Майкл Скэнлан: Введением санкций мы подчеркиваем нашу принципиальную позицию

Ситуация с правами человека в Беларуси только ухудшилась, считает Временный поверенный в делах США в Беларуси Майкл Скэнлан.

Майкл Скэнлан: Введением санкций мы подчеркиваем нашу принципиальную позицию
Гостем очередного выпуска программы "Экспертиза" на TUT.by с Юрием Зиссером стал Временный поверенный в делах США в Республике Беларусь Майкл Скэнлан.
 
Разговор в студии шел о двусторонних отношениях, американских визах, правах человека, регулировании интернета, работе посольства США в Минске и о многом другом. Впервые беседа проходила на английском языке.
 
Отвечая на вопрос о сути политики Соединенных Штатов в отношении Беларуси, г-н Скэнлан выделил три основных аспекта. Первый из них - права человека и возможности для каждого пользоваться такими свободами, как свобода собраний, свобода слова, свобода самовыражения. Именно проблемы в этой сфере, существующие в Беларуси, привели к введению санкций со стороны США. "Если ситуация с правами человека в Беларуси изменится, изменится и наша позиция по вопросу санкций", - отметил Временный поверенный.
 
Второй аспект - поиск областей, в которых наши страны могут успешно сотрудничать. По словам Майкла Скэнлана, США сделали целый ряд конкретных предложений, но, к сожалению, за исключением нескольких примеров, не получили положительного ответа от белорусской стороны. Среди примеров совместной работы гость студии назвал проект создания в Беларуси программы MBA – англоязычной школы бизнес-администрирования с дипломом, признанным в Европе, работу над расширением малого и среднего частного сектора, оказание поддержки неправительственным организациям, которые в решении социальных вопросов могут выступать партнерами местных властей.
 
Третий момент, который отметил дипломат, – это тесная координация действий в отношении Беларуси между США и Европейским союзом, с которым Соединенные Штаты разделяют одинаковые принципы и ценности.
 
В целом же Майкл Скэнлан отметил, что в отношениях Беларуси и США наблюдается период "упущенных возможностей». После того как штат посольства по требованию белорусской стороны был уменьшен с 35 до 5 дипломатов, миссия была вынуждена прекратить работу над многими программами. Временный поверенный еще раз принес извинения белорусам в связи с тем, что посольство физически не в состоянии заниматься выдачей виз. Изменение этой ситуации зависит от белорусских властей. «Как только посольство получит возможность восстановить нормальную деятельность, визовые услуги и другие программы будут возобновлены", - сказал дипломат.
 
- Майкл, как бы вы определили состояние американо-белорусских отношений на данный момент?
 
- В двух словах я бы охарактеризовал их как "упущенные возможности". Вы используете термин "определение", я бы использовал термин "дорожные знаки", чтобы прояснить, какова наша политика, и позволить людям самим делать выводы. Я бы выделил три аспекта нашей политики в отношении Беларуси. Первый из них относится к сфере прав человека и возможности для каждого пользоваться такими свободами, как свобода собраний, свобода слова, свобода самовыражения. Эти права являются неотъемлемыми для каждого. И именно проблемы в этой сфере, существующие в Беларуси, привели к введению наших санкций. Если ситуация с правами человека в Беларуси изменится, изменится и наша позиция по вопросу санкций. Это простое математическое уравнение. Ситуация улучшается – санкции смягчаются. Если нет – ничего не меняется.
 
Второй аспект в наших взаимоотношениях – поиск областей, в которых мы можем успешно сотрудничать, которые находятся в сфере общих интересов. Мы сделали целый ряд конкретных предложений в этой сфере, но, к сожалению, за исключением нескольких примеров, мы не получили положительного ответа.
 
Третий момент – это тесная координация наших действий с Европейским союзом. Политика США и Евросоюза основана на одинаковых принципах и ценностях, и поэтому тесное сотрудничество между нами выглядит вполне естественно.
 
