Николай Статкевич: Власть должна видеть, что её есть кому заменить

Факт, что в качестве претендента на должность президента Беларуси в выборах 2011 года заявил о себе известный оппозиционный политик, социал-демократ Николай Статкевич, стал и предсказуемым, и неожиданным его шагом.

Николай Статкевич: Власть должна видеть, что её есть кому заменить
Предсказуемым – потому что Николай Викторович уже давно стал профессиональным политиком, для которого естественной целью деятельности является борьба за власть в своей стране. А неожиданным шагом это решение можно считать потому, что Статкевич как никто другой знаком с реалиями сегодняшней ситуации внутри оппозиции, и рассчитывать на ее консолидированную помощь ему, похоже, не приходится. Тем не менее Николай Статкевич настроен весьма оптимистично.
 
– За годы политической деятельности вы прошли непростой путь, в том числе и в личном плане (Николай Викторович был осужден на 3 года ограничения свободы за проведение несанкционированного шествия. – С.М.). Казалось бы, должны быть сыты политикой, а вы все равно идете в бой… Зачем?
 
– Хочу уточнить: моя политическая деятельность началась с угасания демократических процессов в стране. Я пришел в чистую, уже профессиональную политику после всех поражений оппозиции – в 1995 году. После того как нами были проиграны парламентские, президентские выборы, а затем и референдум 1995 года. До того я занимался общественной работой, сконцентрированной на независимости государства, создании белорусской армии и патриотическом воспитании общества. Напомню, ведь я офицер, подполковник армии, верой и правдой служил Родине, получал награды. Потом собирался защитить докторскую диссертацию, но… В итоге мне не дали это сделать: изъяли из работы материалы с грифом «совершенно секретно» за месяц до защиты – и она стала бессмысленной. Дело в том, что еще в 1993 году я публично выступил против того, чтобы белорусская армия принимала участие в боевых операциях за пределами своей страны. Кстати, потом 17 лет наши солдаты и офицеры действительно не участвовали в чужих войнах. Но недавно принято решение, позволяющее их туда отправлять…
 
А из армии меня выгнали за «неблагонадежность и дискредитацию звания офицера». Но это так, к слову. Хотя именно те события и вынудили меня пойти в политику. А когда меня избрали председателем Партии социал-демократов Беларуси, политика стала моей судьбой.
 
– И все же о выборах…
 
– Поскольку я могу назвать себя лидером оппозиционной борьбы, в том числе и уличной, – за независимость Беларуси, то мое стремление к высшей должности в стране вполне естественно. Особенно сейчас, когда наш суверенитет снова нужно защищать, но уже из-за экономических проблем. К тому же именно сейчас белорусский народ, а не отдельные политики, реально готов к защите собственной независимости как государства.
 
– Но ведь сегодня и государственная власть весьма активно борется за независимость Беларуси от угрозы стать чьей-то губернией…
 
– Это следствие существующих именно сегодня проблем. Нашу власть я могу сравнить с вогнутым зеркалом, которое отражает и фокусирует настроения общества. Вчера народ по поводу суверенитета практически безмолвствовал – и власть была озабочена иными своими амбициозными прожектами. Сегодня белорусы не хотят «входить в состав» другой страны – и власть вместе с народом!
 
Я считаю, что не всегда нация формирует государство, чаще государство формирует нацию. Более того, после долгих десятилетий, когда мы были всего лишь частью одного государства – СССР, – должно было пройти время, чтобы белорусы сами захотели стать гражданами суверенной республики. Теперь такое время пришло, и по этому поводу есть консенсус в обществе.
 
Однако вслед за этим нам необходимо решать следующую стратегическую задачу – перейти в статус демократического государства. Так как только демократический путь развития может гарантировать Беларуси экономический расцвет. Ведь в условиях быстро меняющегося мира, его глобализации стремиться к жесткому сохранению своего статус-кво без стабильного развития всех сфер общества – нереальные планы. Только политические и экономические свободы приведут Беларусь в мир развитых стран.
 
– Почему все это может быть возможным только сейчас?
 
