Первый год министра Латушко

В июне 2009 га Александр Лукашенко сделал одно из самых неожиданных и резонансных назначений за время своего президенства. Министерство культуры возглавил бывший посол Беларуси в Польше 36-летний Павел Латушко. Каким  был первый год первого белорусскоязычного и самого молодого в отечественной истории министра?

Назначая нового министра, Лукашенко отметил необходимость налаживания системной работы в сфере культуры в регионах, а также придание большего внимания системе образования в области культуры. Латушко ответил дежурной фразой, что для развития культуры в Беларуси нужно создать новый импульс и новые возможности. Тем не мене прошедший год показал, что первые слова на новой должности не были чистым формализмом, пишет портал TUT.BY. 
Ещё в студенчестве, которое выпало на короткий, но довольно действенный период национального возрождения, Павел Латушко запомнился руководителю Общества белорусского языка Олегу Трусову завсегдатаем ТБМ.

Получив сразу два диплома (юрфак и лингвистический), нынешний министр сделал стремительную дипломатическую карьеру. В 31 год он стал самым молодым отечественным послом. Во главе белорусского диппредставительства в Польше (2002 08) Латушко наладил связи с белорусской диаспорой, открыл первый культурный центр Беларуси за рубежом, содействовал увеличению почти вдвое белорусско-польскому товарообороту. При этом был единственным белорусским дипломатом, который публично и последовательно пользовался «матчынай мовай».
Возглавив Министерство культуры, Павел Латушко стал первым за последние 15 лет министром, для которого белорусский язык — естественная и неотъемлемая часть мировоззрения. Он сразу заявил, что «не представляет Министерство культуры без белорусского языка» и что лично для него «белорусский язык является приоритетным».
Объявив о переводе министерского делопроизводства на белорусский язык, Латушко неоднократно повторял: насильственного перехода на «мову» не будет. Вместо этого предложил «путь собственного примера»: «Давайте вместе начинать день с того, что будем говорить друг другу «дзень добры», «калі ласка», «дзякуй» и «да пабачэння».
Словно в поддержку назначения «первого белорусскоязычного министра» прошлой осенью прозвучали результаты социологического исследования Информационно-аналитического центра при Администрации президента. Согласно опросу, половина белорусов (50,1%) поддерживает более широкое использование белорусского языка в стране при условии, что не будет перегибов. «Значительная часть общества (от 27% до 43%) считает, что более широкое использование белорусского языка в жизни республики приведет к консолидации населения путем повышения национального самосознания, более глубокого осознания своего положения как самостоятельной нации», — озвучила результаты исследования БелТА.
Ещё полстолетия назад Якуб Колас назвал главное условие выведения родного языка с кризиса: «Если на белорусском языке заговорят министры и их многочисленные заместители, начнут проводить на этом языке заседания, писать, тогда можно быть уверенным. Что дело пойдет на лад». Можно ли по результатам года работы Павла Латушко говорить о каких-то подвижках в этом направлении?
«Мова» министра производит большой эффект, — отмечает шеф редактор газеты «Наша ніва» Андрей Дынько. — Сейчас многое будет зависеть от того, каким будет следующее место работы Латушко: пойдет он на повышение или понижение, а может ему, как талантливому администратору и дипломату, доверят портфель в одном из экономических, политических или силовых ведомств. В развитых странах такие повороты карьеры государственный чиновников — обычная вещь».
По мнению эксперта, тестом для властей в смысле языковой политики и политики идентичности стало бы «назначение белорусскоязычного на одну из должностей в экономическом или силовом блоке». «Достойные кандидаты есть, и общество к этому готово», — убежден Дынько.
Один из очевидных результатов годовой работы Латушко — перестановки среди чиновников от культуры. Министр несколько раз публично анонсировал реорганизацию министерства и оптимизацию штатного расписания его центрального аппарата. Причем замены делал без лишнего шума и резких движений.
В ноябре кресла заместителя министра лишился 51 летний Владимир Гридюшко. А вот 64 летний Владимир Рылатко получил отставку только в июне. Он был замминистра   культуры с 1988, а первого заместителя — с 1996 года! Говорили, что именно он руководил белорусской культурой в последнее десятилетие, и с приходом  Латушко его первого зачислили в ряд потенциальных отставников.
Симптоматично, что «отставные» Гридюшко и  Рылатко скоро нашли себе работу в Театре оперы и балета. Первый — генеральным директором, второй — его первым заместителем. Кстати, в должности заместителя гендиректора Оперного уже несколько лет работает ещё один экс заместитель министра  культуры Валерий Гедройц. Такая вот компания.
На смену Гридюшко и  Рылатко пришли коллега Латушко по работе в белорусской дипмиссии в Польше Тадеуш Стружецкий и Владимир Корочевский, который в последние годы возглавлял управление культуры Мингорисполкома.