Всё, что я назвал, – это так называемые дорожные знаки, глядя на которые, каждый может составить свое суждение о том, на каком уровне находятся наши взаимоотношения.
 
- Не считаете ли вы, что ситуация в Беларуси – это личное дело самих белорусов? Почему Соединенные Штаты должны решать, что здесь хорошо, а что плохо?
 
- Беларусь, как и любая другая страна, принимает решения самостоятельно. Именно поэтому я говорю о "дорожных знаках" - это то, во что мы верим, что мы ценим, и на чем будем основываться, принимая решение. Ваше правительство вправе отвечать так, как оно того пожелает. Однако при этом правительство должно ясно отражать взгляды своего народа. И именно это вызывает нашу обеспокоенность – должен существовать открытый и прозрачный избирательный процесс, гражданское общество, в котором может участвовать каждый, где независимые СМИ имеют равные возможности для распространения с государственной прессой, где у людей есть реальный выбор, и в процессе этого выбора формируется правительство, отражающее взгляды народа. Процесс должен быть открытым, свободным и прозрачным для всех. Именно тогда он является легитимным, и результат является легитимным независимо от того, кто одерживает победу.
 
- Майкл, у вас богатый опыт дипломатической службы в странах Восточной Европы и постсоветского пространства. Встречали ли вы где-нибудь ситуацию в двусторонних отношениях, подобную нынешней между США и Беларусью?
 
- Нет. Мне всегда везло с назначениями, и в целом у меня была прекрасная карьера в странах бывшего Советского Союза и на Балканах. Но, если честно, мне еще ни разу не приходилось работать в посольстве, штат которого ограничен всего пятью дипломатами. Для нас, для меня лично такое происходит впервые. К примеру, когда я работал в Киеве, у нас было где-то около ста тридцати американцев. До этого, в Боснии и Герцеговине, штат посольства насчитывал около сотни. Кстати, мой предшественник Джонатан Мур, который работал в Минске в течение трех лет, сейчас в Боснии и Герцеговине, где работает в компании с сотней американских коллег. Я занимался вопросами Молдовы – еще одной бывшей советской республики, расположенной не так далеко отсюда. Так вот, и там американский штат составлял где-то около 45-50 человек. Лимит на количество дипломатов, существующий в Беларуси, значительно ограничивает круг наших возможностей. В их числе, к сожалению, и визовые услуги. Я вынужден постоянно приносить извинения жителям Беларуси за то, что мы просто не имеем физической возможности выдавать визы в Минске. В общем, работать здесь и поддерживать отношения, которые бы приносили пользу всем сторонам, трудно. Это касается даже таких обычных обязанностей, как информирование своего правительства об экономической, политической и социальной ситуации в стране пребывания. Этим занимаются дипломаты по всему миру. В нашем случае это осложняется тем, что я и мои коллеги обязаны уведомлять белорусские власти о своем намерении выезжать за пределы сорокакилометровой зоны вокруг Минска. В такой ситуации обычный выезд за пределы столицы и спонтанные встречи с людьми становятся проблемой. Так что если на выходных вы скажете: "Майкл, у нас получилось прекрасное интервью, почему бы не отметить это дело за шашлыком?", мне придется уточнить, не планируется ли этот шашлык за пределами сорокакилометровой зоны. И поскольку я должен посылать запрос властям за один рабочий день, то мне придется ответить вам: "Извините, ничего не выйдет". Такие моменты, очевидно, усложняют наши отношения, и очень жаль, поскольку речь идет об упущенных возможностях.
 
- Посольство собирается отказаться от резиденции в Раубичах. Это окончательное решение?
 
