Подготовка к выборам набирает обороты

Александра Лукашенко всё меньше поддерживают как жители его страны, так и Россия, и сегодня его позиция выглядит уязвимой, как никогда за последние годы. Однако неспособность оппозиции сплотиться вокруг единого кандидата может обеспечить ему победу в предстоящих выборах на пост президента, пишет Дэвид Марплс для OpenDemocracy.


По конституции Белоруссии, следующие выборы президента должны состояться в феврале 2011 года. Нынешний президент Александр Лукашенко находится на своём посту уже 16 лет, и большинство населения страны, по данным последнего опроса общественного мнения лаборатории «НОВАК», хотели бы «увидеть новое лицо». Но способна ли оппозиция выдвинуть подходящего кандидата, и в чём состоят основные проблемы, заботящие избирателей летом 2010 года?
 
На последних выборах, проходивших в 2006 году, «Объединенные демократические силы» выдвинули против Лукашенко единого кандидата от оппозиции, Александра Милинкевича, учёного из Гродненской области, не принадлежащего ни к какой партии. Однако, он оказался не единственным кандидатом от оппозиции, участвующим в выборах: Александр Козулин, бывший ректор Белорусского государственного университета и лидер социал-демократической партии тоже решил баллотироваться на этот пост; выдвинул свою кандидатуру и руководитель либеральной демократической партии Сергей Гайдукевич. Официальным результатом тех выборов стала победа Лукашенко, набравшего почти 83 процента голосов. Однако большинство западных стран отказались признать выборы свободными и честными. Ещё живы воспоминания о палаточном городке на центральной площади Минска, разбитый местными участниками акции протеста, который через несколько дней силой заставили снять.
 
На этот раз в «Объединеных демократических силах» наметился раскол. Милинкевич снова выставляет свою кандидатуру, на этот раз в качестве руководителя движения «За свободу».  3 мая он официально заявил о своём намерении участвовать в выборах, выступив с презентацией предвыборной платформы, ориентированной на европейскую интеграцию. Его слоган «Сделаем Беларусь настоящей Европой!» предполагает создание нейтрального государства, которое сохранит хорошие отношения с Россией. Через три дня бывший председатель парламента Станислав Шушкевич подверг резкой критике Милинкевича,  предложив кандидатуру лидера гражданской кампании «Европейская Беларусь», Андрея Санникова.
 
Список потенциальынх кандидатов от оппозиции растёт с каждым днём. В него, помимо Милинкевича и Санникова, входят Ярослав Романчук, руководитель научно-исследовательского центра «Мизес»; Владимир Некляев , лидер гражданской кампании «Говори правду!»; Алесь Михалевич, бывший заместитель председателя Белорусского народного фронта; Николай Статкевич, руководитель социал-демократической партии «Народная Грамада»; Сергей Калякин, лидер партии коммунистов Белоруссии; Владимир Колас, председатель Совета Белорусской интеллигенции и Виталий Римашевский, сопредседатель незарегистрированной партии «Белорусская христианская демократия».
 
И это ещё не полный список. 29 мая состоялся съезд (сейм) Белорусского Народного Фронта, на котором кандидатом на пост президента был выдвинут партийный активист Григорий Костусев. 31 мая заявил свою кандидатуру Юрий Глушаков, заместитель председателя  партии «Зелёные», предвыборная платформа которого сосредоточена на экологических проблемах и протесте против сооружения атомной электростанции, которую собираются строить на границе с Литвой. В конце мая состоялось заседание политического совета Объединенной гражданской партии, заявившей в качестве своего  кандидата Ярослава Романчука, вместо руководителя партии Анатолия Лебедько, который в случае победы партии должен будет стать премьер-министром сформированного ею правительства. Ещё один кандидат, появившийся в конце мая – генерал Валерий Фролов, бывший руководитель республиканской фракции парламента. Фролов заявил, что принял решение об участии в конкурсе в качестве единственного пророссийского кандидата, но что его позиция никоим образом не препятствует налаживанию добрых отношений с Европейским союзом и не говорит об отсутствии глубокой озабоченности интересами Беларуси. Фролов уже выставлял свою кандидатуру во время предвыборной кампании 2006 года, однако не смог собрать необходимых 100 тысяч подписей и был вынужден выйти из игры.
 
Пока неясно, отдаст ли Козулин голоса своего электората в поддержку Владимира Некляева или станет баллотироваться самостоятельно (проще говоря, не явится ли препятствием для его участия в выборах судимость, которую он получил в результате ареста в ходе событий 2006 года). Гайдукевич, вероятно, тоже захочет снова баллотироваться, впрочем, он не является членом оппозиции. Участие в выборах его кандидатуры помогло бы легитимизировать выборы в глазах международных обозревателей.
 
