Как объяснить капитуляцию Лукашенко в Астане?

Как объяснить капитуляцию Лукашенко в Астане? 5 июля президенты Беларуси, Казахстана и России запустили работу Таможенного союза. Почему Александр Лукашенко согласился подписать Таможенный кодекс? Были ли у него другие варианты? Какие последствия вступления Беларуси в Таможенный союз? Эти вопросы в программе «Экспертиза Свободы» обсуждают политолог Андрей Федоров и директор зарегистрированного в Литве Белорусского института стратегических исследований Виталий Силицкий. Ведущий - Валерий Карбалевич.

Карбалевич: Руководство Беларуси торговалась с Россией по условиям вступления в Таможенный союз очень жестко. Оно выставляла условие: Москва должна отменить нефтяную пошлину. Как говорил вице-премьер Семашко, это "наше железобетонное требование". Но Россия не уступила. И вот после газовой войны, которую большинство экспертов оценивала как инструмент подталкивания Беларуси в Таможенный союз, после оскорбляющего Лукашенко фильма на НТВ - белорусский президент подписывает Таможенный кодекс, и страна присоединяется к этому объединению. Внешне это выглядит как капитуляция. Это мало похоже на Лукашенко, он боится выглядеть слабым. Что с ним случилось?
 
Федоров: Иной раз бывает так, что даже тот, кто боится казаться слабым, вынужден признать превосходство противника. Именно это сейчас и произошло. Наверное, Россия выдвинула такие аргументы, спорить с которыми было невозможно. Белорусские официальные лица говорят, что Беларуси удалось добиться уступки со стороны России в таком вопросе. Беларуси теперь не нужно ждать ратификации партнерами документов о создании Единого экономического пространства. Если она ратифицирует эти документы, тогда Россия сразу отменит нефтяную пошлину. Документы могут быть готовы к 1 января 2011 года. Но любой участник может затянуть процесс их согласования. Поэтому действительно подписание Лукашенко Таможенного кодекса выглядит как поражение Беларуси.
 
Карбалевич: Какая тут уступка? Если документы согласованы, то ратификация - вопрос технический, она проходит быстро.
 
Силицкий: Других вариантов у руководства Беларуси не было. Давление со стороны Москвы было очень сильным. При этом Путин и Медведев руководствовались не только интересами своей страны, но и своими собственными. Для них Таможенный союз - это один из важнейших шагов по консолидации той части постсоветского пространства, которую Россия еще может ухватить. Фильм "Крестный отец" на НТВ мог появиться только по команде высшего руководства России. Это означает, что началась охота на Лукашенко, а в большей степени - на Беларусь. Лукашенко должен спасать своё политическую будущее. Единственное его опора - народ, нужно выиграть выборы. Поэтому все его сопротивление российскому давлению - это был пиар для собственного электората. Чтобы выглядеть сильным борцом. Уступка сильному противнику - это тоже признак героизма. А государственные СМИ расскажут, что, несмотря на жесткий прессинг, мы отстояли свои интересы, нефтяную пошлину быстро отменят, пошлина на авто пока не вводится. Как в старом анекдоте: «Если бы у Наполеона была газета "Правда", то мир никогда бы не узнал о его поражение под Ватерлоо». А у Лукашенко есть Белорусское телевидение.
 
Карбалевич: Господин Силицкий, вы сказали, что никаких других вариантов не было. А ведь был такой вариант: ничего не подписывать в Астане, подождать, посмотреть, проверить исполнит ли Россия свои угрозы, пойдет ли на введение таможенной границы с Беларусью? Как это было в прошлом году во время "молочной войны". Тогда в знак протеста Минск отказался подписывать соглашение о создании КСОР ОДКБ. Потом, через несколько месяцев, соглашение тихо было подписано. Но на тот момент Лукашенко смог создать впечатление победители в "молочной войне". Почему теперь Лукашенко так поспешил? Может, причина в президентских выборах - он не хочет осложнений накануне этой компании?
 
Федоров: Теоретически такой вариант был возможен. Но, думаю, Лукашенко на пальцах показали, что ждет Беларусь в случае отказа от вступления в Таможенный союз. Ему объяснили, что если Беларусь не подписывает сейчас, то придется подписывать позже, но на худших условиях. А ждать Беларусь могла следующего. Во-первых, мясо-молочной войны. Во-вторых, введения пошлины на газ, на что намекал вице-премьер РФ Сечин. А это была бы катастрофа для белорусской экономики.
 
Силицкий: Здесь вступил в действие психологический фактор. Путин и Медведев вконец разозлились, и они действовали бы очень решительно. Были бы введены таможенные барьеры на белорусско-российской границе, введена пошлина на все энергоресурсы. Хочу отметить, что Россия действует в рамках правового своеволия, нарушая десятки белорусско-российских соглашений. В договоре о создании Союзного государства записано, что две страны создают общее таможенное пространство, действует общий таможенный режим в отношении любых других стран. То есть и в отношении к Казахстану. Поэтому, прежде чем создавать этот Таможенный союз, надо было сначала денонсировать соглашение о создании Союзного государства Беларуси и России. Москва вышла из него де-факто. Поэтому претензии Лукашенко абсолютно справедливы.
 
 
Карбалевич: Все, что вы сказали по поводу нарушений Россией договора о Союзном государстве, имеет место. Но хочу напомнить, что и Беларусь многократно нарушала этот договор.
 
Силицкий: Да. Но сейчас Россия нарушила  договор по более высоким ставкам, чем Беларусь. Минск нарушал по мелочам.
 
Карбалевич: Получается интересная ситуация. На фоне политических конфликтов, информационной войны, Беларусь в экономическом смысле, вступая в Таможенный союз, еще более интегрируется с Россией. Какие могут быть последствия вступления Беларуси в Таможенный союз? Или этот формальный акт мало что поменяет в белорусско-российских отношениях?
 
Федоров: На данный момент он действительно мало что меняет. Изменения могли бы произойти (плохие для Беларуси), если бы Минск отринул Таможенный союз. Но позже, когда Беларусь будет вынуждена открыть границу для более качественных российских товаров (поскольку там уже действуют правила рыночной конкуренции, большая доля западного капитала), может быть задушено определенное белорусское производство. Во-вторых, как мы хорошо знаем, подписание соглашения не означает ее выполнения, начнутся споры.
 
Силицкий: Более интегрироваться трудно, так как Беларусь и так сильно интегрирована. Но этот Таможенный союз не так уж невыгоден Беларуси. Например, он выгоден для тех секторов, где интересы белорусских и российских производителей совпадают. Таможенный союз фактически построен на российских импортных тарифах. Для некоторых белорусских отраслей производства (сельскохозяйственное машиностроение, продукты питания) они выгодны, так как защищают от иностранных конкурентов. В Таможенный союз встроены некоторые правила Всемирной торговой организации (ВТО). Поэтому они могут подготовить Беларусь к интеграции во всемирную экономику.
Кстати, две недели назад последовало заявление США о том, что они поддержат вступление России в ВТО в следующем году. Но в таком случае надо будет переписывать документы Таможенного союза. И потом, как быть со вступлением Беларуси и Казахстана в ВТО? Вступление Беларуси в Таможенный союз уничтожает шансы Беларуси на создание зоны свободной торговли с ЕС. Но руководство Беларуси не очень к этому стремится.
 
09:04 08/07/2010




Loading...


загружаются комментарии