Майкл Скенлан: Позиция США и ЕС относительно Беларуси едина

Смягчение экономических санкций в отношении Беларуси станет возможным только в том случае, если белорусские власти на деле продемонстрируют свое стремление к улучшению ситуации с правами человека и демократическими свободами. Причем, эта позиция США полностью совпадает с позицией Евросоюза, считает временный поверенный в делах США в Беларуси Майкл Скэнлан.

Майкл Скенлан: Позиция США и ЕС относительно Беларуси едина
 
Интервью дипломата опубликовано в главной газете администрации президента Беларуси "СБ.Беларусь сегодня".
 
— Как вы считаете, это все еще актуальная задача — отстаивать свою независимость и суверенитет, или в современном мире, где есть интернет, огромные транснациональные корпорации, где государства объединяются в международные организации и создают наднациональные органы, это уже устаревшие ценности?
 
— Я уверен, что это непреходящие ценности. Соединенные Штаты тоже зависят от других государств. Вопрос в том, каким образом страна может наилучшим образом защитить свою независимость и суверенитет в условиях глобализации. Страна либо принимает общие нормы и стандарты, либо остается своеобразным островом.
 
Главное — это эффективное использование собственных ресурсов. А самым ценным ресурсом для любого государства являются его граждане. Процветают те страны, где люди могут свободно реализовать свои способности и устремления. Для этого, в частности, очень важен беспрепятственный доступ к информации.
 
В различных сферах выработаны нормы и стандарты, которые позволяют создать наиболее благоприятную среду для развития человеческого потенциала. Если говорить об экономике, то этим в глобальных масштабах занимается Всемирная торговая организация.
 
Беларусь находится в той части света, которая является флагманом движения за единые высокие нормы и стандарты. В Европе — а под ней я подразумеваю пространство от Владивостока до Лиссабона — созданием общих рамок развития в сфере права и демократии занимается Совет Европы. А критерии образования задает так называемый Болонский процесс. Я сошлюсь на слова министра иностранных дел Сергея Мартынова, который весной этого года сказал, что Беларусь не хочет быть ни частью России, ни частью Европейского союза, она просто хочет являться частью Европы. Позитивным шагом было недавнее решение Беларуси присоединиться к Болонскому процессу. Логическим продолжением этой линии было бы присоединение к Совету Европы. Беларусь единственная страна Европы, которая не является членом этой организации. Разумеется, каждое государство имеет право выбора: вступать куда–то или нет. С принятием такого решения появляются преимущества, но вместе с тем приобретается определенная ответственность...
 
— Вы все время говорите о проблеме отстаивания независимости как о некоей ценностной дилемме. Между тем для Беларуси, особенно в последнее время, это вполне практическая проблема. К примеру, многих сегодня заботит зависимость от одного поставщика энергоносителей. Я знаю, что Соединенные Штаты довольно успешно решают этот вопрос. Мы слышали об американских достижениях в области добычи сланцевого газа, вы покупаете нефть в самых разных уголках планеты. Как вы оцениваете успехи Минска в этой области?
 
— Опять же могу повторить, что это выбор, который делает сама Беларусь. Энергетическая независимость — это вопрос, который стоит перед каждой страной. Наш опыт заключается в том, что энергетический сектор должен быть прозрачным, что на этом рынке должна быть конкуренция, что цены на услуги должны быть рыночными, что приведет к эффективному использованию ресурсов. Невозможно добиться энергоэффективности только путем принятия административных решений, необходимо привлекать частный сектор. Правительство должно создать среду с равными условиями для всех, в том числе для частных компаний — как местных, так и иностранных. Со стороны вашего Правительства я такого подхода не вижу.
 
— Когда я год–полтора назад брал интервью у мистера Мура, вашего предшественника на посту временного поверенного, мы много говорили о надеждах, которые связываются с приходом в Белый дом Барака Обамы. Как журналист, который пишет на темы международной жизни, могу отметить, что внешняя политика США действительно серьезно изменилась. Однако белорусско–американские отношения, кажется, остались на прежнем уровне и с прежними подходами. Вашингтон заинтересован в прогрессе на этом направлении или развитие отношений с Минском сейчас не является важной задачей?
 
— В августе прошлого года в Минск приезжал помощник госсекретаря Филипп Гордон. Это визит самого высокого уровня за последние десять лет. Я думаю, что само по себе это подтверждение интереса со стороны США.
 
Послание представителя госдепартамента заключалось в том, что США хотят улучшения отношений с Беларусью, но это предполагает движение вперед в области прав человека и демократии. Мы напрямую увязываем этот вопрос с вопросом экономических санкций. Это простое математическое уравнение: прогресс в Беларуси в данной области будет означать смягчение санкций и наоборот. Это простые и понятные дорожные знаки нашей политики в отношении Беларуси.
 
В конце 2008 года и начале 2009 года белорусские власти сделали некоторые скромные шаги, направленные на регистрацию неправительственных организаций и распространение независимых СМИ. К сожалению, осталась без изменений статья 193 Уголовного кодекса об ответственности за деятельность от имени незарегистрированной организации. С тех пор положение не стало лучше.
 