Понятно, что, выдвигая столь большое число кандидатов, оппозиция тем самым обеспечивает очередную победу Лукашенко. Многие, вероятно, сойдут с дистанции уже на первом этапе, не набрав необходимые 100 тысяч подписей, или не имея достаточного финансирования, необходимого для участия в предвыборной кампании. Мягкий интеллектуал Милинкевич представляется, бесспорно, самым серьёзным из всех кандидатов. Однако в 2006 году его кампания «объединённая оппозиция» долго раскачивалась, многих разочаровала и фактически привела к расколу Белорусского народного фронта.
 
Ситуация достойна сожаления по многим причинам. У Лукашенко, заявившего, что он не видит особых причин, почему бы снова не баллотироваться на этот пост, есть серьёзные проблемы. Ещё год назад он казался несокрушимым. Переиграв всех своих критиков и обеспечив приостановление запрета на поездки в Европейский Союз для большинства членов своего кабинета, он был вознагражден за свои усилия приглашением ЕС Белоруссии присоединиться к программе Восточное Партнёрство. Он выпустил на свободу «последнего» политического заключённого (Козулина), разрешил официальную продажу двух оппозиционных изданий («Народная Воля» и «Наша Нива») и дал указание премьер-министру Сергею Сидорскому объявить новую программу приватизации для привлечения иностранных инвестиций. Лукашенко, казалось, создал новые возможности и для себя, и для своей страны, для того, чтобы вырваться из сферы притяжения России, как в политическом плане, так и с точки зрения экономической зависимости.
 
Однако импульсивному руководителю не удалось до конца выдержать этот курс. Последовали новые аресты и враждебные действия по отношению к оппозиции, особенно активистам молодёжных движений. 6 апреля пропрезидентская молодёжная организация «Белорусский союз патриотической молодёжи» и ветераны войны собрались для пикетирования офисов «Народной воли» за то, что в статье о Великой Отечественной войне она якобы «фальсифицирует историю». Правящий режим также подверг нападкам Союз поляков и учредил альтернативную официальную организацию, претендующую на представление интересов 400 тысяч этнических поляков, проживающих в стране. В ходе репрессий правительство неоднократно задействовало подразделения милиции и КГБ.
Муниципальные выборы, состоявшиеся 2 апреля и ставшие своего рода прелюдией к выборам президента, во многих случаях выглядели нелепо, и проправительственные кандидаты вызвали воспоминания об однопартийной системе выборов эпохи советской власти; голосование в значительной мере было проведено досрочно.
 
Решающее значение приобрели отношения с Россией. Лукашенко воспользовался хорошими отношениями с ЕС, чтобы заручиться его поддержкой своей дерзкой позиции в отношении Москвы. Он отказался признать отделившиеся от Грузии республики, Абхазию и Южную Осетию. В прошлом году белорусский президент подписал договор коллективной безопасности лишь после многих проволочек. Он осудил российские планы строительства новых газопроводов для европейских потребителей в обход Белоруссии. Лукашенко подверг резкой критике введение Россией экспортных пошлин на нефть и нефтепродукты для Белоруссии (но не для Казахстана, ещё одного члена Таможенного союза, образованного в начале этого года). Он предпринял переговоры с Венесуэлой для заключения сделки по импорту нефти, в соответствии с которой в Белоруссию в этом году будет поставлено до 5 миллионов тонн нефти. Все эти жесты не способствовали ослаблению напряжённости в отношениях с Россией. И, тем не менее, до последнего времени он всегда мог рассчитывать, что на очередной выборной кампании получит полную поддержку Москвы, в частности, в плане признания действительности результатов выборов.
 
Но вопрос о поддержке Лукашенко со стороны Москвы на президентских выборах 2011 далеко нельзя считать однозначно решённым. 7 апреля в результате восстания в Бишкеке, столице Кыргызстана, было свергнуто правительство Курманбека Бакиева, бывшего долгое время союзником Соединённых Штатов. Во время разыгравшихся в этой стране событий силы безопасности направили пулемёты против невинных граждан. Бакиев бежал и, в конечном счёте, нашёл политическое убежище для себя и своей семьи в Белоруссии. И вот теперь Лукашенко появляется с Бакиевым на публике и открыто поощряет его в стремлении вернуться  и принять участие в президентских выборах в Киргизии. Участие белорусского руководителя в этом деле вызывает удивление; и это серьезный политический просчёт. Лукашенко, видимо, изначально предполагал, что Запад поддержит подобный шаг. Между тем, и США и Россия дали своё благословение революционным силам и поддержали просьбу временного правительства Киргизии о выдаче Бакиева.
 
Есть некая ирония в том, что авторитарный лидер Белоруссии поддерживает президента, пришедшего к власти в результате победы в «тюльпановой» революции. Но для Лукашенко ключевым вопросом является смещение законно выбранного президента и поддержка этого акта крупными мировыми державами. Он неоднократно заявлял, что в Белоруссии этого не могло бы случиться, и что «Россия и Запад создают зловещий прецедент, поддерживая незаконное правительство, пришедшее к власти кровавым путём». Однако можно предположить, что тут важнее тот факт, что Россия и США смогли найти общий язык.
 
