Байкова до суда может не дожить

Арест старшего следователя Генеральной прокуратуры Светланы Байковой покрыт мраком молчания. 24 июня исполнится четыре месяца, как следователь находится в следственном изоляторе КГБ; но официальные обвинения высокопоставленному чиновнику Генпрокуратуры до сих пор не предъявлены.

Байкова до суда может не дожить
Что стоит за арестом Светланы Байковой и молчанием вокруг этого дела? Свою точку зрения излагает руководитель «Правовой помощи населению» Олег Волчек.
 
- 24 июня исполняется ровно четыре месяца, как Светлана Байкова находится за решеткой. Появляется негласная информация – и от прокуроров, и от сотрудников КГБ. И уже можно подвести первые результаты этого ареста.
 
Версия о том, что Светлана Байкова имела отношение к делам исчезнувших, сразу отметается: действительно, она имеет отношению к расследованию этих дел, но всю информацию по исчезнувшим мы получили от Алкаева, Случека, Петрушкевича. Эта версия отметается, и прокурорские работники, и милиция склоняется к версии – месть. Месть за последние дела по коррупции, в частности, ее выходы на высшие должностные лица КГБ.
 
Но с другой стороны, бывшие сотрудники КГБ склонны считать, что такое решение принимал не Зайцев, не сам Комитет, - такую установку давал кто-то свыше. Совместная следственная группа вскрыла большой пласт коррупции не только на региональном уровне, но и высшего звена по прохождению таможенных грузов без контроля. Хочу сказать, что эти события начались не последние два-три года – они тянутся с 1998-го, 99-го годов. Эта схема была отработана, когда на таможне делался коридор и проезжали грузы. В данном случае задержание Байковой проходило для чего? Чтобы затормозить процесс нарабатывания материалов по коррупции в высших эшелонах власти.
 
Почему выбрали именно Байкову? Как мы уже говорили, Байкова была сердцем антикоррупционной борьбы и она владела достаточным объемом информации. Профессионально велся сбор информации и прокурорскими работниками, и милицейскими чиновниками. И Комитет решился на такой шаг с подачи высокого чиновника – затормозить расследование.
 
Что же получилось? Сегодня прокуратура не уменьшила объем работы в антикоррупционном направлении. Притормозить процесс, в котором задействованы сотня-две чиновников, очень сложно. Процесс пошел, и прокуратура все равно будет доводить дело до конца.
 
Третье. Арестовывая следователя, они не продумали, как довести дело до суда. Через два месяца они должны были в любом случае придти к Генпрокурору за продлением санкции на арест Байковой. Они пришли, санкции не получили, и выбрали самый простой способ – по формальной статье возбудили дело и продлили арест еще на два месяца. На сегодняшний момент – на 24 июня – я знаю точно, Василевич не будет продлевать сроки, поэтому готовятся пять новых статей. Предъявленные обвинения (незаконное освобождение и так далее) отдельно не предъявляются; эти обвинения должны предъявляться в рамках статьи «превышение служебных полномочий» или «злоупотребление служебными полномочиями» - то есть, более узкие статьи поглощаются более мощной статьей. Здесь даже юридически неграмотно было возбуждено дело. Если даже Байкова и группа сотрудников милиции сделал подлог или другие служебные нарушения – должно было возбуждаться дело по статье «злоупотребление служебными полномочиями», которое повлекло нанесение существенного вреда интересам граждан и общественным интересам.
 
Я допускаю, если бы были процессуальные нарушения со стороны Байковой, отдельных сотрудников милиции, то такое дело могло быть возбуждено, если бы сотрудники таможни были оправданы. В этом случае под арестом оказалась бы вся следственная группа, надзирающие прокуроры, прокуроры, принимавшие участие в суде, и получается, что и судьи вынесли незаконный приговор. Но мы видим, что дело замыкается только на Байковой плюс несколько арестованных сотрудников следственной группы арестованы, которые находятся в КГБ. Я знаю, подполковник там находится, некоторых вытаскивали из Киева.
 