– Потому что раньше мы просто боялись резкими движениями раскачать эту неустойчивую лодку – нашу республику. И потому, что дальнейшее промедление реформ демократизации страны в сегодняшних условиях уже чревато серьезными последствиями – полной потерей государства. В первую очередь, из-за экономической беспомощности правительства. К сожалению, нынешняя ситуация в Беларуси ознаменована устоявшейся системой под названием «имитационная демократия». Она далека от истинной демократии, и показать это обществу – сложная задача, но решить ее необходимо. И в этом плане главное – вернуть гражданам право голоса. Право самим выбирать свой путь и избирать лидеров этого пути. Право выбора – важнейшее право человека. Об этом записано в Конституции, вот только власть имущие туда даже не заглядывают.
 
– Можно согласиться, что правила игры в выборы у нас не идеальны. Однако я позволю себе усомниться, что эти идеальные правила создадут оппозиционные политики, придя к власти: они и без власти не находят между собой консенсуса.
 
– Знаете, меня удивляют ваши журналистские стенания по поводу разных диспутов в рядах оппозиции! Беда в том, что мы привыкли к единомыслию, к тому же эту форму отношений «народ – государство» навязывает и действующая власть. Любая дискуссия кажется полной анархией. Но это же нормальное состояние политической среды! Почему все забыли, что тишина и полная стабильность бывают только на кладбище?! Как без споров можно найти истину? И еще: если у нас кто-то боится сильных – их победят слабые!
 
Но, соглашусь, в рядах оппозиции есть проблемы… Однако и это лишь следствие того, что в стране нет нормальных, настоящих выборов! Ведь они необходимы не только на государственном уровне, но и в каждой политической и общественной организации тоже. А их нет… И получается, что каждый маленький своим политическим весом «вождь» может объявить себя гением политической мысли национального масштаба.
 
– И кто виноват?
 
– В стране нет права выбора! Все партии создаются под выборы: парламента, президента, лидера оппозиции. Нет выбора – нет партий. А те организации, которые могут так называться, не регистрируются государством. Знаете ли вы, что в Беларуси нынче самые сильные и динамично развивающиеся политические структуры – это партии без регистрации? Хотя за свою деятельность в них можно получить 2 года судимости – такие у нас законы. Отсюда и дробление политических сил, и конфликты.
 
– Ваше имя давно известно среди социал-демократов Европы, но сегодня вы решили баллотироваться на выборы дома, в Беларуси. Кто за вами стоит, какие структуры и люди? Ведь партия, которой вы руководили много лет, теперь в других руках.
 
– Большинство членов той партии, «Народной Громады», которая избирала меня своим лидером, сегодня тоже со мной – в структурах инициативы «Европейская коалиция». Всем известно, что на парламентских выборах 2008 года каждый из 32 наших кандидатов собрал необходимую 1000 подписей – это больше, чем смогла сделать любая другая зарегистрированная партия. И я уверен, что все эти люди будут со мной в одной команде и на предстоящих выборах.
 
Но должен сказать, что в Беларуси сейчас есть 3 коалиции: «Европейская коалиция», Партия объединенных демократических сил и Белорусский независимый блок. Мы рассчитывали, что к предстоящим выборам эти 3 структуры выберут своих кандидатов на роль единого от всей оппозиции, а затем его изберут из этих 3 претендентов. Однако только наша «Европейская коалиция» выполнила эту задачу, остальные до сих пор не нашли взаимопонимания даже внутри своих организаций. Потому и нет единого кандидата от оппозиции, хотя я все еще надеюсь на его появление.
Я спрошу у людей: разве быть рабом чьих-то – не ваших – жизненных воззрений и амбиций не унизительно для живущих в XXI веке?! Разве всем нам не стыдно, что соседи пусть с проблемами, но идут вперед, и только мы мечтаем о каком-то эфемерном прошлом и колбасе за 2,20?
 
– То есть ваш предполагаемый поход за властью – это не личное решение, а задача, поставленная единомышленниками?
 
– Когда мы проводили конгресс, за меня тайным выбором фактически единогласно проголосовало 700 человек – представители всех регионов страны. Впрочем, мне до сих пор из-за этого неловко: так когда-то голосовали только за генсеков КПСС… Наконец, разве не является главной целью серьезного политика именно высшая должность в своем государстве?
 
– Вы знаете, что о своих амбициях на предстоящие выборы заявили более 10 человек?
 
