Могильщики интеграции

Как можно одновременно быть главным сторонником интеграции с Россией и основным тормозом этой интеграции? Оказывается, легко.

Могильщики интеграции
На прошлой неделе мы в очередной раз узнали, что Беларусь является интеграционным лидером на постсоветском пространстве, а ее президент - самый интеграционный президент на планете («Хочу подчеркнуть, это не дежурные слова на публике. Белоруссия всегда была сторонником интеграционных процессов. Это наш имидж – самая интернациональная страна на постсоветском пространстве, и мы всегда выступали за интеграцию, даже когда о ней боялись говорить».А. Лукашенко, 01.06.2010). Парадокс оказался в том, что мы могли бы этом не узнать или не вспомнить, если бы в Минск с миссией мира не прилетел первый вице-премьер правительства России И. Шувалов.
 
Дело в том, что последние 15 лет А.Лукашенко успел прославиться то угрозами развалить ОДКБ (июнь 2009 г.), то увязыванием развития Союзного Государства России и Беларуси с поставками дешевого российского газа и т.д. С учетом того, что в свое время под проект российско-белорусской интеграции, Минск получил от Москвы ресурсной, кредитной и иной поддержки на сумму более 52 млрд. долларов США (на 1 января 2010 г.), но при этом проект Союзного Государства так и не осилил второй этап экономической интеграции (таможенная зона), то согласиться с утверждением, что «Москва завидует» или «ревниво» относится к статусу Минска, как интегратора всех времен и народов, невозможно. «Завидовать», в хорошем смысле этого слова, нечему. Одно дело вести речи об интеграции второй десяток лет, а другое дело - продвигать и финансировать интеграционные проекты. Скорее А. Лукашенко можно отнести к разряду «могильщиков интеграции».
 
Могила интеграции
 
Имея в своих руках полноценных и вполне перспективой проект российско-белорусской экономической и даже политической интеграции, который в 90-е годы прошлого века отражал интересы и отвечал чаяниям абсолютного большинства белорусского народа, А. Лукашенко превратил его в систему высасывания из России дотаций и ресурсов, доступа к рынкам и технологиям. Полтора десятилетия меняя обещания и намерения на реальные ресурсы соседнего государства, белорусский президент в итоге обменял российско-белорусскую интеграцию на свои бесконечные президентские сроки.
 
В итоге, до настоящего времени, после пятнадцати лет российско-белорусской интеграции нет ни одной реально действующей российско-белорусской корпорации – феноменальный «успех» белорусского «интегратора».
 
Сейчас вместо интеграционного союза двух близких по языку, культуре, истории народов, мы имеем открытое отчуждение двух государств и отсутствие контактов между главами России и Беларуси. Все эти непростые и негативные процессы стимулировались открытым предательством формального «союзника» в августе 2008 г., нефтяным шантажом России по всем азимутам, бесконечными истериками в белорусской печати и электронных СМИ о том, что «Россия теряет Беларусь», многолетней антироссийской кампаний в белорусском медиапространстве.
 
За годы интеграции разобщенность двух народов стала видна невооруженным глазом. Прежде безупречный в глазах россиян имидж белорусского народа, Беларуси и белорусского государства не просто потускнел, но и подвергся глубокой эрозии. Российским политическим классом А. Лукашенко воспринимается, как исключительно лживый и порочный человек, непрерывно под флагом «союзника» предающий Россию, а белорусы сейчас в лучшем случае воспринимаются в качестве гастрабайтеров.
 
К сожалению, мнения российского политического класса о белорусском президенте все более настойчиво переносятся на белорусский народ и его протоэлитные группы. С каждым президентских сроком А. Лукашенко в России нарастает понимание, что ситуация в белорусском политическом классе на самом деле гораздо сложнее, чем казалось на первый взгляд – А. Лукашенко в целом устраивает основные элитные группы силовиков, банкиров, сельскохозяйственной номенклатуры, быстро формирующееся около режима белорусской финансово-ресурсной олигархии. Их всех вполне устраивала псевдоинтеграционная игра белорусского президента.
 
Истеричная борьба белорусского истэблишмента за несчастные 15 млн. тонн российской беспошлинной нефти, что разворачивается на наших глазах последние полгода, являются закономерным итогом белорусской интеграционной политики и одновременно демонстрацией того уровня падения статуса псевдоинтегратора, до которого докатился А. Лукашенко. Каких-то 5 – 6 лет назад белорусский президент имел возможность не только получать в практически неограниченных объемах самые дешевые энергоресурсы Евразии, но реально мог помочь своей стране стать основным транзитным каналом российских энергоносителей на Запад. Белорусский президент с поразительным, можно сказать с маниакальным упорством, похоронил все возможности, что имела республика в силу своей истории и географии. А. Лукашенко сделал все, чтобы Россия полностью закрыла проект второй очереди газопровода «Ямал-Европа», своей неадекватной политикой фактически пролоббировал начало строительство газопровода NordStream, следом (выводы из собственных ошибок не были сделаны) сооружение нефтепровода БТС-2.
 
