Мафия в погонах заработала на госгранице сотни миллионов долларов

Обнародованы скандальные подробности показаний Павла Молочко – свидетеля по "делу Громовича", которое вела Светлана Байкова. В интернете появились копии протоколов допроса Молочко. По информации бизнесмена, в мафиозные схемы на брестской таможне были вовлечены десятки высокопоставленных чиновников и сотрудников спецслужб.

Мафия в погонах заработала на госгранице сотни миллионов долларов
Скандальное дело следователя байковой начинает разрастаться до серьезных масштабов. Кто-то выложил в интернете выдержки из протоколов допроса главного свидетеля по делу о контрабанде через белорускую границу - бизнесмена Павла Молочко. Не так давно в фильме НТВ "Крестный батька-3" были показаны видеофрагменты допросов Молочко, которые вела Светлана Байкова. Теперь появились их расшифровки.
 
С конца 90-х годов на таможне "Западный Буг" "действовала организованная государственными чиновниками система вымогательства взяток на приграничных пропускных пунктах. При этом служащие таможни и стоящие за ними высокопоставленные лица из КГБ, ГТК и других государственных ведомств под различными предлогами, в частности, под предлогом сборa пожертвований в избирательный фонд президента, при посредничестве прижившихся на границе криминальных структур взимали установленные ими суммы с каждой партии товаров". Такие показания дал следствию Павел Молочко, проходивший свидетелем по так называемому "делу Громовича".
 
Именно это дело расследовала следователь прокуратуры Светлана Байкова, которая сейчас сама находится под домашним арестом.
 
Как показал Молочко, в случае отказа от вышеуказанных "пожертвований" перевозчикам создавались "искусственные препятствия, делавшие невозможным прохождение товаров через границу".
 
Чтобы помочь бизнесменам "протолкнуть" машины через границу, Молочко вместе с подельниками Найдиным и Клейманом решили организовать свою преступную схему.
 
Найдин и Клейман контактировали с должностными лицами таможни, передавая им за беспрепятственный проход автомашин с товарами взятки таможенникам. Все автомашины перевозили товары из Европы в Российскую Федерацию транзитом через Республику Беларусь. В частности, они поддерживали связь с начальниками отделов таможенного оформления и контроля ПТО "Брест авто-1", а также с инспекторами этих отделов, передавая за каждую автомашину взятки инспекторам, независимо от того, вносились ли какие-либо изменения в товаросопроводительные документы.
 
Для беспрепятственного прохождения этих автомашин по территории РБ необходимо было передавать взятки также сотрудникам УКГБ по Брестской области, так как они на то время тотально контролировали все действия таможни и соответственно, движение всех грузов через границу. По этой причине ни одна автомашина не могла проходить границу без ведома курирующих это направление сотрудников. В связи с этим они также должны были получать взятки за прохождение каждой машины через границу, о чем сотрудники УКГБ открыто предупреждали и таможенников, и "толкачей" (лиц, которые проталкивали машины с грузами через границу. Те машины, за которые не проплачивались деньги, останавливали, разгружали и по различным надуманным причинам конфисковывали товар.
 
Как пишет Молочко, долгое время он пытался разрушить коррупционные схемы на границе, обращаясь за помощью к высокопоставленным чиновникам. Так в 2000 году за помощью он обратился к сотруднику КГБ РБ Зарецкому А.А.
 
"Знакомство произошло в гостинице "Минск" в г. Минске. Я рассказал Зарецкому о произволе таможенников, который творится в г. Бресте, и как этому способствуют местные сотрудники КГБ. В то время Зарецкий имел большой вес и влияние в аппарате КГБ. Зарецкий посоветовал мне обратиться к заместителю начальника УКГБ по Брестской области Резникову, пообещав позвонить ему. Зарецкий дал мне его телефон. Дня через 3 после знакомства с Зарецким  я позвонил Резникову и договорился с ним о встрече. Встретились мы на Брестском вокзале, в каком-то служебном помещении. Я рассказал ему о коррупции в таможне, о том, как этим процессом управляет Петрукович. Резников пообещал разобраться. При этом Резникова Клейман и Найдин неоднократно водили в баню, поили водкой. В конечном итоге он попросил в качестве технической помощи УКГБ 3 компьютера общей стоимостью не менее 1800 долларов. Компьютеры приобретались в г.Бресте. Кто их покупал и где, я сейчас уже не помню. В это же время по просьбе Резникова Найдин купил для него в Германии автомобиль "Фольксваген Пассат", примерно 1993-1994 года выпуска. Кто пригонял автомобиль из Германии в Брест, я не помню. Насколько мне известно, за машину Резников передал Найдину деньги в половинном размере. Этим автомобилем пользовался сам Резников. На кого он был оформлен, я не знаю. Однако никакой помощи от Резникова не было, а в дальнейшем в 2001 году он ушел в депутаты Национального собрания" - рассказал Молочко.
 
