Клятва алкоголика

Нам явился рыцарь светлого образа – защитник суверенитета и независимости, который не станет на колени, не допустит, не позволит…

Клятва алкоголика
В 1994 году Александр Лукашенко выигрывал выборы как парень из народа – этакий Робин Гуд, готовый осчастливить бедных, обобрав богатых. В 1996 году он продлил себе полномочия как славянский воин, который ведет страну к России в то время, как оппозиция готова сдать ее на откуп западной «вражьей стае». В 2001-м он все еще кидался под НАТОвские танки, защищая Смоленск, и президентские выборы проходили в атмосфере «в кольце врагов». В 2006-м Лукашенко уже ставил себе в заслугу то, что он не допустил войны и накормил страну. И вот новые выборы, круг врагов замкнулся даже на восточном направлении, и теперь уже Лукашенко идет на выборы как защитник независимости и суверенитета.
 
Белорусский президент заговорил о ценности белорусской государственности, злобно огрызается в сторону Москвы, и даже некоторые убежденные его противники из национально сориентировавшихся теперь пускают слюни от восторга. Ведь такая сейчас сложная ситуация! Россия давит, как никогда. Удержать страну, сохранить ее независимость может только сильный лидер. А Лукашенко осознал ценность независимости, он больше не готов войти в Россию шестью областями, и он самый сильный из всех кандидатов. Надо оценить перерождение и поприветствовать его. Выхода, вроде как, другого нет.
 
Мне нынешние клятвы Лукашенко в верности суверенитету и независимости Беларуси напоминают клятвы алкоголика. Проспится такой, прозреет временно и твердит: «больше никогда…», «в жизни не притронусь…», «все осознал, только прости»… И миллионы людей покалечили свои судьбы, веря этим клятвам, видя в них надежду и шанс на новую жизнь.
 
Так и с клятвами Лукашенко. Шестнадцать лет он мучает эту страну экспериментом по спаиванию и дебилизации, насаждением атмосферы страха, которая убивает в людях все порывы, кроме заботы о выживании. Он сделал белорусов предметом анекдотов и насмешек, потому что под его руководством мы уже так «прыцярпелiся», что стали каким-то реликтовым племенем мумба-юмба в цивилизованном мире. Такое ощущение, что мы массово выжили из ума, потому что всерьез говорим о том, что на данный момент десятимиллионная Беларусь не родила никого умнее и сильнее, чем плохо образованный уроженец деревеньки на границе Шкловщины и Оршанщины, что его некем заменить. Мы готовы поверить алкоголику, который в порыве безумия вынес из дома самые ценные вещи, доставшиеся от дедов и прадедов – национальные флаг и герб; который жестоко избивает детей за то, что они рисуют эти флаг и герб, помнят их – а теперь клянется, что для него нет и не было ничего дороже семьи и родных корней.
 
Лукашенко – алкоголик в том смысле, что ему нужно постоянное опьянение властью. Он много лет прожил, ограничивая себя во всем, и теперь просто упивается тем, что ему всё дозволено: карать и миловать, кормить до отвала и держать на голодном пайке, топтать святыни, поучать Церковь, мыслить масштабами от Северного полюса до Антарктиды. А главное, -- наблюдать, как перед ним, перед его хамством и самодурством заискивают те, кого он когда-то считал недостижимыми авторитетами.
 
Не должно быть никаких сомнений в том, что Лукашенко ничего не понял и ничего не осознал. Его нынешние речи о суверенитете, независимости и национальной гордости – это набор правильных фраз, смысла которых он не понимает. В противном случае он, используя свои царские полномочия, давно отменил бы приговор витебского суда Сергею Коваленко. Потому что Коваленко не сделал ничего преступного, он всего лишь вывесил национальный бело-красно-белый флаг на новогодней ёлке. И получил за это три года ограничения свободы. Но давайте называть вещи своими именами: за такие «преступления» наказывают только оккупационные власти.
 
Только оккупационные власти демонстративно не пользуются языком коренного населения, насаждая мысль, что ничего великого на этом языке не написано. Только при оккупации могут вводиться запреты называть улицы и проспекты именами великих земляков. Но именно при нынешней белорусской власти в Минске был переименован проспект Франциска Скорины и власти проигнорировали инициативу назвать одну из улиц именем Василя Быкова.
 