Все годы своей власти белорусский президент, как истинный националист, вышибал Россию из политики и экономики своей страны, с которой он же провозглашал бесконечную интеграцию за ее счет. Попутно А. Лукашенко постепенно вычистил госструктуры от граждан Беларуси, родившихся на территории России, оставшиеся должны были отречься от своей исторической и фактической Родины или же по примеру того же О. Пролесковского, уроженца Подмосковья, восклицать по поводу и без повода: «Как я ненавижу этого Путина (Медведева)».
 
Сейчас А. Лукашенко клянет и проклинает всех вокруг, прежде всего Москву, и активно «переводит стрелки» на спонсоров российско – белорусской интеграции, но по-прежнему считает себя маяком интеграционных процессов на постсоветском пространстве. С тем же успехом Грузия себя считает вершиной демократии в регионе.
 
Безусловно, А. Лукашенко не имеет никаких шансов на политическое сотрудничество с Россией. Москва его хорошо знает, знает цену его обещаниям и гарантиям. Учитывается статус и Беларуси, которая при всем желании не может выступить в роли локомотива интеграционных процессов на постсоветском пространстве. Амбиции Минска в данном случае ничем, кроме риторики и ритуальным надуванием щек, не подкреплены, так как есть формула интеграции:
 
«Интеграционный проект имеет перспективу только в том, случае, если среди его инициаторов или в его составе имеется хотя бы один субъект мировой экономики и мировой политики». На постсоветском пространстве такой субъект только один – Россия.
 
Таможенный Союз.
 
К 1 июля Таможенный Союз, судя по всему, заработает. После завершения визита первого вице-премьера И. Шувалова в Минск возникло стойкое ощущение, что Минску все же придется присоединится к ТС. Деваться А. Лукашенко просто некуда...
 
При этом В.Семашко может и дальше «бетонировать» свою уверенность в том, что членство РБ в ТС можно обменять на дешевую нефть («Подписание Таможенного кодекса должно быть увязано с отменой экспортных пошлин на нефть и нефтепродукты. Отмена экспортных пошлин на нефть и нефтепродукты для Беларуси — это наше железобетонное требование...» В. Семашко, 02.06.10), а белорусские СМИ увлеченно рассуждать о роли Беларуси в ТС, как «входе на европейские рынки» и прочем и прочем… Между прочим, вход ТС на европейский рынок – Санкт-Петербургский порт, терминалы Финского залива и Новороссийск. Именно отсюда идет основной экспорт России и большая часть экспорта Казахстана. Кое-кому надо бы поучить современную экономическую географию постсоветского пространства.
 
Автор этих строк не раз отмечал, что для Минска в отношении Таможенного Союза есть только две альтернативы: войти и попытаться удержаться на общем рынке ТС или оказаться в изоляции от ведущих рынков региона. В данном вопросе требуются разъяснения.
 
Стремление белорусского руководства получить доступ к российской нефти по внутрироссийским ценам имеет какую-то перспективу только в случае нахождения с Россией в формате интеграционного проекта. В случае отсутствия Минска в ТС, А. Лукашенко с мечтой о дешевой нефти придется расстаться навсегда. Если только Уго Чавес еще танкер не пришлет, но и он погоду не делает.
 
Ссылки белорусских СМИ и самого белорусского президента на беспошлинную российскую нефть, поставляющую в Казахстан, рассчитаны на слабо информированных людей. Дело в том, что российская нефть, поступая на север Казахстана по единственному в данном регионе трубопроводу, является давальческой и возвращается на территорию России почти полностью в виде нефтепродуктов. Нефтяники прекрасно информированы об этой схеме…
 
Остается вопрос о российско-белорусской таможенной зоне.
 
Надежды белорусского руководства на то, что если Минск не войдет в ТС, то с ним останется действующая с 1995 года российско-белорусская таможенная зона, иллюзорны. Никакого «многозонального» Таможенного Союза не получится – Россия с Казахстаном в одном ТС, попутно России с Беларусью в еще одной таможенной зоне. Так не бывает. Это только Минск умудряется одновременно быть в разновекторных интеграционных проектах – Союзном Государстве и «Восточном партнерстве».
 
Стоит напомнить, что российско-белорусская таможенная зона так и не доведена до реального завершения. Если бы она действительно функционировала, то не надо было бы огород городить с Таможенным Союзом в рамках ЕврАзЭс. В этом случае к российско-белорусской таможенной зоне просто присоединилась бы Астана…
До сих пор в рамках российско-белорусской таможенной зоны имеются посты контроля на российско-белорусской границе. В свое время стороны так и не согласовали до конца единые таможенные пошлины. Белорусский рынок как был прикрыт целым набором всевозможных ограничений для российского импорта, так и остался частично закрытым для российских товаров. В данном случае интересно то, что Минск очень требовательно относится к формату создаваемого ТС, считая, что в нем должно быть все «равноправно», но почему-то не обращается к опыту «равноправной» российско-белорусской таможенной зоны с более чем двадцати ограничениями на поставки товаров из России...
 
