Дело Байковой как кризис системы

Голодовка как всегда экстремальная форма протеста, за которой обычно стоит отсутствие иных возможностей борьбы за свои права. Вряд ли бывшая (?) следователь по особо важным делам Генеральной прокуратуры Светлана Байкова когда-то думала, что и она будет вынуждена начать вот такую отчаянную и безнадежную голодовку протеста в следственном изоляторе…

Дело Байковой как кризис системы
И хотя голодовка закончилась ничем (шансов на победу, используя этот способ, следователь не имела с самого начала), так она явилась свидетельством упорности борьбы Байковой за свою свободу и достоинство.
 
Для каждого арест это стресс, но для того, кто недавно сам садил, оказаться в роли бесправного арестанта, - это нечто вроде удара под дых. Нокаут. Уже в камере человек потихоньку начинает приходить в себя. Изначально есть надежда на влиятельных «друзей», которые помогут и вытащат из тюрьмы, но со временем, который идет с момента ареста, все уменьшается.
 
И здесь перед арестованным появляется альтернатива: «лечь под следствие» и таким образом купить себе лучшие условия содержания в следственном изоляторе и перспективу скорого условно-досрочного освобождения или бороться с выдвинутыми обвинениями.
 
Байкова знает о количестве оправдательных приговоров в белорусских судах, о том, как принимаются решения о продолжении ареста, как получаются доказательства, которые позже суд считает бесспорными…
 
И несмотря на это, следователь решила бороться. Это вызывает уважение.
 
Уверен, будут попытки свести это дело к банальному “за что боролись на то и напоролись». Но повторный арест и вся скандальность этого дела не оставляют сомнения – идет жесткая борьба между лукашенковскими бульдогами, в которой судьба следователя (пусть себе и по особо важным делам) является только разменной монетой.
 
Ничего нового под Луной нет. Читая ее прошение к президенту Республики Беларусь, невольно напрашивается сравнение со сталинскими временами, когда поставленные к стенке «враги народа» из бывших коммунистов перед смертью кричали: «Да здравствует товарищ Сталин!».
 
Представляю, как в СИЗО КГБ Байкова выводила эти строки:
 
"Созданный государством и его Главой правовой механизм борьбы с преступностью, коррупцией набрал силу и нужные обороты, и я не одинока в своем искреннем, не игривом порыве, в основе которого лежит убеждение в правоте начатой Президентом войны с генералами и рядовыми, совершившими правонарушение. И я все шестнадцать лет была и остаюсь с Президентом на его бескомпромиссных позициях".
 
Дело Байковой – это реальный диагноз. Она как никто другой (бьют же одного из них) показывает лакейство и бесхребетность сегодняшних силовиков, судов и всего того, что принято называть правовой системой Беларуси. Она показывает, что посадить могут не только оппозиционера, не только того, кто отказался выполнить приказ, могут посадить даже того, кто эти приказы будет блестяще исполнять. Достаточно только, чтобы в окружении Александра Лукашенко по-другому легли карты.
 
И имеем – вчерашний «передовик производства» сегодня зек.
 
Панические настроения у чиновников и силовиков, парализующий их волю липкий страх – свидетельство приближения конца «стойкости металла». Гайки закручены настолько, что их действительно можно сорвать. Тогда Александр Лукашенко окончательно потеряет управляемость процессом.
 
Я, понятно, не буду в связи с этим грустить. Потому, как когда-то говаривал революционный практик Владимир Ильич Ленин, “правильной дорогой идёте, товарищи”.
11:33 23/06/2010




Loading...


загружаются комментарии