Минск стал выступать в статусе спецприглашающего

Похоже, что словесные  баталии по поводу возвращения Беларуси статуса спецприглашенного в  Совете Европы потеряли свою актуальность для некогда заинтересованных сторон. А чтобы, хоть как-то, продолжать "подогревать" интерес к себе, белорусский режим пытается генерировать оригинальные идеи разной интеграции на евразийском пространстве.  

 
 
Еще год назад, в  разгар процесса так называемого  диалога Минск-Брюссель было немало европолитиков, которые надеялись, что он позитивно повлияет и на возвращение Беларуси статуса спецприглашенного в Совете Европы, "замороженного" после известных президентских реформ в 90-х, приведших к внешнеполитической самоизоляции. Как известно, весь набор требований к режиму, выполнение которых было призвано изменить эту явно ненормальную ситуацию, в прошлом году сократился у Совета Европы всего лишь до одного условия: отменить смертную казнь в стране или хотя бы ввести на нее мораторий. Но в Беларуси, единственной стране в Европе, до сих пор продолжают выносить и приводить в исполнение смертные приговоры.
 
И эта неуступчивость Минска продолжает оставлять Беларусь вне деятельности "храма демократии", коим считается Совет Европы. Причем, как в парламентском, так и  иных его измерениях. Но, как любят говорить некоторые белорусские чиновники и даже дипломаты, свет клином на этом "храме" не сошелся. Да и своей самоизоляции в объединенной Европе они признавать не хотят. Впрочем, как и очевидного провала диалога с нею.
 
И тогда, с целью  продления "подогрева" интереса к себе самим, минские архистратеги стали выступать с разного рода внешнеполитическими инициативами. Например, подключить Россию к евросоюзному "Восточному партнерству". Об этой идее уже несколько раз высказывался министр иностранных дел Беларуси Сергей Мартынов. Но самим инициаторам "Восточного партнерства" она показалась настолько нереальной, если не сказать абсурдной, что они даже не стали ее комментировать.
 
Тем более, что было комментировать, когда сама Москва к такому партнерству относится, мягко говоря, с недоверием. А то и попросту воспринимая его, как антироссийский проект. Известно, что нынешняя кремлевская внешняя политика предполагает прямые, отдельные от остальных отношения с Евросоюзом. Так что, несмотря на существующие документы о координации внешней политики Минска и Москвы, озвученная Мартыновым данная задумка с приглашением России в "Восточное партнерство" выглядит просто непродуманным экспромтом, рассчитанным неизвестно на кого.
 
На больший резонанс, нежели со спецприглашением России в "Восточное партнерство", видимо, было рассчитано недавнее заявление о возможности расширения Таможенного союза России, Казахстана и Беларуси за счет Сирии. Причем на фоне малопонятной, для многих, игры белорусского режима вокруг Таможенного союза.
 
Будучи с визитом  в Минске, президент Сирии, Башар  Асад сделал неожиданное заявление  — он заявил о желании Дамаска  присоединиться к Таможенному союзу. "Мы хотим вашей поддержки в  вопросе присоединения к зоне свободной торговли Беларуси, России и Казахстана, так как это будет способствовать развитию торгово-экономических отношений Сирии со всеми тремя странами",— сказал господин Асад.
 
Очевидно, что это странное заявление не случайно впервые прозвучало именно в Минске, во время встречи Асада с Лукашенко, для которого оно вряд ли было неожиданным. Впрочем, не застало врасплох внезапное желание Дамаска, при с трудом скрываемой благожелательности Минска, присоединиться к Таможенному союзу и автора этого проекта Владимира Путина.
 
"Никаких юридических  препятствий для вступления Сирии  в Таможенный союз нет. Но  такая заявка, разумеется, должна  стать предметом очень тщательного  анализа",— заявил в этой  связи пресс-секретарь премьера  РФ Дмитрий Песков.
 
Впрочем,  эксперты полагают, что на практике это мало осуществимо, по крайней мере, в обозримом будущем. Ведь для присоединения к Таможенному союзу страна должна вначале стать членом ЕврАзЭС и для этого привести свое законодательство в разных сферах в соответствие с уставом этого объединения, а это долгий и сложный процесс. А если к этому еще добавить общеизвестное разочарование Лукашенко нынешним Таможенном союзом, то появление далекой Сирии среди желающих войти в его воспринимается обыкновенным трюком против путинского проекта.
 
Если траектория стратегической мысли Минска и дальше так будет протекать, то, скорее всего, надо ждать появления, к примеру, Венесуэлы в международных образованиях с участием Беларуси на постсоветском  пространстве. Когда ответственные  государственные мужи на полном, надо полагать, серьезе говорят об участии Сирии в Таможенном союзе с перспективой создания Единого экономического пространства, то почему бы тогда не инициировать спецприглашение Венесуэлы с ее бравым руководителем в ОДКБ?
 
Ведь неоднократно высказывалось самое высокое мнение белорусской стороны, что не только в ТС, но и в ОДКБ с их членами не все в порядке. Может за счет расширения таких участников этих альянсов функционировать они станут лучше? Кстати, оба эти стратегических партнера официального Минска на Ближнем Востоке и в Латинской Америке находятся сегодня в состоянии войны с такими своими соседями, как Израиль и Колумбия.
 
А еще один, тегеранский  друг, очень даже может, в ближайшем  будущем, получить от Минска спецприглашение на участие в строительстве первой на территории Беларуси атомной электростанции. И это представляется весьма вероятным не только на фоне ухудшения отношений Минска с Москвой, но и между Москвой и Тегераном.
11:41 02/08/2010




Loading...


загружаются комментарии