Системность и последовательность работы министерства и самого министра Андрей Дынько считает одним из основных достижений Латушко в первый год работы. «Стало меньше показухи, больше стратегии». 
Если предшествующие руководители Минкульта по-советски смотрели исключительно на Восток, то дипломат Латушко подчеркивает, что «с Литвой и Польшей нас объединяет единая культурное наследие». С министрами этих стран-соседей он наладил контакты, результатом чего стали их визиты в Беларусь и подписание ряда межправительственных соглашений. 
Кроме позиции в отношении языка и открытия западного вектора сотрудничества, возможно, самые революционные шаги Павел Латушко сделал в сфере охраны наследия.
Одной из первоочередных задач Латушко объявил наведение порядка с архитектурными памятниками, десятки которых в последние годы были уничтожены горе строителями и по причине отсутствия надлежащего внимания со стороны государства тоже. Новый министр публично остановил евроремонт Мирского замка, пригласил к участию в работе общественность, создав при министерстве Общественною наблюдательную комиссию. Для поиска новых источников финансирования заброшенного наследия Минкульт возродил лотерею «Скарбніца» и совместно с местными властями начал проект передачи шляхетских дворцов и усадеб инвесторам для размещения там объектов агро , экотуризма.
Однако главная проблема, о которой сам министр не раз заявлял – отсутствие взаимодействия заказчика, подрядчика и научного руководителя на всех этапах проектирования и реставрации – остаётся нерешенной. Например, структурное предприятие Мингорисполкома «Мінская спадчына», ответственное за реконструкцию исторической застройки столицы, за последние месяцы неоднократно допускало нарушения закона. 
Ни на шаг не продвинулась ситуация с поиском баланса между средствами инвесторов и необходимостью сохранить наследие. В Минске, Бресте, Гродно уникальные здания под разными оговорками приносят в жертву стеклобетонным новостройкам.
«За семь месяцев нахождения Латушко в должности министра было много красивых деклараций, но реальных шагов – практически никаких, — рассказал TUT.BY руководитель Белорусского добровольного общества охраны памятников истории и культуры Антон Астапович. — Но могу добавить, что позитивные перемены происходят. В первую очередь министерство стало белорусским по сути и супероткрытым для коммуникации с общественными объединениями».
 «Что касается реконструкции, то это долгосрочные процессы. Если взять Мирский и Несвижский замки, на теоретическом и нормативном уровнях заложены перспективные изменения. В Мире — это ликвидация излишнего железобетона и декорума ландшафтного дизайна, которые мешают восприятию замкового комплекса. В Несвиже в основном по инициативе министра утверждена концепция возвращения исторического вида башни», — отмечает эксперт.
 «Я хочу посоветовать Павлу Павловичу заняться формированием нормальной инспекции по охране наследия, независимой от местных властей. Тогда на самом деле появится обратная связь: министерство – регион, - советует Антон Астапович как член созданной Латушко Общественной наблюдательной комиссии. — Сегодня же в управлении охраны памятников работает всего 11 человек, которые завалены работой и не могут даже  посетить объекты. Если бы не общественные активисты, нарушений никто бы не видел».
Первый год Латушко в должности министра Антон Астапович называет «годом ожиданий и противоречий». «Какими бы не были стремления Пала Павловича, он работает в системе, и ему нужно лавировать между ней и милыми сердцу каждого белоруса декларативными принципами. На данный момент он лавирует на оценку «четыре» по пятибалльной шкале», — говорит эксперт.
Год назад в Минске прошёл V Съезд белорусов мира, в котором впервые за 18 лет участвовали государственные чиновники во главе с Павлом Латушко, который назвал форум, организованный МОО «Задзіночанне беларусаў свету «Бацькаўшчына», «очень важным для восстановления диалога», пообещав иностранным объединениям поддержку государства в сохранении самобытности и организации мероприятий. Но… 
В прошлом году без участия общественности подготовлен проект госпрограммы по возвращению на родину белорусов. А вот долгожданный законопроект о соотечественниках за рубежом, свой вариант которого на рассмотрение госорганов предложили специалисты «Бацькаўшчыны», так и не был завершен.
Так что же изменилось во взаимоотношениях государства с белорусами за рубежом при Павле Латушко?
Председатель Рады «ЗБС «Бацькаўшчына» Нина Шидловская отмечает, что многолетняя работа их организации, которая убеждала госструктуры в том, что сотрудничество с белорусами, живущими за рубежом, принесет государству только пользу, начинает приносить плоды. С её точки зрения, новый министр культуры — «человек на своём месте», который понимает многие процессы лучше, чем предшественники. «Министерство культуры делает немало, но по многим направлениям ещё нет позитивных сдвигов. И я  не стала бы связывать всё исключительно с одной личностью, — замечает представитель «Бацькаўшчыны». 
