситуация меняется. В свое время Александр Григорьевич был люб россиянам – была у Москвы только одна точка опоры. А одна точка опоры даже в физике – слишком неустойчивое состояние. Я говорил в свое время и россиянам: нельзя опираться только на одного человека. С Россией нужны хорошие отношения и с точки зрения экономики, и с точки зрения изменения ситуации. У России рычагов достаточно – просто она ими не пользовалась.
 
Сам я не хотел идти, откровенно говоря. Я долгое время встречался с людьми разумными, а значит, и пророссийскими, - Ярошуком, Калякиным, - подталкивал их, подпихивал. Я смотрю, они как-то тормозят этот процесс, а время-то уходит. Меня еще в определенной степени сдерживал и возраст. А потом подумал: не такой я уже и дремучий. У меня ведь нет таких амбиций - порулить, я был руководителем очень приличного ранга. Просто я предъявил к кандидатам ряд требований, которым он должен был соответствовать, чтобы в итоге придти к успеху. Первое – свой среди чиновников. Придет кто молодой – он же сразу всех «на вилы». Второе – с демократическим уклоном, и третье – просто разумный человек. Я увидел таких людей в Ярошуке, Калякине. Но пока… Посмотрим – я нарулился, накомандовался, насиделся в президиумах.
 
- Чтобы принять такое важное решение – идти на выборы, нужно заручиться поддержкой как внутри Беларуси, так и в российских кругах, коль скоро Вы объявляете себя пророссийским кандидатом…
 
- Вот еще одна причина. У меня есть много друзей, которые меня прямо пинали в кандидаты. Говорю: мужики, давайте подождем более молодого претендента, который мне симпатичен – я с удовольствием с ним поработаю. Не дождался…
 
На мой взгляд, если не сложится ситуация как мне бы виделось – после регистрации я просто снимусь. Потому что участие в выборах без определенных условий и сложившейся ситуации – это просто легитимизация Александра Григорьевича Лукашенко. Он прекрасно это понимает и, думаю, готовит себе спарринг-партнеров – кто-то штатный выступит, кто-то новый подключит. Это обеспечит такую видимость демократических выборов, участия широких народных масс. Я, например, сторонник того, что если что-то не сложится – просто сняться с выборов. Это был бы очень опасный для него вариант. Я думаю, что спарринг-партнеры уже готовятся – в Беларуси всегда хватало и партизан, и полицейских. Может быть, придется призывать всех кандидатов сняться, что, в общем-то, маловероятно. И призывать людей, учитывая как у нас проходят «выборы», не участвовать в этом балагане.
 
- Валерий Дмитриевич, складывается впечатление, что Россия нашла себе другого друга – Украину, а потому на Беларусь ей наплевать, как и на предстоящие выборы начхать.
 
- Но повод для этого дали сами белорусы. Россия все-таки дорожит своим международным имиджем и не хотела бы играть в детские игры. Здесь я ее прекрасно понимаю. Обижаться на Россию – обижаться на самих себя.
 
- Но в этой ситуации, тем не менее, Вы рассчитываете на поддержку России…
 
- Хотелось бы иметь эту поддержку. И, с моей точки зрения, это одно из условий положительного завершения выборов.
 
Вообще, я рассчитываю на поддержку действующих офицеров, с которыми служил – им не надо объяснять, кто я такой. А таких людей – море: и на Дальнем Востоке, в Прибалтике, в Беларуси, в Украине.
 
И вообще: я рассчитываю на сбор команды по образцу белой добровольческой армии, когда в одном строю шли и офицер, и подполковник, и подпоручик, и юнкер, - просто у них было убеждение, что за Родину нужно сражаться. Они шли, сражались, и ложились костьми. И никто ничего им не платил! Я думаю, у каждого офицера что-то похожее сохранилось.
 
Но я рассчитываю не только на офицеров. Я знаю очень многих министров, замминистров, губернаторов, председателей райисполкомов, директоров всякого разного уровня. У нас сложилась такая ситуация: у многих нет денег, чтобы нормально жить, у других есть деньги, но они не могут их использовать. И у бедных проблемы, и у богатых – проблемы. Есть только очень небольшая группа особо приближенных к императору, которая может пользоваться деньгами по полной программе. И то с оглядкой.
 
- То есть, чиновники – это Ваш электорат?
 
- Один очень высокий чиновник как-то сказал: да ни за кем не пойдем, за тобой – пошел бы. Я долго думал над этими словами… Не вижу я среди чиновников врагов. Здесь масса толковых людей, на которых все держится при всеобщей бестолковщине. Помните, как нашего премьера Кебича избирали президентом? Все – на словах за, а тайком – против. Вся беда наша в  том, что нет альтернативы. Все претенденты, заявившие президентские амбиции, симпатичные ребята, но это не уровень будущего президента.
 
- Сейчас модно стало спрашивать: пойдете до конца?...
 
- А чего мне бояться? Мне уже 62 года. Прихожу я на кладбище, где лежат мои родители, друзья – там человек похоронен 35 лет, там – 40 лет. А мне уже. Слава Богу, шестьдесят два. Что мне терять?..
 
 
07:54 01/06/2010




Loading...


загружаются комментарии