Визит господина Гордона являлся своеобразным призывом вместе подумать, что делать дальше. Мы считаем, что есть много возможностей для конструктивных отношений между нашими странами, и сделали соответствующие предложения Минску — совместное противодействие трансграничной преступности, визиты военных делегаций, образовательные и культурные контакты. Реакции с белорусской стороны пока не поступило.
 
И последнее. Политика США и Европейского союза в отношении Беларуси основана на одних и тех же принципах и ценностях. Механизмы же принятия решений могут различаться.
 
— Я где–то недавно прочитал, что посольство отказалось от резиденции посла в Раубичах. Это тоже какой–то знак?
 
— К сожалению, резиденция пустовала более двух лет. Мы должны как–то отчитываться перед налогоплательщиками. Мы надеемся, что американский посол вернется в Беларусь, но пока таких сигналов от белорусской стороны нам не поступало...
 
— Что ж, как говорится, еще не вечер... Кстати, с момента введения американских санкций против Беларуси прошло уже довольно много времени. Как в Вашингтоне оценивают их эффективность, ведь это все ради чего–то задумывалось?
 
— Соединенные Штаты выразили таким образом свою принципиальную позицию.
 
— Тем не менее на постсоветском пространстве Белый дом нашел в себе силы коренным образом изменить политику. Бывший заместитель госсекретаря по делам России, Украины, Беларуси и Молдовы Дэвид Кремер недавно написал по этому поводу примечательную колонку в The Washington Post. Высокопоставленные чиновники администрации постоянно повторяли, что не признают российских сфер влияния, но их действия и их бездействие, считает он, красноречивее любых слов. Обсуждают ли США ситуацию в Беларуси с Москвой?
 
— У Дэвида Кремера — я, кстати, знаю его лично и очень уважаю — есть право выражать свое личное мнение, и это одна из сильных сторон нашей системы. По поводу вашего вопроса позвольте подчеркнуть: наши отношения с Россией — это отношения с Россией, отношения с Беларусью — это другое дело. Помощник госсекретаря Гордон заявлял, что мы будем стремиться к улучшению отношений с Россией в наших взаимных интересах, не жертвуя нашими принципами и друзьями.
 
— Если можно, один экономический вопрос. В Беларуси много говорится о либерализации, приватизируются предприятия. Что, на ваш взгляд, мешает американским инвесторам вкладывать в Беларусь? Обращаются ли к вам бизнесмены за советом?
 
— Во–первых, экономические преобразования в Беларуси скорее предмет обсуждения, нежели свершившийся факт. Отвечая на ваш вопрос, хочу отметить, что рейтинг Всемирного банка по условиям ведения бизнеса — это лишь один из показателей, на которые обращают внимание инвесторы. Ожидания американских бизнесменов, готовых вкладывать деньги за границей, одинаковы и в отношении Беларуси, и в отношении других стран — это рыночные шаги, направленные на создание благоприятного макроэкономического климата. Это предполагает проведение структурных реформ. Чтобы страна стала более конкурентоспособной, необходимо существование крепкого частного сектора, приватизация должна быть открытой и прозрачной. Об этом заявлял представитель Всемирного банка в Беларуси Иван Велев.
 
К сожалению, в результате требования белорусской стороны о радикальном, на 90 процентов, сокращении штата посольства в 2008 году у нас сейчас работают только пять дипломатов, и мы физически не можем консультировать бизнесменов, так же как не можем выдавать визы, за что я часто приношу извинения белорусам.
 
Тем не менее, мы сейчас активно работаем с Беларусью через Агентство по международному развитию США и Международную финансовую корпорацию Всемирного банка над созданием таких нормативных условий, которые способствовали бы развитию частного малого и среднего бизнеса в вашей стране. Еще один пример нашего успешного сотрудничества — это запуск на базе БГУ к осени следующего года магистерской программы по бизнес–администрированию (MBA). Обучение будет вестись на английском языке, и программа должна получить аккредитацию CEEMAN (Ассоциация по развитию менеджмента стран Центральной и Восточной Европы) для того, чтобы диплом об окончании программы признавался во всей Европе. Недавно я обсуждал эту тему с министром экономики Николаем Снопковым.
 
— Господин Скэнлан, хотя вы приехали в Минск год назад, это наше первое интервью, по сути знакомство. Я уверен, что вы, когда только собирались сюда ехать, хорошо изучили нашу страну, а есть ли в Беларуси что–то такое, что не соответствует вашим прошлым представлениям о ней, что вас удивило?
 
— До приезда сюда я продолжительное время читал в интернете белорусскую прессу. В том числе и вашу газету. Знакомился с заявлениями белорусского руководства. Но, конечно, здесь мои представления о Беларуси углубились. У вашей страны уникальная история. Европейская история. На меня произвело большое впечатление, как много городов в Беларуси пользовались Магдебургским правом, которое означает самоуправление, религиозную терпимость, свободный рынок, расцвет ремесел. Политические и экономические реформы, о которых мы говорим сегодня, все это было в истории вашей страны.
 
08:32 24/08/2010




Loading...


загружаются комментарии