Как Ломать З.К. едва не стал зк Ломать

Как устроена нынешняя белорусская власть? Почему одни бегут из страны или попадают на нары за понюшку табаку, а другие остаются на вершине, несмотря на уголовные дела против них и серьезные обвинения. Рассмотрим для примера одну из историй «успеха».

Как  Ломать З.К. едва не стал  зк Ломать
Председатель Комитета госконтроля Зенон Кузьмич Ломать безусловно выделяется из толпы безликих белорусских чиновников. Во-первых, авторитетным возрастом, в котором от таких людей, как говорят в народе, пора начинать прятать спички. Во-вторых, он типичный представитель уже почти совсем ушедшей династии партийных руководителей советской эпохи, прямо таки – легенда далекого прошлого. «Он наш – член Политбюро», - однажды сказал о нем Александр Лукашенко.
 
Родившийся в сложное военное время в обычной белорусской семье Зенон Кузьмич рано понял, что успех в жизни по-настоящему сможет обеспечить только ведущая и направляющая сила советского общества – Коммунистическая партия. Определившись с жизненными целями, он,  не спеша, но  уверенно двигался по служебной лестнице, занимая руководящие посты в различных комсомольских и партийных структурах БССР. Окончил Минский государственный педагогический институт им. А.М.Горького, Белорусский государственный институт народного хозяйства им. В.В.Куйбышева, Минскую Высшую партийную школу. Работал инструктором Мядельского райкома ЛКСМБ, Минского обкома ЛКСМБ, первым секретарем Узденского райкома ЛКСМБ. С 1974 по 1981 год был заведующим организационным отделом, секретарем райкома КПБ в г.п.Узда Минской области. С 1983 года работал инструктором Минского обкома КПБ, вторым секретарем Слуцкого горкома КПБ, первым секретарем Клецкого райкома КПБ, первым секретарем Слуцкого райкома КПБ. В 1992-1995 годах – член плановой и бюджетно-финансовой комиссии Верховного Совета Республики Беларусь.
 
Независимость Беларуси ярый коммунист Ломать встретил уже довольно опытным партийным функционером. Вполне логично, что как и большинство номенклатурщиков в судьбоносном для страны 1994 году,  он открыто поддержал кандидата от правящей элиты Вячеслава Кебича и активно участвовал в его предвыборной кампании.
 
Но Зенон Кузьмич был опытным аппаратчиком, поэтому  после победы на президентских выборах Александра Лукашенко, ему каким-то образом удалось убедить в своей преданности молодого руководителя страны. Лукашенко дал ему сразу невзрачную должность, с которой тот сумел взобраться на самый верх власти.  Лукашенко, по сути,  дал Ломатю вторую жизнь, а потом не позволил милиционерам, чекистам и прокурорам ее отобрать. Это один из самых преданных цепных псов режима, который, конечно, первым же в случае опасности и укусит своего хозяина. Опыт же есть, и опыт немалый.
 
На всех должностях Зенон Ломать запомнился больше не результатами своей работы, а отдельными кампаниями и скандалами, которые многие люди не могут забыть до сих пор.
 
Так, когда он работал  председателем Слуцкого райисполкома, подчиненные и местные жители дали ему за самодурство и невежество кличку «Поливанов» (отрицательный герой повести «Вечный зов» секретарь райкома ВКП(б) Поливанов, который своим вмешательством в хозяйственную деятельность только вредил делу, терроризировал руководителей, ломал судьбы людей). Они так и говорят журналистам: «А, этот Поливанов…».
 
В памяти жителей Гомеля, где Ломать работал в должности надзирающего помощника Президента, он останется пожилым мужчиной в костюме, вырывающим на рынке из рук приезжих продавцов  украинское вино и ревущего при этом благим матом.
 
Во время работы министром сельского хозяйства Зенон Ломать в очередной раз доказал, что на практической работе достичь конкретных результатов ему непросто, гораздо лучше у него получается требовать и контролировать, в связи с чем, он и был назначен на уже знакомую должность помощника Президента, правда в этот раз – главным контролером по Витебской области.
 
