Роковая ошибка Светланы Байковой

Срок предварительного расследования по «делу Светланы Байковой» истекает 9 октября, однако чекисты эту процедуру завершили досрочно. И с 29 сентября Байкова и ее адвокат уже знакомятся с материалами уголовного дела…

Шесть месяцев в СИЗО КГБ, больше месяца по домашним арестом, каждый день которого фактически соответствует одному дню лишения свободы, восемь уголовных дел, соединенных в одно, насчитывающее 26 томов… Такова краткая статистика истории Светланы Байковой, «совмещающей» нынче должность старшего следователя по особо важным делам Генеральной прокуратуры со статусом обвиняемой.

С позиций завершенного предварительного расследования, которое провел старший следователь по особо важным делам КГБ подполковник юстиции А.Байков, его подследственной однофамилице, дослужившейся до старшего советника юстиции, что соответствует званию полковника, воли не видать лет десять. Так что же такого натворила Байкова? «Белорусские новости» пишут о некоторых подробностях дела Байковой.

24 февраля 2010 года председателем КГБ Вадимом Зайцевым в отношении Байковой было возбуждено три уголовных дела: по статье 14 и статье 399 (покушение на незаконное освобождение от уголовной ответственности), статье 399 (незаконное освобождение от уголовной ответственности) и статье 426 (превышение власти или служебных полномочий) УК РБ.

В итоговом постановлении о привлечении Байковой в качестве обвиняемой, по нашим сведениям, появились изменения и дополнения. Впрочем, это для следственных органов является обычной практикой. Ожидается, что уголовное дело в отношении Байковой будет передано прокурору для направления в суд со следующими статьями Уголовного кодекса:

- ст. 393 (Привлечение в качестве обвиняемого заведомо невиновного);

- ст. 394 (Принуждение к даче показаний);

- ст. 397 (Заведомо незаконные задержание или заключение под стражу);

- ст. 424 (Злоупотребление властью или служебными полномочиями);

- ст. 426 (Превышение власти или служебных полномочий).

Как удалось выяснить, речь идет об эпизодах, которые расследовались Светланой Байковой в рамках так называемого «дела Громовича», рассматриваемое в настоящее время Белорусским военным судом. На скамье подсудимых — более 30 фигурантов, в том числе должностные лица таможни «Западный Буг» и два бывших сотрудника УКГБ по Брестской области. Все они, по выводам предварительного следствия, участвовали в преступной организации, занимавшейся незаконным перемещением дорогостоящих товаров из стран Западной Европы через таможенную границу Беларуси.

Суть претензий к Байковой заключается в том, что она превысила свои служебные полномочия в ходе привлечения к уголовной ответственности нескольких сотрудников МВД, КГБ и одного индивидуального предпринимателя, к которым была применена мера пресечения — заключение под стражу. зже уголовные дела в отношении них были прекращены как за отсутствием состава преступления в их действиях, так и по истечению сроков давности. Такая практика — тоже не редкость в нашей правоохранительной системе.

Следующая часть обвинений в адрес следователя Генпрокуратуры связана с «организацией ею психологического и физического давления» на одного из подследственных, который находился в следственном изоляторе. Решением суда этот человек — бывший инспектор таможни — был признан виновным в получении взяток и других должностных преступлений и приговорен к лишению свободы на 12 лет.

Более «тяжеловесными» обвинениями в адрес Светланы Байковой выглядят инкриминируемые ей преступления против интересов службы (статьи 424 и 426 УК РБ с санкциями до 10 лет лишения свободы) при расследовании «дела Громовича», в котором одну из ведущих ролей сыграл российский бизнесмен, гражданин ФРГ Павел Молочко. Небольшой сюжет с его допросом был показан на канале НТВ в фильме «Крестный батька-3».

Каким образом материалы следственного дела оказались у российских телевизионщиков, — это история более чем загадочная. Позже в интернете появились и текстовые файлы этого допроса.

Насколько им можно доверять? По крайне мере, никаких заявлений со стороны официальных лиц белорусских правоохранительных органов не последовало. Однако достоверно известно, что несколько раз Байкова ездила в Берлин, встречалась с Молочко, который, с одной стороны, являлся одним из организаторов криминальной схемы на белорусской таможне, с другой — выступил свидетелем, разоблачающим собственную преступную деятельность, в которую были втянуты высокопоставленные сотрудники таможни и правоохранительных органов.

Чем были вызваны откровения и согласие бизнесмена сотрудничать со следствием, знает только он, Байкова и, очевидно, первые лица Генпрокуратуры. В то же время, можно предположить, что Молочко «наговорил» столько, что хватило бы еще на несколько громких уголовных дел, которые вполне могли быть возбуждены в отношении остающихся на свободе возможных высоких покровителей сего криминального синдиката.

Светлана Байкова могла бы ограничиться объявлением в международный розыск Павла Молочко и забыть про его существование на следующий день после отставки с прокурорской службы. Но она пошла дальше, чтобы «копнуть» глубже. Это, по версии Naviny.By, и стало ее роковой ошибкой.

Если говорить о незаконном возбуждении уголовных дел, заключении под стражу, применении недозволенных методов, то таких примеров можно найти в каждой жалобе подследственных и осужденных, адвокаты которых аргументируют их списком нарушений Уголовно-процессуального кодекса со стороны органов следствия. Бери любую жалобу, а потом и — следователя.

Кстати, по данным Верховного суда, в 2008 году из 68 530 осужденных был оправдан 191 человек, в 2008 году — 187 оправданных на 62 064 осужденных. В процентном отношении немного, всего 0,3%; но это значит, что за два «судебных» года за решетку можно было отправить 378 (191+187) следователей. Они что, все сидят?!

В настоящее время Светлана Байкова, находящаяся с 24 августа под домашним арестом, и ее адвокат знакомятся  с материалами дела. По окончании этой процедуры все тома следователем КГБ будут переданы в Генеральную прокуратуру для направления суд.

Скорее всего, суд будет закрытым, чтобы максимально скрыть от общественности обстоятельства расследования масштабной контрабанды через белорусскую границу, которая осуществлялась под прикрытием высокопоставленных руководителей белорусского КГБ.

Нахождение Байковой под домашним арестом максимально ограничено. Ее  круглосуточно сторожат: говорят, в ее квартире дежурят двое сотрудников КГБ, ей запрещена любая связь с внешним миром. Если в СИЗО у нее были прогулки и возможность добиться обследования в госпитале, то сейчас она и этого лишена. Дома, конечно, лучше. Однако на ходатайство о разрешении посетить медучреждение в связи с обострившимися заболеваниями, как и на прошение президенту, никакой реакции пока не последовало…
12:25 10/10/2010




Loading...


загружаются комментарии