Естественно, в случае начала работы ТС в составе России и Казахстана ни Москва, ни Астана не будет терпеть белорусский таможенный «черный ход». Таможенная зона СГ РФ и РБ должна быть встроена в ТС или ликвидирована. Другого варианта просто нет.
 
Нет нужды объяснять, что в случае ликвидации российско-белорусской таможенной зоны, доступ белорусских товаров на российские рынки резко ограничивается, по ряду чувствительных позиций закрывается безвозвратно. На российско-белорусской границе появится таможня. В итоге, Беларусь может по примеру бабки из сказки «О рыбаке и золотой рыбке» остаться у такого «разбитого корыта», что белорусы позавидуют киргизам. Сотворить подобное не трудно - это не заводы строить…
 
Естественно, 1 июня И. Шувалов четко и прозрачно донес до белорусского президента все последствия его попыток поменять членство Беларуси в ТС на «дешевую нефть». Капризам Минска поставлен предел. Как бы не утверждали белорусские СМИ, что «мяч на российской стороне», на самом деле нет никакого «мяча» - никто с Минском торговаться не будет. Нет желания идти в ТС – вольному воля.
 
Дешевой нефти в ТС Минск не получит.
 
И все-таки Минск, скорее всего, войдет в Таможенный Союз, рассчитывая на то, что в рамках следующего за ним Единого таможенного пространства, он получит доступ к столь вожделенной для него дешевой российской нефти…
 
Иногда кажется, что белорусские власти не понимают, что творят…
 
Единое экономическое пространство.
 
Никто ничего просто так не даст. Если кто-то в Минске рассчитывает, что ТС – это вагон, который сам собой привезет к новому нефтяному оффшору и в минских офисах будут подсчитывать прибыли от перепродажи добытой в сибирских болотах и на шельфе северных морей российской нефти, то он ошибается. ЕЭП – третий этап интеграции, означающий на деле интеграцию экономик стран, в него входящих. Для учреждения ЕЭП, создаваемой на базе ТС, партнерам необходимо подписать и ратифицировать более 50-ти соглашений.
 
Ряд этих соглашений будут иметь революционный характер для экономики, следовательно, и политики Беларуси. Прежде всего, Беларуси придется согласовать с Россией (90% экономического потенциала ЕЭП) свою макроэкономическую и валютную политики. Естественно, в данном случае речь идет о следовании в кильватере российской экономической политики. Навязать белорусские взгляды в стиле господ Рубинова и Ткачева российскому Министерству экономического развития и В. Путину будет невозможно.
 
Кроме того, придется унифицировать с Москвой принципы и правила регулирования деятельности субъектов естественных монополий, принципы и правила конкуренции (в белорусской экономике!), правила предоставления промышленных субсидий, правила государственной поддержки сельского хозяйства и т.д. Естественно, претворение данных соглашений в жизнь в корне изменит белорусскую экономику – нельзя будет закапывать средства в агрогородки, нельзя будет давать налоговые и таможенные льготы «флагманам» белорусской экономики и т.д.
 
В рамках ЕЭП появится единый рынок связи, будет обеспечен равноправный доступ к услугам естественных монополий, что означает резкое удешевление белорусского интернета и появление на белорусском рынке новых провайдеров.
 
В итоге, самое главное – нефть. Доступ к российской и казахстанской нефти по внутренним ценам РФ и Казахстана в рамках ЕЭП должен быть обусловлен созданием общего рынка нефти, нефтепродуктов и газа, соглашениями об унификации тарифной политики. Естественно, экспорт нефти и нефтепродуктов за пределы ТС будет четко отрегулирован, как и распределение экспортной пошлины.
 
В рамках ЕЭП возродить белорусский нефтяной оффшор не удастся. Белорусские НПЗ окажутся в цепочке подрядчиков по переработке нефти поставщиков из России и Казахстана, но никаких особых преимуществ они не получат.
 
Единое экономическое пространство (ЕЭП) вовсе не манна небесная и не решение проблем белорусских властей, которым, естественно, нужна не сама нефть, а просто деньги. Много денег и желательно безвозвратно.
 
В итоге, А. Лукашенко попал в колею, из которой он выбраться не может. Беда в том, что и выбираться некуда. Останется только одна альтернатива – в изоляцию от основных рынков постсоветского пространства и/или долгое ожидание появление зоны свободной торговли с ЕС в рамках «Восточного партнерства».
 
Если в свое время белорусский президент отказался от структурной реформы белорусской экономики, отказался от масштабной приватизации, то сейчас эту черную работу сделают без него и за него внешние силы, проще говоря интеграция. Если А. Лукашенко, по старой привычке ее не похоронит...
 
Источник:  politoboz.com
15:20 07/06/2010




Loading...


загружаются комментарии