Однако, если до сих пор политкорректные люди называли его просто самодуром, то во время работы в Витебске с Зеноном Кузьмичем произошло нечто, что в народе связывают не иначе как с воздействием нечистой силы. То ли он решил заработать денег накануне приближающейся пенсии, то ли случилось что-то еще, об этом сейчас можно только гадать. В любом случае, Зенон Ломать начал совершать действия, мягко говоря, не совсем укладывающиеся в его должностные обязанности, а точнее, явно выходящие за пределы его служебных полномочий, и при этом содержащие признаки уголовно-наказуемых действий.
 
Дело в том, что к этому времени зять Ломатя,  сотрудник спецподразделения ГАИ «Стрела» Олег Рощеня с помощью своих приятелей-учредителей трех фирм изобрел специфическую схему для зарабатывания денег. У этих коммерсантов имелась возможность приобретать в Министерстве обороны списанную военную технику по символическим ценам. Правда, вначале было непонятно, что с этими старыми, никому не нужными машинами и агрегатами делать? За ответом  на этот нелегкий вопрос пошли к  Зенону Ломатю. Ответ нашелся – технику стали продавать госпредприятиям и конторам Витебской области. Типа, в хозяйстве все пригодится, даже старые машины. Мы же, белорусы, народ бережливый. Ну, а кто окажет Зенону Ломатю? Не надо задавать смешных вопросов?
 
После этого в жизни многих чиновников Витебской области наступили непростые дни. Отвечающий за область помощник президента, абсолютно не стесняясь, предлагал руководителям органов местной власти и крупных госпредприятий покупать «нужную» им технику у правильных  коммерческих структур.
 
Руководители местных органов государственной власти, директора крупных госпредприятий, в том числе, Оршанского льнокомбината, Витебскоблгаза и многих других возражать уполномоченному представителю президента не хотели. Поэтому со складов Минобороны в Витебскую область и двинулись вереницы старой военной техники (иная рухлядь даже не могла сама передвигаться). Сотни миллионов государственных денег потекли на счета компаний друзей Зенона Ломатя и Олега Рощени.
 
Ситуация выглядела довольно нелицеприятной, но что-либо сделать или даже информировать кого следует,  никто не решался. Тем более, когда в 2006 году Зенон Ломать пошел на повышение в Минск и стал руководителем главного контролирующего органа страны – Комитета государственного контроля.
 
И только в 2007 году соответствующая информация все же попала в правоохранительные органы. Может быть потому что, что Ломать порядком всех достал. Это потом и станет главной защитой контролера: наверняка, он объяснял президенту все возбужденные против него дела местью зарвавшихся чиновников.
 
Учитывая размах коммерческой  деятельности семьи главного контролера  и то, что в нее был вовлечен руководитель столь высокого ранга, в Генеральной прокуратуре была создана специальная межведомственная комиссия и начата официальная проверка. Первоначальная информация о деятельности преступной группы, расхищавшей государственные денежные средства в особо крупных размерах, получила свое подтверждение. Вызванные на допрос многочисленные свидетели, в том числе, чиновники и руководители госпредприятий, подтвердили существование преступной схемы, функционирование которой обеспечивал всемогущий Зенон Ломать. По крайней мере, так говорят следователи, которые вели дела.
 
Было возбуждено уголовное дело, началось расследование, о ходе которого регулярно докладывали главе государства. На допросах Зенон Кузьмич сидел красный,  как вареный рак, потел и все бормотал, что он еще разберется с теми, кто «оклеветал»  члена политбюро. «Членом Политбюро» его в шутку любил называть сам президент Беларуси.  При этом, на вопросы по делу он отвечать отказывался, ссылаясь на забывчивость. Здесь он проявил удивительную сообразительность, как заправский уголовник. Откуда он только знал эту народную мудрость, что чистосердечное признание облегчает работу следователя и удлиняет срок?
 
Следствие продвигалось вперед очень быстро и очень успешно. Закономерно встал вопрос о предъявлении официального обвинения и избрании меры пресечения в отношении главного обвиняемого (по закону за подобные тяжкие преступления предусмотрен арест).
 