- Решение, к сожалению, уже вступило в силу. В конце августа мы отказались от резиденции, которую арендовали на протяжении многих лет. Она была прекрасной площадкой для проведения посольских мероприятий, таких как прием в честь Дня независимости, фестиваль белорусской музыки "Амбасовішча" и многих других, которые были для нас способом общения с представителями различных сфер белорусского общества. Мы стараемся поддерживать контакты не только с правительством, но и со всеми слоями общества. Тем же самым занимаются посольства других стран, включая ваше посольство в Вашингтоне. Но при этом у нас есть обязательства перед нашими налогоплательщиками. Здание в Раубичах пустовало более двух лет, и ваше правительство не давало никаких знаков, что ситуация может поменяться, что посол сможет вернуться в Беларусь и число дипломатов будет восстановлено. В такой ситуации мы вынуждены были принять ответственное решение и отказаться от резиденции. Несмотря на это, наша работа здесь продолжается. Мы перестроили структуру посольства таким образом, чтобы оно могло функционировать с тем количеством сотрудников, которыми мы располагаем, – именно это было моей основной задачей. И мы продолжим работу в тех сферах, которые считаем важными, продолжим поиски путей для создания возможностей, которые пошли бы на благо всех заинтересованных сторон…. Даже отказавшись от резиденции, мы остаемся в Беларуси и продолжаем исполнять свои обязанности.
 
- На "Амбасовішчы" вы сказали, что ждете определенных шагов от белорусских властей. Какие шаги вы имели в виду?
 
- Мы открыты для движения вперед в наших отношениях. Лучшей иллюстрацией этого стал визит в Минск помощника госсекретаря США Филиппа Гордона в августе прошлого года, который еще раз подчеркнул, что такое движение необходимо, но для этого нужен прогресс в сфере прав человека. В конце 2008 – начале 2009 годов определенный прогресс наблюдался: некоторые независимые газеты были допущены к распространению, была зарегистрирована неправительственная организация и освобождены политические заключенные. В ответ мы смягчили наши санкции и были готовы начать диалог с целью добиться еще большего прогресса в этой сфере. К сожалению, такого диалога не получилось. Более того, по нашему мнению, ситуация с того момента даже ухудшилась.
 
Мы ищем области сотрудничества, которое могло бы привести к переменам к лучшему в Беларуси и сдвигам в наших отношениях. Но, как я сказал ранее, за небольшим исключением, мы не получили положительных ответов от белорусского правительства. Стоит признать, что исключения, о которых я говорю, - это действительно хорошие примеры, и мы надеемся, что они могут стать фундаментом для дальнейших шагов вперед. Мы ведем работу над созданием в Беларуси программы MBA - англоязычной школы бизнес-администрирования с европейской аккредитацией. Мы работаем над расширением малого и среднего частного сектора, чье значение чрезвычайно важно для реализации огромного предпринимательского потенциала Беларуси и привлечения прямых иностранных инвестиций. Мы оказываем поддержку неправительственным организациям, которые иногда являются партнерами местных властей в решении социальных вопросов, проблем торговли людьми и здравоохранения. Как видите, мы находим пути для работы в этом направлении и надеемся, что это лишь начало, и подобные программы будут расширены.
 
- Недавно наш президент заявил, что "Соединенные Штаты сделали некоторые небольшие шаги в направлении улучшения отношений". Что он имел в виду, и каков был ответ со стороны Соединенных Штатов?
 
- Думаю, лучше уточнить у президента, что он имел в виду. Возможно, он как-нибудь придет на вашу программу, и у вас будет возможность задать этот вопрос напрямую. Но я, если честно, не знаю, о чем идет речь. Как я уже отметил, мы дали четко понять, что открыты для движения вперед, но это предполагает улучшение ситуации с правами человека, которого до сих пор не наблюдается. Мы продолжим предлагать программы, которые могут быть полезны Беларуси. Мы ожидаем приезда группы специалистов для обсуждения вопросов нераспространения ядерного оружия – одной из сфер, где на сегодняшний день есть небольшие наработки, и надеемся на расширение сотрудничества. Это не только в интересах Беларуси и Америки, но и мира в целом. Мы всегда выступали за диалог, но такой диалог должен подкрепляться делами и приводить к осязаемым изменениям. Таких изменений мы пока не наблюдаем, но я и мои сотрудники продолжаем работу, мы открыты для диалога в тех сферах, о которых я говорил. Ситуация с правами человека остается основной проблемой в наших отношениях.
 