На итоговой коллегии Минкульта больше остальных на орехи от министра Латушко получили отечественные кинематографисты, которые не создали ни одной успешной национальной ленты. Примером самого большого провала был назван фильм «Днепровский рубеж», на производство которого потратили 2 млн. бюджетных долларов, из которых отбили всего 100 млн. рублей.
В конце прошлого года с должности директора Департамента по кинематографии был уволен Максим Буданов. После этого Совет министров принял решение о лишении  департамента независимого статуса и переводе его в подчинение Министерства культуры. В СМИ ходили слухи о том, что с приходом Латушко кресла лишится и гендиректор «Беларусьфильма» Владимир Заметалин, однако разговоры так и остались разговорами.
Главный прорыв года — приглашение в Беларусь из России Андрея Кудиненко, снявшего пять лет назад фильм «Оккупация. Мистерии», который критики назвали возрождением отечественного кино. Но власти вскоре запретили его показ. Добившись успеха в России, Кудиненко вернулся на родину, чтобы снять первый белорусский фильм ужасов «Масакра» — о Беларуси после подавления восстания Кастуся Калиновского. Кстати, запрещенной ленте «Оккупация. Мистерии» в этом году вернули прокатное свидетельство.
Но, по мнению культуролога и кинокритика Максима Жбанкова, больших изменений в нашем кино не произошло: «С одной стороны, с Латушко мы не видим новых фантастически глупых, пафосных лент наподобие «Анастасии Слуцкой». С другой — нет  эффективной стратегии национального кинематографа и, соответственно, качественного современного кино. Поэтому одновременно имеем «Масакру» Андрея Кудиненко (попытка отыскать новый формат национального кино), «Волков» Александра Колбышева (антисталинистское перестроечное кино, сделанное без учета современной культурной ситуации и зрительских приоритетов) и «Дастиш фантастиш» Сергея  Кононовича (отвязная, конопляная попытка сделать молодежное кино в понимании начинающего режиссёра — бесконтрольно, бессистемно и несовременно), — объясняет критик. — Если раньше можно было говорить об определённом стиле «Беларусьфильма» (пусть и советско-пропагандистский), то теперь его не стало, и мы пробуем двигаться сразу в разных направлениях».
Жбанков обращает внимание на то, что были реабилитированы изгнанные ранее мастера, но выяснилось, что  им уже нечего сказать. 
Латушко может почитать на память свое любимое стихотворение Богдановича, лихо станцевать возле Дворца спорта под национальные мотивы или заявить на израильском приёме, что «еврейская культура сделала неоценимый вклад в белорусскую». Ни в одной из этих ролей невозможно представить никого из его предшественников. Молодой, современный, интеллигентный и европейский Латушко выгодно выделяется на фоне остальных высоких белорусских чиновников.
 При всем этом, Павел Латушко ни разу не перешёл границы идеологической дозволенности. За целый год он дал всего несколько полноформатных интервью государственным СМИ. Острых вопросов министр избегает. Например, когда литератор и журналист газеты «Новы час» Марийка Мартысевич подошла к министру во время книжной ярмарки с вопросом, не планирует ли государство поддерживать частный издательства, которые печатают наибольшее количество литературы по-белорусски, но не могут участвовать в выставке из-за огромной арендной платы, Латушко ответил так: «Мы все должны стараться читать больше. На любом языке. Белорусские книги — по-белорусски. Вот у нас на ярмарке почётный гость Франция — так и по-французски. Знаете, в этом году мы отмечаем 80 летие Владимира Короткевича. И я могу пожелать каждому перечитать Короткевича и получить удовольствие от богатства белорусского слова».
В отличие от отечественных экспертов, которые в целом восприняли назначение    Латушко с большим энтузиазмом, в национальных эмигрантских кругах с самого начала к этому отнеслись достаточно настороженно. «Мы приветствуем этот факт, но, думаю, министр имеет очень ограниченные возможности и вряд ли может коренным образом что-то изменить без резолюции сверху», — высказался председатель Общества белорусской культуры в Литве Федор Нюнька.
В течение года и в самой Беларуси всё чаще имя Латушко стало звучать с большей долей скептицизма. Мол, его назначение — только реверанс в сторону Запада и так называемой либерализации, а по сути, только внешний шаг, который не повлечет за собой глубинных перемен.
Шеф редактор «Нашай нівы» Андрей Дынько считает назначение Латушко закономерностью: «Компетентное поколение, начавшее карьеру в 1990 х и к которому принадлежит Латушко, выросло и начинает занимать должности. Латушко — только первая птица, и скоро увидим много других людей этого поколения».
При этом, по мнению Дынько, возможности министра на самом деле ограничены: «Нужно считаться с тем, что у нас суперпрезидентская система, и главное зависит от одного человека, а роль других незначительна. Особенно это касается чиновников, которые не имеют в распоряжении финансовых средств. В этом смысле министр культуры, безусловно, не играет большой роли в государственной политике, потому что бюджет Минкульта минимальный». 
 
11:11 07/07/2010




Loading...


загружаются комментарии