После «батьки»

Как президентом Беларуси стал Зянон Пазьняк.

После «батьки»
Ожидаемая многими революция в Беларуси свершилась! Причем смена власти произошла тут без изменения персоналий в высоких кабинетах. Просто лучший друг России Александр Григорьевич Лукашенко ушел, и, под массированным телевизионным обстрелом из Москвы, пришел гарант независимости Беларуси - Александр Григорьевич Лукашенко. А главным вопросом, обсуждавшимся на минувшей неделе в экспертных кругах, был вопрос, что лучше: убрать Лукашенко и потерять независимость или сохранить Лукашенко, а вместе с ним - независимость от Москвы. Так, незаметно для всех, Александр Лукашенко превратился в Зянона Пазьняка.

Попытки увязать личность конкретно действующего президента и перспективы сохранения унитарной Беларуси предпринимались и раньше, однако были в основной своей массе неудачными экспериментами интеллектуально сирых государственных идеологов. В круг тем, обсуждаемых экспертами и ключевыми независимыми медиа, этот трюк попадал разве что в режиме анекдота. И вот на минувшей неделе серьезная дискуссия на этот счет развязалась в наиболее ответственном в национальном плане белорусском издании - «Нашай Нiве». Известный автор, Борис Тумар, заключил, что по-настоящему страшен теперь не Александр Лукашенко, т.к. вслед за ним может прийти еще большая марионетка России. Ему возразил еще более известный журналист Андрей Дынько, а сразу вслед за этим гневную статью написал журналист Павел Шеремет в интернет-издании «Белорусский партизан». Шеремет настоял на том, что нужно любой ценой добиваться отстранения от власти Лукашенко, и упрекнул лидера движения «За свободу» Александра Милинкевича в том, что тот, в случае возникновения угрозы суверенитету Беларуси, готов будет поддержать действующего президента.