- Я заметил, что для Евросоюза вопрос прав человека тоже является одним из основных, однако отношения Беларуси с ЕС развиваются лучше, чем с США…
 
- Я бы так не сказал. Если вы посмотрите на суть наших взаимоотношений, мы находимся в тесном взаимодействии с Евросоюзом, и во главу угла ставится именно ситуация с правами человека в Беларуси. И США, и ЕС ввели санкции в отношении Беларуси по одинаковым причинам. И мы, и Евросоюз пересмотрели свои санкции в 2008-2009 годах, когда наблюдалось улучшение в этой сфере. Но совсем недавно, когда США и ЕС вновь пересматривали политику санкций, обе стороны с сожалением признали, что дальнейших улучшений не наблюдается и ситуация остается неизменной. Поэтому, по сути, обе наши стороны в своей политике исходят из одних и тех же принципов, придерживаясь при этом тех ценностей и аспектов, которые считают наиболее важными. В этом подходе у нас очень мало различий, и, я думаю, так будет и дальше.
 
- Вот уже два года в Беларуси отсутствует американский посол. Дипломатический скандал почти забылся, но обе стороны по-прежнему ощущают на себе его последствия. Каким образом это отражается на обычных людях, не обращающихся в посольство за визами?
 
- Конечно, вопрос с визами – один из самых чувствительных, и я еще раз хотел бы принести извинения всем белорусам за то, что мы чисто физически не в состоянии заниматься выдачей виз. Для этого правительству нужно позволить нам расширить свой штат. Я привел несколько примеров, таких как программа MBA—школа бизнес-администрирования, которая даст возможность молодым белорусам получать образование, признанное в Европе, создавать компании в Беларуси и конкурировать с европейским бизнесом, предоставлять новые рабочие места и привлекать иностранные инвестиции. Мы работаем с малым и средним частным бизнесом над развитием рынка, который даст людям работу и выбор, над созданием конкурентной среды, которая даст потребителям выгодные цены, над поддержкой неправительственных организаций, которые будут вовлечены в решение вопросов здравоохранения и социальной поддержки, в чем заключается обязанность любого общества. Мы делаем немало, но могли бы делать намного больше, и не только в этих сферах, но и, скажем, в борьбе с международной преступностью – в сотрудничестве в этой области, мне кажется, заинтересованы все мы; в борьбе с киберпреступностью, торговлей людьми, отмыванием денег и так далее. Для общества очень важно, чтобы усилия в этой борьбе предпринимались скоординировано по всему миру, будь то обеспечение большей прозрачности в сфере безопасности, визиты военных делегаций или организация совместных школ и семинаров. Такая прозрачность чрезвычайно важна и в организации образовательных и культурных обменов, создании возможностей для коммерческой деятельности с обеих сторон – все это находится вне поля действия санкций, все это вполне реально и требует лишь большего числа сотрудников в посольстве. Будущее покажет, как сложится ситуация, но пока я вновь вынужден говорить об упущенных возможностях.
 
- Майкл, в настоящее время белорусы могут получать американские визы только за рубежом. Я помню, что вы приносили извинения за это, но, тем не менее, хочу отметить, что это не только хлопотная, но еще и очень дорогая процедура. Во-первых, не каждый день подходит для поездки белорусов на интервью. Во-вторых, 2-3-дневное проживание в гостинице в Москве (или даже неделя) требует расходов, сопоставимых со стоимостью трансокеанского авиаперелета. Причем все это не гарантирует получение визы. Может ли миссия США в Беларуси повлиять на этот процесс и каким-либо образом упростить его?
 
