Байкова просит президента о невозможном

11 июня старший следователь по особо важным делам Генеральной прокуратуры Светлана Байкова в следственном изоляторе КГБ подписала прошение о защите своих прав и основных свобод как человека и гражданина. И направила это прошение в адрес президента Беларуси Александра Лукашенко.

Байкова просит президента о невозможном
Уважаемый Александр Григорьевич!
 
В соответствии со статьями 40, 79 Конституции Республики Беларусь я обращаюсь к Вам за защитой моих прав и свобод.
 
24 июня в 19 часов 38 минут истекает четырехмесячный срок содержания меня под стражей в СИЗО КГБ Республики Беларусь по надуманному обвинению в ужасном правонарушении — превышении служебных полномочий, умышленном лишении свободы, подготовке к милованию и милование виноватых. И все это, как полагает председатель КГБ Республики Беларусь В.Ю.Зайцев, я начала делать с 2002 года, то есть с момента награждения меня Президентом государственной наградой — орденом Почета. Уверена, в связи с моим незаконным арестом к нему есть вопросы не только у меня, моих родных, коллег по службе, но, полагаю, и у моего Президента.
 
Мои физические и духовные силы на исходе, но я еще могу сказать твердое нет предъявленному обвинению и призвать В.Ю. Зайцева одуматься и исправить допущенную им ошибку. Признаюсь, я очень громко «зажужжала». Но, прихлопнув меня, все пчелы не погибнут. Созданный государством и его Главой правовой механизм борьбы с преступностью, коррупцией набрал силу и нужные обороты, и я не одинока в своем искреннем, не игривом порыве, в основе которого лежит убеждение в правоте начатой Президентом войны с генералами и рядовыми, совершившими правонарушение. И я все шестнадцать лет была и остаюсь с Президентом на его бескомпромиссных позициях. И что же?
 
Мною и моим защитником обжалованы все процессуальные решения В.Ю. Зайцева, вынесенные в отношении меня: о возбуждении уголовных дел; применении мер пресечения в виде заключения под стражу (дважды); его намерения продолжить незаконно удерживать меня в СИЗО КГБ.
 
Генеральная прокуратура в этой ситуации оказалась бессильной противостоять нарушениям законности и восстановить ее в соответствии с Законом о прокуратуре республики Беларусь.
 
Все это заставило меня сделать последний, очень трудный шаг. 31 мая 2010 года я объявила голодовку. Мрачные раздумья душат дыхание. Жизнь, оказалось, не самое ценное для человека. Прежде всего — это его доброе имя, честь и достоинство. Я жила и работала, чтобы «не было мучительно больно за бесцельно прожитые годы». За что и награждена, и наказана!
 
Поэтому моей первой просьбой в этом обращении к Вам будет не мольба о помиловании, а просьба о доверии, и о том, что Вы, как Президент, не ошиблись, подписав указ от 25.06.2002 г. № 325 о моем награждении орденом Почета. Никакие многотомные «подборки», оперативные записи, съемки, «прослушки» КГБ и т.п. не устоят против правды и истины. Когда это будет, и смогу ли я порадоваться победе?
 
Президент не раз доказывал своим избирателям, что он действительно является гарантом конституционных прав и свобод каждого.
 
За время работы в органах прокуратуры я имею только исключительно положительные характеристики.
 
Указом Президента я награждена орденом Почета, имею постоянное место жительства в г. Минске, на иждивении имеется ребенок 11 лет. По состоянию здоровья не могу содержаться в условиях следственного изолятора, моя мама — Василевская Я.И. страдает остроугольной глаукомой и катарактой, практически лишена зрения, страдает другими сопутствующими тяжелыми заболеваниями, нуждается в досмотре и уходе, отец — Байков А.В. страдает посттравматической и токсической эпилепсией с припадками, другими заболеваниями.
 
Доказательств, дающих основания полагать, что я могу скрыться от органа уголовного преследования и суда; воспрепятствовать предварительному расследованию уголовного дела или рассмотрению его судом, в том числе оказать незаконное воздействие на лиц, участвующих в уголовном процессе, сокрыть или фальсифицировать материалы, имеющие значение для дела, не явиться без уважительных причин по вызовам органа, ведущего уголовный процесс; совершить предусмотренное уголовным законом общественно опасное деяние: противостоять исполнению приговора, в уголовном деле не имеется и не может иметься.
 
При таких обстоятельствах мера пресечения в виде заключения меня под стражу может быть заменена на более мягкую.
 
В связи с этим второй моей просьбой, уважаемый Александр Григорьевич, будет прошение о восстановлении моих нарушенных прав и свобод, освобождение меня из СИЗО КГБ и позволении продолжить работу по изгнанию из рабочего белорусского улья трутней, способствуя делами и помыслами своему Президенту — Александру Григорьевичу Лукашенко.
 
С искренним уважением,
Светлана Байкова
11 июня 2010 года,
СИЗО КГБ.
 
«Белорусские новости» публикуют текст этого обращения без купюр и сокращений. Читать этот текст трудно - он вызывает раздражение своей наивной верой в доброго царя. Но нельзя бросать камень в женщину, которая оказалась в таком тяжелом положении. "Белорусский партизан" напоминает, что письма с мольбой писали президенту и более суровые мужчины, но ни разу никому это не помогло. особенно в нынешней ситуации. Как может надеется Светлана Байкова на то, что президент отменит дело, которым лично занимается его старший сын с товарищами? Как президент позволит посадить за решетку контрабандистов-генералов из его ближайшего окружения? Поэтому дай Бог, чтобы Байкова вообще дожила до суда.
 
 
18:19 11/06/2010




Loading...


загружаются комментарии