Однако опытный Зенон Кузьмич даже и не думал сдаваться. Вероятно, не просто так в сейфе главного помощника Ломатя – Виктора Писарика - хранились различные небезынтересные материалы в отношении высокопоставленных руководителей страны.
 
Сейчас трудно сказать, что же все-таки изобрел выпускник Высшей партийной школы, какие слова и для чьих ушей он нашел, но вместо разрешения на арест этого коррумпированного чиновника в феврале 2008 года страна наблюдала очередной кульбит президентской кадровой политики. Докладывавший по делу Ломатя Петр Миклашевич был перемещен на вакантную должность председателя Конституционного суда, а бывший хранитель конституционной законности стал Генеральным прокурором. Как рассказывают следователи, Миклашевич шел к президенту с твердой уверенностью, что судьба Ломатя решена. «Белорусский партизан» публиковал статью, написанную на основе протокола допроса одного из основных свидетелей. В статье была подробно описана схема всех операций и то, как и что «чиновник Л.» получал за помощь  в проталкивании списанных машин.  Эти люди и сегодня готовы повторить то, что говорили на следствии. Только их в Беларуси уже никто не слушает.
 
Напомним, как все  было организовано. Например, один из участников группы, используя свое влияние в армии, выезжал в воинские части и осматривал предлагаемую к продаже технику. Он выбирал машины. Другие люди подыскивали подставных физических лиц и за малые деньги оформляли  на них покупку машин. Эти же люди ставили технику на учет в ГАИ, сдачей в комиссионный магазин, предпродажной подготовкой и  перегоном техники в Витебскую область конечным покупателям. Рощене следователи приписывал то, что он занимался оформлением всех бумаг в ГАИ. Также он мог лично контактировать  с представителями органов местной власти и крупных предприятий Витебской области, вел с ними переговоры, предоставлял на подпись документы. Сам Ломать, мы уверены, на переговоры не ездил. Достаточно было его звонка или портрета.
 
Достоверно следствие установило 13 случаев продажи таким образом техники. Еще следователи докладывали о 15 случаях взяток. Немного? Наверное, если не учитывать, что госконтроль уничтожает людей за мизерные провинности.
 
Заслуженный ученый, профессор, доктор юридических наук Григорий Василевич, до этого не работавший на практической работе в правоохранительных органах, в первые дни вообще плохо понимал,  куда он попал. Четко он знал лишь одно – уголовное дело в отношении Зенона Ломатя надо прекратить любым способом. Ситуация сложилась довольно непростая, ведь по делу в качестве обвиняемых проходил не только председатель Комитета госконтроля, но и ряд других лиц, многие из которых уже были арестованы. Тот же Олег Рощеня. Кроме того, руководители Генпрокуратуры, Совета Безопасности, МВД, КГБ были посвящены в детали этого громкого коррупционного скандала. И главное – как прекращать дело в отношении Ломатя,  и что тогда делать с остальными обвиняемыми и уголовным делом вообще?
 
Никаких законных оснований для подобных процессуальных решений не было. Седовласые прокуроры долго думали, как выполнить столь нестандартные указания своего нового руководителя.
 
В итоге, была применена очередная «придумка» белорусского законодательства – особый порядок уголовного судопроизводства. Дело в отношении Ломатя было прекращено «в связи с соответствующей позицией Высшего должностного лица Беларуси». Найти аналог этому в мировой юриспруденции невозможно. Но Беларусь давно превратилась в страну, где невозможное возможно.
 
Окрыленный Зенон Кузьмич вернулся на свою работу, откровенно удивив или даже испугав большинство своих подчиненных,  и с удвоенной энергией принялся организовывать работу КГК по контролю за расходованием государственных денег, обращая особое внимание на поставки  в Беларусь европейских помидоров, а также на время прихода на работу государственных служащих.
 
Уголовное дело в отношении оставшихся обвиняемых направили в суд, где их и осудили. Правда, отдельным лицам, например, Олегу Рощене наказание назначили почему-то незначительное, и он вскоре вышел на свободу.
 