- К сожалению, я не могу сказать, что есть возможность упростить этот процесс. Нам очень жаль, что белорусам приходится обращаться за визами за пределами страны. B то же время у нас есть стандартные требования по выдаче виз, которые мы должны выполнять. Это касается не только Беларуси, но и всех стран мира, где есть американское посольство. Но во всех остальных странах у нас нормальное представительство, а здесь - нет. Это проблема, разрешение которой не зависит от нас. Мы были бы рады возможности иметь достаточное количество дипломатических сотрудников и проводить визовые интервью здесь. Мы заинтересованы в этом, так как данная ситуация усложняет и нашу работу, и создает дополнительную нагрузку на другие посольства. Мы сделали все возможное, чтобы предоставить наиболее подробную информацию в интернете. Подавать документы на визу можно в любом американском посольстве, но если человек не владеет английским языком, лучше это делать в русскоговорящей стране. Так будет проще и во время интервью с сотрудником визового отдела, и для рассмотрения предоставленных документов, и для обсуждения планируемой поездки. Зарегистрироваться можно по интернету, что упрощает заполнение анкеты. Назначается определенная дата интервью, что позволит планировать время и, надеемся, свести к минимуму расходы. Большего мы, к сожалению, сделать не можем. Но если ваше правительство передумает, и у нас будет достаточное количество сотрудников здесь, белорусы смогут обращаться за визами в Минске.
 
- Я помню, когда я получал визу десять лет назад, ее выдавали в этот же день, но сейчас посольство пользуется услугами какой-то компании, которая выдает визы в течение нескольких дней.
 
- Изменений не произошло. Решение принимается в день обращения, и в конце интервью вы узнаете, выдадут визу или нет. Мы также, если Вы того желаете, выдаем визу на максимально возможный срок с многоразовым въездом. Стоимость визы в таком случае определяется на основе принципа взаимности. Что касается времени обработки заявлений, по всему миру у нас такое большое количество обращений, что стоимость этой процедуры потребовала введения дополнительного процесса по доставке паспортов консульскому сотруднику и обратно заявителю, что занимает еще несколько дней. Это в очередной раз подчеркивает необходимость возвращения к выдаче виз в нормальном режиме, но я уже говорил, что для этого потребуется.
 
- В чем на сегодняшний день заключаются ограниченные обязанности посольства США в Беларуси?
 
- Весь прошлый год я засиживался допоздна для того, чтобы адаптировать посольство к меньшему количеству направлений работы в связи с сокращением числа американских сотрудников с 35 до 5. До конца октября этот процесс завершится, и мы сможем работать в таком составе, пока ситуация не изменится. Следовательно, мы вынуждены концентрировать внимание на ключевых вопросах, учитывая, что работают всего пять сотрудников. Основная роль нашего посольства заключается в передаче информации об экономической и политической ситуации, о жизни общества, а также программами поддержки. Это стало приоритетом и сделало возможным осуществление таких программ, как MBA, поддержка малого и среднего частного бизнеса, неправительственных организаций. Это очень важно, и мы будем стремиться к расширению деятельности в этих сферах, если белорусское правительство позволит для проведения этих программ присутствовать здесь большему количеству людей. Третье приоритетное направление - увеличение количества программ культурного и образовательного обмена. Совместно с Национальной библиотекой мы начали поиск сфер, где могли бы работать вместе, включая сотрудничество с библиотеками по всей стране. Мы ищем возможности обеспечить доступ к информации, будь то культура или английский язык, возможности обмена книгами между Национальной библиотекой Беларуси и Библиотекой Конгресса США. Мы также рассматриваем возможности расширения программ образовательного обмена, так как уверены, что обмен опытом и впечатлениями открывает новые возможности для людей. Этой осенью впервые за долгое время американский профессор приезжает преподавать в белорусском университете. Мы надеемся, что таких возможностей будет больше. К этим трем аспектам можно добавить еще один - предоставление услуг американцам за рубежом. И пока в посольстве будет работать только пять человек, это те четыре направления, которыми мы будем заниматься.
 
- А как же тогда, по вашему мнению, (в схожих условиях) работает белорусское посольство в США?
 