Возникла поистине парадоксальная ситуация, когда одна часть белорусского независимого сообщества, которая 16 лет жестоко и иногда фатально для себя боролась с Лукашенко за независимость, начала бороться против другой части сообщества за Лукашенко и независимость! «Зянонизация» власти произошла тихо и незаметно.
Кажется, не все борющиеся даже замечают, что де-факто защищают не Зянона, а политика, которого 16 лет сами же упрекали в сдаче суверенитета, в сохранении российских военных баз, в подписании союзного договора! Причем происходит все без всякой (зримой) ангажированности самой белорусской власти. Дискуссия, судя по молчанию «ответственных комментаторов» на форумах, как будто даже не модерируется спецслужбами, хотя спецслужбы явно заинтересованы в таком повороте.
При этом аргументы и первых, и вторых довольно веские. Мысль о том, что Лукашенко может быть гарантом независимости Беларуси, косвенно подтверждается одной простой штукой: тем, что Лукашенко, как бы ему сложно ни было, не пошел на сценарий «вся Беларусь в обмен на безболезненные выборы». Возможно, об этом говорить пока слишком рано (все-таки до декабря-февраля еще масса времени), но не произошло ни массовой распродажи бюджетообразующих предприятий, ни вхождения в РФ целиком или частями. Хотя, казалось бы, перед лицом очевидной уже угрозы почему бы не поступиться частью полномочий и не превратиться в генерал-губернатора? Ведь лишить-то могут вообще всего!
Несгибаемость позиции в этом вопросе обеспечивалась прежде всего масштабом личности: Лукашенко себя в роли губернатора не видит. А какой-нибудь другой, хотя бы даже преемник или «революционный» ставленник Москвы, которому «помогут» выиграть «телебатьками» и ценами на нефть, может очень даже увидеть Минск областным центром России.
Еще один фактор, который мог повлиять на то, что Лукашенко не поступился независимостью даже весной 2010г., когда размеры медийной атаки, заготовленной для Беларуси, уже просматривались: Россия просто могла не захотеть больше иметь с ним дело. Вот предлагается на продажу «Белнефтехим» или «Беларуськалий», а его не покупают ни по какой цене - потому что знают: потом ведь все равно отберут! В этом плане «несговорчивость» и «ненадежность» нынешней власти как переговорщика является еще одной гранью «зянонизации», еще одним залогом независимости Беларуси. Ведь не ради себя они юлят, а ради того, чтобы в домах были газ и горячая вода.
Повторимся, любой другой политик, пусть даже проевропейски мыслящий, пусть даже имеющий друзей в Вашингтоне и Брюсселе, вынужден будет иметь дело с той громадой, которая находится у нас за восточной границей. И тут последовательность, беспрекословное исполнение обещаний - все те качества, которые обычно работают на страну и народ, могут привести к тому, что мы плавно лишимся сначала экономической, а потом и политической независимости. В этом плане Лукашенко, с его «танками», которые идут то на Москву из Европы, то на Европу из Москвы, действительно самородок. Так надо уметь, чтобы и россиянам про гниение в окопах вспомнить, и Европе о том, что мы, вообще-то, ее центр и без нас она будет неполноценной, загнуть.
Однако главное уже сделано. Как признают ныне уже и в Москве, прямо «марионеточных» пророссийских политиков тут у власти сохраниться не может. Не будет поддерживать белорусский народ тех, кто поведет нас в состав Российской Федерации. Потому, что у нас теперь собственная идентичность, быстренько занявшаяся за послесоветские годы. И в этом, кстати, еще одна заслуга Лукашенко: он воспитал поколение людей, мыслящих суверенитет не переменной, но константой. А потому правы и вторые, утверждающие, что уход Лукашенко вовсе не приведет к утрате независимости. Вслед за ним к власти придет либо более, либо менее промосковский управленец, но все равно этот управленец будет вынужден вести себя как лидер суверенной страны, как представитель уже состоявшейся нации, каждый гражданин которой на сознательном и подсознательном уровне идентифицирует себя белорусом, а не россиянином.
А потому не будет здесь эффективного сплочения протестного электората вокруг Александра Лукашенко, который ведет себя так, как вел когда-то Зянон Пазьняк. Не будет здесь совместного пения «Магутны Божа» под бело-красно-белыми флагами и разрывания портретов Владимира Путина с последующим заходом на участки и триумфальным голосованием за Зянона, т.е. за Лукашенко.
Скорее, открывшуюся на минувшей неделе дискуссию нужно воспринимать как новую примету времени. Примету, образовавшуюся под агрессивным российским фактором, под влиянием «Крестных батек» и публикаций в федеральных газетах. Нет больше ситуации, когда никто - ни эксперты, ни «боевая» оппозиция, ни медиа - не мыслили себе развитие страны после Александра Григорьевича. Эта тема была не запретной, она была немыслимой. Как это он вдруг уйдет? Как это он не будет возглавлять страну? Именно отсюда - предвыборные программы всех партий, написанные в пику основному претенденту, отсюда - кандидаты, которые ничего позитивного не предлагали, только критиковали действующую власть. После массированной телеобработки на всех вдруг повеяло: это все когда-нибудь закончится, т.к. заканчивается вообще все. Действующий президент не вечен. Не уйдет сейчас - уйдет еще когда-нибудь, просто потому, что так устроен мир. А как жить дальше, без него? Как вести переговоры с Россией? Как отбрыкиваться от предложений включить нас в федерацию целиком или частями?
В этом смысле словесная «зянонизация» Лукашенко может быть подспудной попыткой протестующих сохранить его. Пусть теперь - уже в качестве Пазьняка. Но - сохранить, как объект, борьба с которым наделяла их жизни смыслом все прошедшие годы. Это такой стокгольмский синдром по-белорусски. Поборолись с русизацией, теперь вот будут бороться с пазьнякизацией. Только останься! Только не уходи, чтобы мы продолжали тебя ненавидеть, а ты продолжал все делать хоть и странно, но по большому счету - правильно. И главное, чтобы вдруг не возникло ситуации, когда все это - переговоры, газ и нефть, попытки инкорпорации, противостояние требованиям признать Южную Осетию и Абхазию, бурление на телеканалах - переместилось на нас. Всех нас, включая пишущего эти строки, нас самих! Ответственности тут мало не покажется!
 
 
 
 
12:20 05/08/2010




Loading...


загружаются комментарии