Ошибка КГБ состоит в следующем. Возбуждать уголовное дело против старшего следователя Генпрокуратуры – это очень опасно, потому что в процессуальном плане такие дела очень тяжело довести до суда. Во-первых, в Генпрокуратуре собраны самые мощные следователи,  имеют защиту и лобби – прокурорско-милицейское. Во-вторых, если дело до суда дойдет, в любом случае дело направляется прокурору, который должен решить – направлять дело в суд или возвращать назад? Даже если КГБ направит дело прокурору, прокуратура не будет поддерживать обвинение в суде.
 
И последнее, пожалуй. КГБ должно срочно выпускать Байкову, потому что она получила сильнейший психологический срыв, шок, стресс – она не ожидала, что борясь с коррупцией, за это окажется в тюрьме. И еще один нюанс, который вызывает сильнейшие опасения: Байкова – инвалид, имеет онкологическое заболевание. Через наших коллег мы получили информацию, что ее посадили на сильнейшие препараты, те препараты, которые дают в «Новинках» для успокоения. И дают такие большие дозы, что физически может не выдержать сердце с учетом онкологического заболевания. У моих коллег из прокуратуры есть опасения, она может просто до процесса не дожить. Сейчас это самое опасное, и в первую очередь как правозащитник я должен этот вопрос поднимать – применяются определенные пытки.
 
Почему я считаю, что она не должна содержаться в тюрьме? Потому что предъявленные ей обвинения не являются тяжкими преступлениями и уже достаточно она насиделась за это время, спокойно можно перевести под домашний арест – как в случае Тамарой Винниковой. И это было бы гуманно, я считаю. Но дальнейшим содержанием под стражей КГБ получает такой же резонанс, как и по делу Автуховича, когда он объявил голодовку и 90 дней голодал. Все понимали: если он умрет – виноваты будут все…
 
Я не оправдываю Байкову; полагаю, возможно, и были какие-то спорные процессуальные моменты. Но таким наглым образом такие проблемы не решаются. Но бросать в тюрьму, издеваться над женщиной – это можно подвести под определение «пытки».
 
Сегодня КГБ видит уже свой проигрыш, но не знает, как выйти из этой ситуации. Мы, юристы, называем это «форс-мажорной» ситуацией, ни туда, ни сюда. Прекратить дело они не могут – это значит, признать, что прокуратура победила, и прокуратура может в ответ возбудить свое уголовное дело. Ситуация накаляется: КГБ будет накатывать, а прокуратура будет пытаться защитить Байкову. Так что последствия будут плачевными и для одной структуры, и для другой – если эта пружина взорвется. Поэтому обеим сторонам нужно отбросить все амбиции и здравомысляще оценить ситуацию, найти компромисс.
 
Но поскольку это дело курируется на самом высшем политическом уровне, допускаю, что выходом из ситуации может стать информационный взрыв или другое дело, которое по своему резонансу перекроет дело Байковой. Что-то сейчас произойдет: то ли большой слив компромата на КГБ, то ли нечто похожее.
 
 
Справка. Старший следователь по особо важным делам Генпрокуратуры Светлана Байкова задержана сотрудниками КГБ 25 февраля 2010 года. Минимум до 24 июня 2010 года Светлана Байкова будет находиться в следственном изоляторе КГБ.
 
Старшего следователя обвиняли по ч. 1 ст. 14 и ч. 2 ст. 399 (покушение на незаконное освобождение от уголовной ответственности), ч. 2 ст. 399 (незаконное освобождение от уголовной ответственности) и ч. 3 ст. 426 (превышение власти или служебных полномочий). Последняя статья УК присутствует и в новом уголовном деле, но уже в «обрамлении» ст. 393 (привлечение в качестве обвиняемого заведомо невиновного) и ст. 397 (заведомо незаконные задержание или заключение под стражу).
06:46 07/06/2010




Loading...


загружаются комментарии