- С этим вопросом лучше обратиться в МИД. Может быть, господин Мартынов придет на вашу передачу и прокомментирует этот и другие вопросы. Хорошо было бы разрешить свободное передвижение дипломатов по стране. В отношении нас было введено ограничение на поездки за пределы 40 километров от Минска. По принципу взаимности такие же ограничения существуют и для белорусских дипломатов. Однако мы говорили, что в случае отмены этого требования в отношении нас мы сразу же отменим его в отношении белорусских дипломатов. Мы уверены, что для них было бы полезно увидеть Америку. Возможность путешествовать необходима, если они хотят встречаться с руководством какого-либо штата, местным руководством, мэрами городов, общаться с неправительственными организациями, частным сектором, так как в этом и заключается роль дипломата. Существующие барьеры необходимо убирать, и мы надеемся, что это будет сделано.
 
- Это очень хорошая идея, но почему бы не применить это к тем белорусским гражданам, которые едут в США? Взять да и выдать визы всем, кто подает заявку, чтобы они увидели и поняли, что такое свобода слова.
 
- У нас есть программы для разных групп, таких как представители бизнеса, сферы образования, библиотекари, которых мы отправляем в США, чтобы они могли увидеть эти возможности и обменяться опытом. Что касается виз, каждый может подать заявку, на основании которой принимается решение, может ли человек получить визу. Хотелось бы, чтобы это происходило в Минске. По нашему визовому законодательству каждый человек рассматривается как потенциальный иммигрант. Если мы убеждаемся в обратном, виза выдается. Свободное передвижение очень важно, так как открывает людям глаза на разнообразие мнений в современном мире, который становится все более тесен.
 
- Существует широко распространенное мнение, что желающий эмигрировать так или иначе это сделает, а честному человеку отказывают в визе.
 
- В реальности во время проведения визового интервью рассматривается ситуация в целом. Никто не может читать чужие мысли. Интервью - это обсуждение цели поездки, и того, что будет гарантировать ваше возвращение в страну. Консульский сотрудник принимает решение в зависимости от того, насколько веские причины у человека вернуться домой. Каждая страна регулирует перемещение людей, и мы стараемся сделать его максимально беспрепятственным и законным. Как вы сказали, всегда есть люди, которые хотят проскочить впереди всех. Если вы хотите иммигрировать в США, существуют разные возможности. Нужно проходить через весь процесс, как бы много времени он не занимал. Недопустимо позволять людям использовать пути в обход всех остальных.
 
- Каким образом посольство США собирается проводить мониторинг президентских выборов при наличии только пяти человек?
 
- Мы будем передавать в Вашингтон о наших наблюдениях, но наша роль, наш мандат для пяти человек не заключается в мониторинге выборов. Главную роль играет белорусское правительство, которое должно обеспечить свободный, открытый и прозрачный избирательный процесс. По общему мнению, легитимность избирательного процесса обеспечит легитимность победителя. Соединенные Штаты не поддерживают какого-либо кандидата, а обращают внимание на процесс. Если выборы свободные, прозрачные и открытые, они отражают взгляды белорусского народа. Весной 2009 года мы приветствовали начало диалога между ЦИК и БДИПЧ ОБСЕ по реформе избирательного законодательства. К сожалению, он не был продолжен. Некоторые важные изменения могли и должны были бы быть внесены. Одним из таких предложенных ЦИК изменений было предоставление местным и международным наблюдателям возможности находиться рядом со столом, за которым подсчитывают голоса. В настоящее время это невозможно, хотя изначально такое предложение было внесено ЦИК, но впоследствии отозвано. Очень важно, чтобы урны были прозрачными. Пять дней досрочного голосования - это необычная практика для этого региона. Важно, чтобы процесс выборов был честным и прозрачным, когда у людей есть возможность вести предвыборную борьбу и иметь своих представителей в избирательных комиссиях. В этом заинтересованы все, так как это обеспечивает признание выборов как в стране, так и за ее пределами. Самым лучшим для белорусского правительства было бы внесение изменений, позволяющих участие в выборах, распространение своих информационных материалов, иметь равный доступ к средствам массовой информации, рассказать о своей точке зрения. Это дало бы людям возможность принимать информированные решения о том, какой кандидат лучше представляет их интересы и чья политика их больше всего устраивает. В интересах правительства также было бы приглашение наблюдателей ОБСЕ для проведения долгосрочного наблюдения за всем процессом проведения выборов.
 
