Некляев просит прокуроров вернуть ему интимные записи

Лидер кампании «Говори правду» обратился с открытым письмом к генпрокурору Беларуси. Некляев просит генпрокурора вернуть ему стихи.  

Владимир Некляев напоминает, что уже прошло три месяца, с тех пор как за участие в гражданской кампании «Говори правду» он был задержан сотрудниками милиции, которые провели в его доме обыск и забрали все рукописи: бумажные и электронные.

«Какое отношение к Уголовному кодексу, к статье 250, по которой меня задержали, могут иметь отношение мои повести, рассказы, поэмы и стихи?... Никакого. Но на все просьбы вернуть мне их – или молчание, или пустые отписки.

Среди забранного – произведения незавершенные и только начатые. Дневниковые, интимные записи, которые касаются исключительно моей личной жизни: отношений с моими друзьями, знакомыми, женой, детьми… И во все это кто-то имеет право лезть? По надуманной причине? По статье, по которой предусмотрено наказание за какую-то ложную информацию о каких-то товарах?.. Или в нашей стране товаром стало все?», - спрашивает в письме поэт.

Некляев отмечает, что, если арестовываются литературные рукописи, невольно вспоминаются трагические памятные 30-е годы прошлого века. «Судя по действиям, которые позволяют себе силовые структуры, по немоте, с которой смотрит на все это скованное страхом общество, мы возвращаемся в те времена. Как тогда, так и сейчас, вся деятельность правоохранительных органов направлена не на обеспечение безопасности государства, а на охрану интересов одного человека, которые олицетворяет собой власть», - пишет лидер кампании «Говори правду».

«Такого не должно быть. Мой долг как гражданина, писателя, поэта – этому противостоять. И Ваш долг – гражданский и профессиональный – такой же. Страна должна жить не по чьей-то личной воле, а по законам. Надеюсь, что Вы и большинство ваших коллег, считаете именно так.

Занимаясь политикой, я не оставляю литературу. Каждый, кто ей занимается профессионально, знает особенности этой профессии. Есть произведения, в работе над которыми нельзя прерываться. Они пишутся на одном дыхании, к ним невозможно вернуться позже – они теряют заложенную в них энергию и необратимо утрачиваются. Я это объяснял и объясняю, но меня никто не слышал и не слышит. «В камере допишите…» - как-то бросил следователь. Так что: мне самому в тюрьму проситься? Есть ли у меня какая-то возможность дописать недописанное?

Прошу услышать меня и поспособствовать в том, чтобы мне немедленно вернули мои литературные рукописи», - обращается к генпрокурору Владимир Некляев.
21:34 22/08/2010




Loading...


загружаются комментарии