При нынешней белорусской власти дети в школах вынуждены учить придуманную историю «русского первопечатника Ивана Федорова» , потому что в учебниках просто запрещено акцентировать внимание на том, что на самом деле культурной гордостью России, первым человеком, который стал печатать там книги является шляхтич (дворянин) из Баранович Ян Федорович. Ну, как же мы обидим дружеский русский народ намеком, что это мы несли к ним культуру и цивилизацию, а не наоборот? Ну как же мы напомним, что Яна Федоровича и Петра Мстиславца (тоже наш) они, высококультурные, просто выгнали из Москвы, а их типографию сожгли?.. Литва присвоила себе чужую (нашу!) историю, чтобы возвыситься, а мы по воле нынешнего белорусского руководителя должны о ней не знать, чувствовать себя с исторической точки зрения неполноценными и убогими, так как это позволяет Лукашенко поставить знак равенства между своей персоной и понятием белорусской государственности.
 
Он не прозрел, не стал по-настоящему белорусом, не проникся гордостью за эту землю, ее славой и трагедией, ее уникальностью. Вместо книг по истории своей страны он штудировал циничные труды Николо Макиавелли и опробывал его советы на практике. Удержание власти любое ценой – вот что в этих советах главное. И не исключаю, что, руководствуясь этими советами, Лукашенко, дабы сделать свой нынешний образ более органичным, даже заговорит по-белорусски (за шестнадцать лет и попугая бы научили), но это не будет означать, что он стал другим.
 
Если бы Лукашенко действительно прозрел, он бы сегодня просил прощения и каялся. Потому что его правление – это шестнадцать лет упущенных возможностей, шестнадцать лет бессмысленного блуждания, поиска путей возвращения в страну, которой на самом деле больше никогда не будет. Мозгами, экономикой, методами управления государством мы жили так, будто вот-вот возродится Советский Союз, и Беларусь окажется к этому самой подготовленной. Он методично и целенаправленно уничтожал любые ростки национальной самоидентификации белорусов, всячески подчеркивая, что белорусы и русские -- один народ, что без России мы не выживем. Фактически все эти годы он правил при поддержке и в интересах другого государства, как бы сохранял для него нашу территорию.
 
Но история пошла на другой виток, и теперь бывшая метрополия не питает надежд на возрождение Советского Союза, она провозгласила иные внешнеполитические приоритеты, в которых бывшие страны СССР и Беларусь в том числе далеко не на первом месте. То есть ей просто незачем и дальше кормить своего ставленника, она сняла его с довольствия и четко дает понять, что больше не интересуется его судьбой. Если бы Лукашенко «осознал», то сегодня он сам просил бы о досрочной отставке, потому что, по сути, все эти годы он препятствовал тому, чтобы Беларусь состоялась как самостоятельное государство. Но он во имя сохранения власти пытается нас убедить, будто в Москве ему дали под зад исключительно по той причине, что он неутомимо защищал белорусские интересы.
 
Не сомневаюсь, что он готов говорить эти речи хоть по-белорусски, хоть на полесских диалектах. И тут главное не пускать слюни. Потому что это клятвы алкоголика, которым нельзя верить, а если поверишь – то дальше будет только хуже. Получив от Москвы пинок, Лукашенко не долетит до Брюсселя, как некоторые надеются. В Европу Лукашенко страну не поведет. Потому что Европа – это угроза политических перемен, которую он не допустит ни при каких условиях. Жажда опьянения властью будет толкать его, а вместе с ним и Беларусь, к самым одиозным партнерам – Китай, Иран, Северная Корея, Куба, Венесуэла -- образцы позорной нищеты и бесправия. И, по сути, интеллектуалы, которые сегодня призывают похвалить и поддержать «прозрение» Лукашенко, предлагают нам всего лишь утешиться надеждой, что в этой тюрьме белорусам, может быть, разрешат заговорить по-белорусски.
00:09 19/07/2010




Loading...


загружаются комментарии