Легитимность избирательного процесса делает легитимной победу на таких выборах независимо от того, кто победил. Это в интересах и белорусского правительства, и белорусского народа как в стране, так и за рубежом.
 
- Майкл, что вы думаете о свободе слова в Беларуси?
 
 
- Свобода слова предполагает возможность высказать свое мнение в любое время любым способом. К сожалению, этого здесь нет. Если говорить о независимых СМИ, они ограничены в своем доступе к государственной системе распространения, будь то через киоск или подписку. Это означает ограничение свободы слова. Статья 193.1, предусматривающая уголовную ответственность за деятельность от имени незарегистрированной организации, не позволяет людям открыто выражать свое мнение. Новый закон об интернете должен вызывать обеспокоенность у белорусов, так как интернет для каждого человека должен быть средством поиска нужной ему информации. Это также относится к свободе слова.
 
- Что вы думаете о регулировании интернета в Беларуси, например, об указе № 60?
 
- С нашей точки зрения, это шаг в неверном направлении. Правительство США неоднократно заявляло о важности открытого интернета. Госсекретарь Клинтон несколько месяцев назад сделала заявление на эту тему. На нашей веб-страничке minsk.usembassy.gov можно найти текст ее выступления. Самое главное в свободе слова - это возможность быть конкурентоспособным в 21 веке, веке информации. Будь то гражданин, компания или страна, жизненно важно иметь беспрепятственный доступ к информации. Если этого нет, снижается ваша конкурентоспособность в мире, будь то в работе, развлечении, или любой другой сфере жизни. Интернет - это реалия 21 века, а указ ограничивает доступ к информации и не позволяет использовать интернет как ресурс.
 
- Майкл, в марте этого года Минск посетила группа американских бизнесменов. Чья это была идея и каков ее результат?
 
- Этого я не знаю. Американский бизнес свободен в выборе места приложения своих интересов. Мы не участвовали в подготовке этого визита. Я думаю, это была инициатива белорусского правительства, и с этим вопросом лучше обратиться к нему.
 
В целом, если вы хотите привлечь иностранный бизнес (и не только американский), если вы хотите задействовать талант и способности белорусов, необходимо дать возможность частному сектору развиваться. Весь западный бизнес - частный, и он предпочитает иметь дело с частными партнерами. Когда в страну приходит инвестор, он сосредотачивает свою деятельность на одной сфере, передоверяя все остальное малому и среднему частному бизнесу, работающему здесь. Деловой климат должен создавать равные условия для всех. Наличие жизнеспособного сектора частного малого и среднего бизнеса обеспечит модель устойчивого развития. Лучшее, что Беларусь может сделать - дать своим талантливым и способным гражданам возможность создавать свое дело.
 
- Тем временем торговый оборот между нашими странами снижается начиная с 2008 года. Каков ваш прогноз на ближайшие годы?
 
- Многое будет зависеть от того, насколько местный рынок будет открыт для отечественных и иностранных частных компаний. Для привлечения ноу-хау, для создания конкурентной среды должен существовать резон прийти и вести дела. Снова повторюсь – необходимо дать возможность для роста частному сектору.
 