– Почему вы удивляетесь всего лишь этим 10 претендентам? У журналистов короткая память: а ведь на выборах главы государства в 2001 году стать президентом хотели больше 20 человек! Иное дело, сколько получили статус кандидата, а уж о том, кто у нас выходит на финиш кампании, все и так знают… Я думаю, 10 претендентов – это маловато для почти 10-миллионного населения страны. Власть должна видеть, что ее есть кому заменить, избиратели – что в Беларуси немало умных и достойных людей. Снова возвращаюсь к своей главной идее: у всех должно быть настоящее право выбора! Чтобы люди сами могли разобраться, кто готов реально работать на благо родины и ее будущего, а кто блефует, заявляя свое имя «на всякий случай». Но и это нормальная ситуация. В демократической стране изначально «идут во власть» чуть ли не 100 претендентов, даже разные городские сумасшедшие, но по тернистой дороге до регистрации и к избирателю доходят немногие.
 
– С чем, с какими речами вы пойдете к своему избирателю?
 
– Прежде всего я напомню людям о том, что у каждого есть собственное чувство достоинства гражданина своей страны – просто оно подавлено теми обстоятельствами, которые диктует власть. А нам всего-то надо чуть отойти от этого диктата и самим вершить собственные судьбы! Я спрошу у людей: разве быть рабом чьих-то – не ваших – жизненных воззрений и амбиций не унизительно для живущих в XXI веке?! Разве всем нам не стыдно, что соседи пусть с проблемами, но идут вперед, и только мы мечтаем о каком-то эфемерном прошлом и колбасе за 2,20? Я спрошу у своих избирателей: вы хотите иметь право выбора судьбы своих детей или согласитесь, что их жизнь ничто по сравнению с мнением какого-то хама-чинуши при власти? Мне есть о чем говорить с людьми, и, надеюсь, им со мной тоже.
 
– У каждого кандидата должен быть свой лозунг, слоган – так повелось. Какой он у вас?
 
– Он вместился в емкое понятие – достоинство человека. То есть он может звучать так: «За право выбора, за достоинство личности!». Я буду пропагандировать декларацию достоинства каждого человека. Почему у нас пенсионеры, тяжким трудом заработавшие пенсию, вынуждены радоваться, что им вовремя выдают эти денежные крохи? Почему все считают, что им пенсию «дают» – кто?! Люди ее заработали сами! Много большую, чем теперь выделяет государство, чем унижает достоинство пенсионеров. Для выхода из подобных ситуаций в стране должны быть адекватные законы, и их обязаны исполнять все – от главы государства до безработного.
 
– А, к примеру, те же предприниматели скажут: «Николай Викторович, мы уже сделали свой выбор – занимаемся реальным делом, бизнесом, кормим налогами власть и народ. И в этом наше человеческое достоинство! Единственное, что нам надо, чтобы политики не мешали нам жить и работать!» О чем вы с ними будете говорить?
 
– Скажу, что, к сожалению, в нашей стране никто не может остаться вне политики. «Если ты не занимаешься политикой – она сама займется тобой!» – помните это выражение? Наши предприниматели долго не хотели видеть политическую ситуацию, полагая, что решение всех проблем в этом плане – не их дело. Однако где политика, там и экономика, а вот она предпринимателей как раз очень интересует. В итоге получилось так, что в борьбе за экономику они вынуждены заниматься и политикой – иного пока не дано. Значит, им с нами, политиками, а нам с ними, бизнесменами, пора найти общий язык – поодиночке страну к демократическим переменам не выведем.
 
И повторю уже известное: до той поры, пока власть будет смотреть на малый и средний бизнес – основу стабильности экономики государства – свысока и с пренебрежением, пока будет считать их собственной дойной коровой, говорить о реанимации экономики, о привлечении вожделенных инвестиций, о благоприятной среде для трудоспособного населения бессмысленно. Потому что не громоздкие госпредприятия сегодня могут быть наиболее эффективными, а небольшие, мобильные, технологически современные и быстро откликающиеся на требования конкуренции предприятия частной собственности. Конечно, нужны и госпредприятия, но лишь те, которые способны работать в жестких условиях все той же конкуренции. А те, которые по сей день субсидирует государство за счет бюджета – наших с вами налогов! – необходимо срочно реформировать и, возможно, выставить на продажу, соблюдая при этом интересы государства и не мешая собственнику работать. Трудно выполнимая для власти задача? Так ведь главная цель государства в том и состоит, что оно обязано заниматься безопасностью общества, а не диктовать ему, что делать и куда идти.
 
20:39 10/07/2010




Loading...


загружаются комментарии