Вот такая интересная история произошла в жизни бывшего комсомольского и партийного активиста, а ныне председателя главного контролирующего органа страны Зенона Кузьмича Ломатя.
 
Странно, но во время работы по этому делу наблюдалась воистину удивительное единодушие всех правоохранительных органов. Генпрокуратура в лице Миклашевича, МВД в лице министра Наумова и председатель КГБ Жадобин были единодушны в своем неприятии Ломатя. Их полностью поддерживал Шейман как глава Совбеза и глава президентской администрации Невыглас. Помогал даже подчиненный Ломатю ДФР. Зенон Ломать известен своим мелочным, жестоким и мстительных характером.
 
Единственный человек, который встал на сторону Ломатя был Виктор Лукашенко. Оказалось, он один весит больше,  чем все старики-тяжеловесы вместе взятые. Это была первая победная акция старшего сына Лукашенко.
 
Как говорят,  основным зачинщиком борьбы с Ломатем был Шейман. Сильнее Шеймана тогда никого не было. Но за несколько месяцев до развязки его опозорили чекисты тупым нападением в гомельской гостинице на Ломатя. Просто оперативники были настолько уверены, что этому горе-контролеру конец, что не церемонились с ним, а действовали, как привыкли.  Это стоило кресла председателю КГБ Сухоренко. Сдал, кстати, своих чекистов и председателя КГБ его заместитель. Он взял видеозаписи избиения и принес их Наумову, а тот показал все Лукашенко. Это и спасло Ломатя, потому что зрелище кричащего от ужаса старика возмутило президента. «Умный» чекист теперь трудится на хорошей должности в Таможенном комитете.
 
Шейман после того инцидента  попросил Генпрокурора и министра внутренних дел  помочь ему разобраться, ведь была информация, что главный контролер страны - жулик.  Это свидетельство того, что нет никаких заведомых или изначально заложенных войн между какими-то органами, бывает только боязнь и месть преступников или неоправданные личные амбиции отдельных руководителей. При Ерине особой войны КГБ с МВД не было, при Сухоренко эта война началась. С Жадобиным и у Наумова, и у Шеймана были ровные отношения. И только с приходом наверх «молодых волков»  началась масштабная война. Многим кажется, что это они умело стравили между собой стариков. Хотя в самой природе нынешней белорусской власти заложен иезуитский механизм, когда все друг друга в чем-то подозревают.
 
Был еще одни момент в этой истории. У председателя Комитета госконтроля работает советником некто Виктор Писарик. Он  – абсолютно  доверенное лицо Ломатя. Они дружат еще с 90-х годов, когда З.К.Ломать  был председателем Слуцкого райисполкома, а Писарик – начальником Слуцкого отдела по борьбе с оргпреступностью. По рассказам знавших его людей,  Писарик – жуткий человек. Небольшого росточка, но с амбициями Наполеона и комплексом неудавшегося разведчика.  Зато очень верно служит ЗКЛ. Его и тогда,  и сейчас ненавидят почти все.
 
Когда началось расследование, Писарик организовал активное противодействие всем следственным органам с привлечением  оперативных возможностей подчиненного Департамента финансовых расследований. В итоге, прокуратура возбудила в отношении его уголовное дело по факту нарушения прав граждан с использованием служебных полномочий. Писарика арестовали. В изоляторе он пробыл 3 дня. При обыске в квартире у него нашли множество спецаппаратуры для ведения оперативной деятельности. Казалось, мышеловка для Ломатя и его товарищей захлопнулась. Но каким-то удивительным образом вымолил прощение у Александра Лукашенко. Очень жаль, что не было открытого судебного процесса, много интересных материалов можно было на нем озвучить.
 
Вот так утроена высшая власть в Беларуси. А заменить Ломатя президенту Лукашенко некем. Скамейки запасных практически нет. А те, что рвутся в бой под прикрытием сына Виктора  способны наломать столько дров, что  потом и за век не разгребешь. И это длится уже 15 лет и может растянуться еще на столько же. Ужасна судьба хитрых, пугливых белорусов… Бедные люди.
08:26 08/06/2010




Loading...


загружаются комментарии