Белорусская модель на сегодняшний день в значительной мере опирается на внешнее субсидирование. Внешние субсидии – это уже дело прошлого, и все осознают, что это - факт. Решение кроется внутри, оно позволит белорусам развить свои амбиции, умения и таланты, ведь в Беларуси есть неисчерпаемый ресурс – это умные, компетентные и трудолюбивые люди. Вопрос в другом – изменится ли ситуация, чтобы позволить этим людям в полной мере проявить свои таланты? Сейчас мы наблюдаем начало так называемой либерализации, которая пока в большей степени сводится к дискуссиям, а не к делам. Будем надеяться, что реальные действия не заставят себя ждать и откроют перед белорусами простор для реализации планов и идей о том, как развивать бизнес в своей стране. А это, в свою очередь, станет магнитом для иностранных инвестиций.
 
- И еще немного о двусторонних отношениях. Лично у меня складывается впечатление, что существуют две силы, чьи интересы столкнулись, но никто не желает уступать, чтобы не потерять лицо.
 
- Я могу говорить лишь за свою сторону. Вопрос не в том, чтобы сохранить лицо, вопрос в нашей политике, которая основывается на принципах и ценностях. Мы верим во взаимодействие, основанное на определенных принципах, и в вопросе прав человека мы весьма четко выражаем свои взгляды. В этой сфере мы не допускаем компромиссов. Пусть при этом здесь оставят пять дипломатов или одного дипломата – это решение ваших властей. Но вряд ли в интересах белорусских властей отказываться от создания такой среды, в которой раскрывался бы человеческий потенциал.
 
Что касается поиска сфер сотрудничества, мы выдвинули предложения, предложили пути движения вперед и, с небольшими исключениями, не получили согласия. Я говорил об этом. Но мы продолжим выходить с новыми предложениями о том, как продвинуться вперед в этом вопросе и создать эти сферы сотрудничества. Но для этого необходимо, чтобы власти Беларуси на каком-то этапе позволили нам расширить число своих сотрудников – будь то для выдачи виз или расширения сотрудничества в других сферах. Посмотрим, как это будет на деле.
 
- Соединенные Штаты часто применяют санкции. Но не похоже, что они были эффективны против Ирана, Беларуси или кого-то еще. Раз санкции не дают эффекта, зачем их применять?
 
- Это делается для того, чтобы подчеркнуть нашу принципиальную позицию по вопросам, которые мы считаем важными. В Беларуси – это проблема прав человека. И в этом случае мы своими действиями демонстрируем, в чем состоят наши убеждения и ценности, в чем состоит наша обеспокоенность.
 
- Мы понимаем, в чем причина, но вы ничего не добились. Значит, санкции неэффективны.
 
 
- Перемены в Беларуси - это тот вопрос, который должен волновать белорусское правительство и белорусский народ. На нас лежит ответственность придерживаться нашей точки зрения, которая отражается в наших действиях. Как я уже говорил, мы придерживаемся политики "дорожных знаков". Беларусь самостоятельно принимает решение, каким путем идти. Мы всего лишь хотим, чтобы наши действия были ясными и прозрачными. Мы надеемся, что решение, принятое белорусским правительством, будет отражать пожелания и выбор белорусов. Это предполагает проведение свободных, открытых и прозрачных выборов. Данное решение должны принимать белорусское правительство и белорусский народ, а наша политика и заявления останутся неизменными. Мы продолжим программы поддержки, программы обмена, так как уверены, что это дает возможность поделиться опытом и примерами, которые работают и у нас, и у других. В некоторых случаях, как я уже упоминал, белорусское правительство позволило работать таким программам. Будем надеяться, что их пример позволит двигаться дальше, если правительство поймет, что свободное проявление таланта и способностей белорусов в сфере частного бизнеса, в деятельности неправительственных организаций, политических партий или гражданских организаций, СМИ или коммерческих сайтов будет на благо общества и правительства. Дать людям возможность участвовать в процессе принятия решений - это наилучший способ достигнуть благосостояния и прогресса. Ни одно правительство не способно самостоятельно решать все проблемы. Только при участии всех сегментов общества можно добиться максимального результата.
13:41 21/09/2010




Loading...


загружаются комментарии