Аналогичные опасения проглядывают в отношениях Лукашенко с Евросоюзом, особенно это касается Польши. Недавнее сближение между Польшей и Россией – неважно, будет ли оно прочным или лишь временным – лишает президента Белоруссии возможности балансировать, стравливая одного своего соседа с другим.  Кроме того, эти дружественные отношения возникли вне рамок Евросоюза, который сейчас занят финансовым кризисом, поразившим большинство стран Южной Европы. В недавнем интервью представителю агентства Рейтер Лукашенко утверждает, что, несмотря на сердечные отношения в прошлом году, «Запад» сейчас, в ожидании президентских выборов 2011 года, не собирается воздать Белоруссии за её «сотни, может быть, тысячи [действий] в год». «То, что для нас неприемлемо, - говорит он, - для кого-то рядом с нами - в порядке вещей». Запад, с его точки зрения, слишком многого требует от Белоруссии, например, приватизации предприятий по низкой цене или того, что он называет «разрушением конституционного строя» его страны. Коротко говоря, предстоящие выборы вызвали к жизни его старые опасения, что западные страны ждут его отставки и победы кандидата с более демократическими взглядами. И на этот раз они могли бы получить естественную поддержку со стороны России, открыто раздражённой отсутствием прогресса в учреждении союзного государства, общей валюты и единого фронта по вопросам вооруженных сил и безопасности. Кроме того, Лукашенко поступает неосмотрительно, отрицая экономический кризис в Белоруссии. Однако невозможно не заметить, что автомобильная промышленность, в частности, работает всего на 70% от уровня производительности в 2006 году. Резервы денежной наличности малы, и национальный долг составляет почти 52% ВВП. В октябре прошлого года Россия отказалась предоставить последний 500-тысячедолларовый транш стабилизационного займа на сумму 2 миллиарда долларов. В январе 2009 года Белоруссия получил от МВФ 2,5 миллиарда долларов в качестве чрезвычайного кредита, а теперь Лукашенко уверяет, что его страна не будет больше просить дополнительных кредитов. Жители Белоруссии, долгое время защищённые от потрясений уникальной экономической системой Белоруссии, не сразу сумели оправиться от изумления, которое вызвала у них 20% девальвация денег в январе 2009 года. Белорусская валюта продолжает обесцениваться, и стоимость доллара приближается к 3 000 белорусских рублей.
 
Ключевыми для избирателей проблемами остается жилищные условия и коммунальные платежи. Приватизация собственности привела к выраженному росту инвестиций российского капитала в недвижимость с соответствующим ростом цен и арендной платы. Многие наиболее доходные предприятия тоже оказались в собственности граждан России.
 
Пока что к началу новой избирательной кампании Лукашенко сохраняет определённые серьёзные преимущества. Центральная избирательная комиссия остается в руках его союзника Лидии Ярмошиной. Нынешний президент Белоруссии контролирует абсолютное большинство средств массовой информации, особенно на телевидении. Милиция, КГБ и вооруженные силы остаются лояльными ему и обладают реальной властью. В парламенте лишь один-два человека обнаруживают инакомыслие, а большинство депутатов сохраняет лояльность режиму (в любом случае, у них мало реальных возможностей что-либо изменить). Аналогично, Конституционный суд с конца 1996 года руководствуется в своей деятельности «проштампованным законодательством». Хотя Министерство юстиции легализовало некоторые политические партии – в первую очередь, движение «За свободу» под руководством Александра Милинкевича – однако слишком часто оно отказывалось регистрировать многие другие, тот же Молодёжный Фронт и Партию христианских демократов.  Условия игры, как и прежде, далеко не одинаковы для всех.
 
Однако ключевым активом долгоиграющего президента остается раскол среди оппозиции. Совершенно необходимо достигнуть единства и согласия вокруг одного кандидата, при том, что до выборов остаётся меньше 10 месяцев (судя по намёкам  Ярмошиной, что они могут состояться и в начале осени), а потенциальных кандидатов набралось уже с десяток.
 
Как и соседняя Украина, Белоруссия во время проведения предвыборной кампании попадает под пристальное внимание международной общественности, что затрудняет режиму возможность поступать с оппонентами с привычной бесцеремонностью. Существуют также финансовые проблемы и нет уверенности в поддержке России в том, чтобы на посту президента Белоруссии оставался её доселе бессменный правитель. Хотя нет особых надежд на то, что даже если будет выдвинут единый кандидат от оппозиции, то он обязательно одержит победу, однако он мог бы представить реальную альтернативную программу по разрешению проблем, вызывающих обеспокоенность у населения. Иными словами, в фокусе оказываются не просто проблемы будущей интеграции с Европой  — этот вопрос в лучшем случае будет фигурировать на периферии повестки дня,— но экономическая стабильность, уровень заработной платы и цен, а также отношения с беспокойным неприятелем-кумом-другом, Российской Федерацией.
 
07:23 03/06/2010




Loading...


загружаются комментарии