Валерий Фролов: Не ошибся я в офицерах, нисколько не ошибся!

Валерий Фролов активно формирует собственную команду на президентские выборы. После воскресного пленума ЦК БСДП (Грамада) стало очевидным, что претендент на президента от социал-демократов будет один. И претендент этот – заместитель председателя Грамады генерал Валерий Фролов.


Валерий Фролов: Не ошибся я в офицерах, нисколько не ошибся!
Валерий Фролов приоткрыл маленькие тайны своего похода на президентство в интервью "Белорусскому партизану".
 
- Я для себя сделал такой вывод: у Александра Григорьевича будет как минимум три спарринг-партнера. Один – штатный, а к двум из них я до сих пор относился с глубоким уважением, но мне показалось, что они тоже будут штатными, чтобы обеспечить видимость легитимности, широкого участия различных оппозиционных сил. Если это подтвердится – это будет очень грустно, потому что к этим людям, за исключением одного, я относился с глубоким уважением… Если это случится, я окончательно перестану верить в оппозицию.
 
- Имена двух известны: Гайдукевич и Милинкевич. А кто третий?
 
- Он немножко моложе. Оказывается, мы одинаково мыслим…
 
- Валерий Дмитриевич, после пленума Центрального Комитета Грамады, который состоялся 27 июня, Вы готовы двинуться в бой?
 
- Еще до пленума ЦК я для себя лично принял решение. На пленуме ЦК этот вопрос поднимался – как партия думает участвовать в выборах. Ведущий пленума сказал, что, мол, у партии есть два кандидата, которые «щемятся» на эту должность, - назвал Гриба и меня. Гриб так аккуратно выступил (очень серьезный политик), сказал, что готов был участвовать в праймериз. Я так понял, что большого желания идти на выборы нет, тем более, мы с ним немножко эту тему обсуждали. Я сказал, что решение может принимать только съезд; съезд состоится в начале октября, думаю, к этому времени уже будет проведена колоссальная работа. Я не вижу проблем, чтобы еще до принятия официального решения члены партии включились в эту работу.
 
- Вы уже сказали, что у вас есть команда, во всяком случае, костяк команды…
 
- У меня хо-о-рошая команда! Численность называть не буду – это плавающая цифра. Ноя  нисколько не ошибся, когда обратился к офицерам, прапорщикам, солдатам. Не скажу, что офицеры – это какая-то каста, но я с глубочайшим удовлетворением встречаюсь с офицерами, которые занимали высочайшие посты; причем офицеры не только армейские: и МВДшные, и КГБистские – у нас до черта всяких спецслужб. Они тоже очень озабочены ситуацией в стране. Не ошибся я в офицерах, нисколько не ошибся! Мы будем встречаться и дальше.
 
Мне очень приятно, что пошел такой симпатичный процесс. Другое дело, что каждый предупреждает о чем-то, о всяких пакостях. Пусть ребята, которые работают в аналитическом центре, серьезно задумаются о том, что ситуация уже созрела. Мы понимаем, что им нужно работать; пусть работают, но – аккуратно. Мы ведь – страна партизанская, и должны использовать и навыки партизанские, в том числе – и в тылу врага.
 
- О чем же Вас предупреждают?
 
- Меня уже неоднократно предупреждали и в Москве, и здесь: ты один вечерами не ходи, водку не пей с кем опало, дорогу переходи аккуратно, обзаводись охраной… Думаю, время еще не приспело – так думает и та сторона, видимо. Не думаю, что Александр Григорьевич приободрился, когда узнал, что и я иду на выборы…
 
Раз десять мы с ним встречались – не сложились у нас отношения. У меня, наверное, не хватило ума вести с ним как с верховным главнокомандующим, задавал дурацкие вопросы…
 
- Валерий Дмитриевич, Вы упомянули, что очень активно работаете с офицерами. Очень нехорошие параллели напрашиваются: перед исчезновением Союз офицеров создавал и Юрий Захаренко. Не боитесь?
 
- В нормальной степени – опасаюсь, честно говоря. Но закрыться в доме и сидеть в туалете, что ли?.. Те бывшие товарищи из Администрации президента, которые выстраивали «социальное, демократическое, правовое государство», почему-то все рванули за кордон. Ну не патриотично это, нужно, ребята, возвращаться…
 
- Кстати, проект «единый кандидат» накрылся медным тазом окончательно?
 
- Я сейчас в это почти не вникаю, потому что изначально почувствовал: из этого мало что выйдет. Большая часть претендентов – это порядочные нормальные люди, с которыми, думаю, найдем взаимопонимание. И, честно говоря, недавно мне показалось, что я понял, с кем бы мог работать. Или, как говорят, «под кого мог бы лечь». Но при более тщательном анализе (я ведь человек образованный – четыре высших образования имею) понял: нет. Военные ведь не только строем могут ходить – они могут и по-пластунски передвигаться, и короткими перебежками, и цепью, и служебной рысью. Если это разумно использовать – в результате можно пройти и церемониальным маршем.
 
- Вы сказали, что почти определились «под кого лечь». Под кого же, если не секрет?
 
- Не хочу говорить, не хочу…
 
- Хорошо. На данном этапе Вы собираете команду?
 
- Расширяю ее, скажу так. Я бы и не пошел, если бы определенные группировки так настойчиво меня не подталкивали в спину. Сейчас идет расширение этой группы людей.
 
Я с самого начала пошел по принципу Наполеона: главное – ввязаться в бой.
 
 
08:24 01/07/2010




Loading...


загружаются комментарии