Брестский правозащитник отстаивает права казненного

Брестский правозащитник Роман Кисляк, последовательно ведущий кампанию за отмену смертной казни в Беларуси,  направил жалобу от имени Светланы  Михайловны Жук в суд Ленинского района города Минска.

В ней обжалуется действия Департамента исполнения наказаний Министерства внутренних дел РБ.


В жалобе говорится: "17 июля 2009 года мой сын Жук Андрей Сергеевич судебной коллегией по уголовным делам Минского областного суда приговорен к смертной казни. 27 октября 2009 года определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Республики Беларусь смертный приговор Жуку А.С. оставлен без изменения, а его кассационные жалобы без удовлетворения.


27 октября 2009 года я направила в Комитет по правам человека ООН индивидуальное сообщение о нарушении в отношении моего сына гражданских прав, предусмотренных статьями 6, 7, 9, 14 Международного пакта о гражданских и политических правах. 30 октября 2009 года данное индивидуальное сообщение было зарегистрировано в Комитете под номером 1910/2009, и государству была направлена просьба, во избежание непоправимого ущерба жертве предполагаемого нарушения, применить промежуточные меры защиты, а именно не приводить в исполнение смертный приговор Жуку Андрею Сергеевичу, пока данное сообщение не будет рассмотрено по существу.


Тем не менее, в нарушение обязательств Республики Беларусь по Факультативному протоколу к Международному пакту о гражданских и политических правах 18 марта 2010 года мой сын был казнен.


6 апреля 2010 года я направила заявление на имя министра внутренних дел заявление, в котором содержалась просьба предоставить мне информацию о месте захоронения моего сына Жука А.С.. Заявление было выслано по почте заказным письмом. Тем не менее, ответа на данное заявление я так и не получила.


14 и 18 августа 2010 года я направила в Совет Министров Республики Беларусь и Министру внутренних дел Республики Беларусь жалобы на бездействие сотрудников МВД, выразившихся в непредоставлении мне сведений о месте захоронения моего сына Жука Андрея Сергеевича, а также в непредоставлении мне ответа на мое заявление от 6 апреля 2010 года. Совет министров переслал все жалобы для рассмотрения в МВД Беларуси.


2 сентября 2010 года из Департамента исполнения наказаний МВД я получила ответ на мои жалобы от 14 и 18 августа 2010 года. В ответе №29/5/Ж-2771, 5/Ж-2847, 5/Ж-2859, 5/Ж2891 от 30 августа 2010 года за подписью ВрИОД начальника УОРР ДИН МВД С.И.Проценко мне сообщается: "Ваши обращения направленные в Совет Министров Республики Беларусь и Министерство внутренних дел Республики Беларусь (далее МВД Республики Беларусь) рассмотрены в Департаменте исполнения наказаний МВД Республики Беларусь (далее Департамент).


В рамках компетенции Департамента сообщаем, что в апреле текущего года от Вас в адрес МВД Республики Беларусь поступало обращение с просьбой о предоставлении информации о месте захоронения Жука А.С., которое было рассмотрено в Департаменте. По результатам рассмотрения в Ваш адрес направлялся письменный ответ за № 29/Ж1210 от 14.04.2010 года, в котором указывалось, что согласно положениям статьи 175 Уголовно-исполнительного кодекса Республики Беларусь приговор к смертной казни, вступивший в законную силу, обращается к исполнению после получения официального сообщения об отклонении жалоб, направленных в порядке надзора, и ходатайства о помиловании.


Смертная казнь исполняется непублично путем расстрела. Тело для захоронения не выдается, о месте захоронения не сообщается. На основании изложенного, нарушений порядка рассмотрения обращения граждан со стороны должностных лиц Департамента не установлено".


Закон гласит не сообщать родителям о месте захоронения нашего сына, но этот закон нарушает мои права, так как заставляет меня жестоко страдать от незнания места, где захоронен мой сын. Это очень жестоко по отношению к родителям не выдавать тело сына и не сообщать место его захоронения. Я не понимаю, почему государство не выдает тело моего сына или не сообщает мне место, где он захоронен. Почему я не могу узнать, где захоронен мой сын и почему не могу поклониться его могиле?! Я Вас очень прошу помочь мне найти правду. Я мать! Я должна знать, где могила моего сына.


Считаю, что норма закона, предусмотренная частью 5 статьи 175 Уголовно-исполнительного кодекса Республики Беларусь, которая запрещает выдавать тело расстрелянного родственникам и сообщать им о месте его захоронения противоречит нормам Международного пакта о гражданских и политических правах (статьи 7, 18 и 19), которые также являются частью белорусского законодательства и имеют приоритет над нормами Уголовно-исполнительного кодекса. Часть 5 статьи 175 УИК Республики Беларусь не должна применяться, так как противоречит Международному пакту о гражданских и политических правах, как закону, обладающему большей юридической силой.


Комитет по правам человека ООН на своем заседании 3 апреля 2003 года при рассмотрении дела №886/1999 "Наталья Щедко против Беларуси" установил: "Комитет понимает продолжающиеся душевные страдания и психический стресс, причиненные автору как матери приговоренного к смертной казни заключенного, в результате продолжающейся неопределенности в отношении обстоятельств, приведших к его казни, а также места его захоронения. Комитет считает, что обстановка полной секретности в отношении даты казни и места захоронения и отказ в выдаче тела для захоронения равноценны запугиванию или наказанию семей, поскольку их намеренно оставляют в состоянии неопределенности и психических страданий. Комитет считает, что первоначальный отказ властей уведомить автора о запланированной дате казни ее сына и их последующий настойчивый отказ сообщить ей место его захоронения представляют собой бесчеловечное обращение с автором в нарушение статьи 7 Пакта".


К аналогичным выводам Комитет пришел по еще одному делу №887/1999 "Мария Стаселович против Республики Беларусь". Тексты соображений Комитета по правам человека по данным делам я прилагаю к настоящей жалобе. Считаю, что отказ выдать мне тело сына и не предоставление мне информации о том, где он захоронен, составляет бесчеловечное обращение в отношении меня в нарушение статьи 7 Международного пакта о гражданских и политических правах.


Считаю, что отказ выдать мне тело сына лишило меня возможности похоронить сына в соответствии с традициями православного христианства. Свобода мысли, совести и религии включает в себя свободу исповедовать свою религию, а также свободу в отправлении культа, выполнении религиозных и ритуальных обрядов. Считаю, что я была ущемлена в свободе выполнения религиозных и ритуальных обрядов, так как я была лишена возможности произвести обряд захоронения моего сына в соответствии с требованиями православного христианства. Это нарушение свободы вероисповедания было совершено в результате отказа сотрудников ДИН МВД Республики Беларусь выдать мне тело сына для погребения, в соответствии с моими религиозными взглядами".


В конце жалобы мать казнённого просила суд Ленинского района г.Минска признать неправомерным и ущемляющим её гражданские права, в частности, право не подвергаться бесчеловечному обращению, свободу исповедовать свою религию и свободу в отправлении культа, выполнении религиозных и ритуальных обрядов, право на получение информации, предусмотренные статьей 7, пунктом 1 статьи 18, пунктом 2 статьи 19 Международного пакта о гражданских и политических прав, бездействие Департамента исполнения наказаний МВД Республики Беларусь, выразившееся в отказе выдать ей тело сына Жука А.С. или предоставить информацию о месте его захоронения;


в порядке восстановления её нарушенных прав обязать Департамент исполнения наказаний МВД Республики Беларусь предоставить информацию о месте захоронения моего сына.

07:42 06/10/2010




Loading...


загружаются комментарии