Следующей инстанцией, в которую обратился Молочко, был руководитель Брестского УКГБ Аксючиц. Однако вместо того чтобы бороться с коррупцией главный брестский чекист свел Молочко с "нужными людьми".  Среди них оказался и некто Александр Клим - один из учредителей и директоров компании "Алексана", занимающейся перевозками товаров с обьемом в несколько тысяч партий в год.
 
Таможенная очистка импортируемых Климом товаров производилась на проживающих в Брестской области физических лиц, что позволяло значительно экономить на таможенных пошлинах. В дальнейшем эти товары перепродавались подконтрольным Климу фирмам и транспортировались в Российскую Федерацию. Со слов Клима на ВПТО "Брествнештранс" под руководством Кудрявцева подобные операции по таможенной очистке грузов производил не только он, но и другие предприниматели.
 
"По моему мнению, Клим был одним из руководителей и организаторов незаконного перемещения грузов через границы Польши и Беларуси. Однако, по моему убеждению, истинным руководящим центром всех этих группировок были высокопоставленные чиновники ГТК РБ, КГБ РБ, которые полностью контролировали все происходящие на границе процессы и управляли ими.
Помимо организации, созданной Климом, существовали также и иные группировки, которые в тесном взаимодействии с государственными чиновниками РБ собирали поборы на приграничном трафике.
 
Из других крупных организаторов и руководителей противозаконных перевозок могу назвать граждан РБ Крейдичей Виктора и Юрия, Кравцова Сергея, Будранова Виктора и его товарищей из Прибалтики, фамилии которых мне не известны. В апреле 2001 года Клим познакомил меня с Кравцовым, а в июне 2001 года - с Крейдичами. Будранова и других прибалтов я узнал через Селиванова, которых он рекомендовал в качестве людей, имеющих связи с руководством ГТК.
 
В конце 2000 года Кравцов и Клим объединили свои усилия, объединив "крышующих" их силовиков, что мне также известно со слов Клима. После этого Клим и Кравцов стали контролировать практически все перевозки. При этом Клим очищал грузы на "Брествнештрансе", а Кравцов и его люди сопровождали их до границы с РФ. Кроме них, существовало много мелких так называемых "толкачей", за сумму до 300 долларов США "ускорявших" продвижение фур через границу", - рассказывает Молочко.
 
Сам Молочко находил в Москве заказчиков - коммерсантов, которые были заинтересованы в беспрепятственном перемещении товаров из Европы в РФ, при этом за каждую автомашину с грузом ими оплачивалось 12 000 долларов США наличными или переводом на банковские счета Клима.
 
Последний распоряжался суммой следующим образом:
 
- за прохождение машин через "ГАП" оплачивалось до 500  долларов США за каждую партию. За прохождение машин через "Брествнештранс" платилась  примерно такая же сумма.
 
- от 500 до 1000 долларов США оплачивалось за каждую машину в УКГБ по Брестской области.
 
- до 200 долларов США платились братьям Крейдичам для дальнейшего распределения руководящим сотрудникам КГБ и таможни.
 
- до 500 долларов США оплачивалось лично начальнику поста БВТ Кудрявцеву, который полностью руководил таможенной очисткой грузов.
 
- от 500 до 1000 долларов США предназначались Селиванову Евгению в качестве взятки, при этом деньги передавались ему наличными через Клима либо Найдина или через курьеров в Москве, а также переводами на счета указанных Селивановым оффшорных фирм. В начале – весной 2001 года эта сумма составляла 500 долларов за 1 машину, ее определил сам Селиванов, но постепенно он увеличивал эту сумму, и к осени она дошла до 1000 долларов.
 
Из этой суммы со слов Селиванова, он передавал взятки начальнику ОБК таможни Похилко, человеку по кличке "пограничник", который вносил изменения в польскую базу данных, также он передавал деньги литовцам (Будранову и другим) для передачи в ГТК РБ – Гичанскому и Пыжику. Также Селиванов говорил, что нужно передавать деньги в ГТК Тарарышкину – начальнику управления статистики и таможенных платежей. Хотя у меня сложилось впечатление, что деньги Тарарышкину он не передавал. Обо всем этом мне известно от самого Селиванова. Однако какие суммы он передавал вышеуказанным лицам, я не знаю. В сентябре 2001 года по указанию Селиванова на указанный им счет оффшорной фирмы со счета другой оффшорной фирмы было перечислено 140 тысяч долларов США.
 
В июне 2001 года Клим сообщил Молочко, что необходимо заплатить Аксючицу и Громовичу 50 000 долларов США.  Деньги были перечислены на счет ООО "Карат".
 
"Данная денежная сумма предназначалась им как организаторам канала контрабанды в качестве их доли от совместной преступной деятельности", -  сообщил следствию Молочко.
 
В протоколах допросов фигурируют десятки фамилий высокопоставленных чиновников и сотрудников спецслужб, которые занимались "крышеванием" подпольного таможенного бизнеса. Однако нити этих мафиозных схем уходят на самую  вершину властной пирамиды.
 
Не  случайно в скандальном фильме "Крестный батька" именно государственная граница называется главным источником богатства "клана Лукашенко".
 
 
16:01 26/08/2010




Loading...


загружаются комментарии