Правозащитник: Смертные приговоры обрекают родственников осужденных на бесчеловечные страдания

По данным Министерства юстиции Республики Беларусь, за 10 лет, в период с 1999 по 2009 годы, к смертной казни в стране были приговорены 53 человека. И только однажды вступивший в силу приговор о смертной казни был впоследствии заменен на лишение свободы – в случае с Дмитрием Хархалем. В остальных 52 случаях приговоры были приведены в исполнение, причем родственникам приговоренных  не сообщают ни о дате исполнения приговора, ни о месте захоронения их близких.

Брестский правозащитник Роман Кисляк, последовательно ведущий кампанию за отмену смертной казни в Беларуси, обратился к министру иностранных дел РБ с заявлением о приведении Уголовно-исполнительного кодекса в соответствие со статьей 7 Международного пакта о гражданских и политических правах - для восстановления прав родственников людей, казненных в Республике Беларусь. В заявлении говорится, что "в соответствии со статьей 175 Уголовно-исполнительного кодекса Республики Беларусь, предусматривающей порядок исполнения смертной казни, тело для захоронения не выдается, о месте захоронения не сообщается".

Ещё в 2003 году на своем заседании Комитет по правам человека ООН при рассмотрении дела №886/1999 "Бондаренко против Беларуси" и дела №887/1999 "Ляшкевич против Беларуси" установил: "Комитет считает, что обстановка полной секретности в отношении даты казни и места захоронения и отказ в выдаче тела для захоронения равноценны запугиванию или наказанию семей, поскольку их намеренно оставляют в состоянии неопределенности и психических страданий.  Комитет считает, что первоначальный отказ властей уведомить автора о запланированной дате казни ее сына и их последующий настойчивый отказ сообщить ей место его захоронения представляют собой бесчеловечное обращение с автором в нарушение статьи 7 Пакта".

"Я гражданин Республики Беларусь, - писал Роман Кисляк в заявление министру, - выступаю за уважение и соблюдение гражданских прав как приговоренных к смертной казни, так и их родственников. Считаю, что право не подвергаться бесчеловечному обращению, предусмотренное статьей 7 Международного пакта о гражданских и политических правах в отношении матерей и других родственников, приговоренных к смертной казни ежегодно нарушаются в Республике Беларусь. Матери и другие родственники не успевают проститься с приговорёнными к смерти, так как их оставляют в неведении о предстоящей дате исполнения смертной казни.

Причинами нарушений гражданских прав родственников, приговоренных к смерти, выступают законодательные нормы о порядке исполнения смертной казни, которые концептуально не менялись со времен СССР. Считаю, что статья 175 Уголовно-исполнительного кодекса Республики Беларусь подлежит незамедлительному изменению для обеспечения: информирования приговоренного к смерти, его защитника, а также его близких родственников о дате предстоящей казни; предоставления достаточного времени приговоренному к смерти проститься со своими родственниками; выдачи тела казненного родственникам для захоронения; в случаях, когда захоронение уже было осуществлено, – информирования родственников о месте захоронения казненного".

Брестский правозащитник просил Министерство иностранных дел, как орган, контролирующий исполнение государственными органами международных договоров, поставить перед Советом министров Республики Беларусь и иными органами, обладающими законодательной инициативой, вопрос о внесении в Парламент законопроекта об изменении статьи 175 Уголовно-исполнительного кодекса Республики Беларусь с тем, чтобы кодекс в новой редакции обеспечивал соблюдение права родственников приговоренных к смерти не подвергаться бесчеловечному обращению.

На своё обращение Роман Кисляк получил  ответ от заместителя министра иностранных дел С.Алейника о том, что "Республика Беларусь не нарушила свои обязательства в соответствии с международным пактом по гражданским и политическим правам в связи с делами по правам человека №№ 887/1999 и 886/1999 и что "данная информация доведена до сведения Комитета ООН по правам человека". При этом указывалось, что "вопросы содержания Уголовно-исполнительного кодекса не входят в компетенцию Министерства иностранных дел".

О бесчеловечном  обращении с матерями казнённых свидетельствует и письмо президенту Беларуси от Снежаны Невдах из г. Бреста, в котором говорится: "Я надеюсь, что просьба моя будет услышана, и решение примите Вы. Я очень хочу помочь одной женщине – Светлане Жук, которая живет в городе Солигорске. Ее сын Андрей Жук был осужден и приговорен к исключительной мере наказания – смертной казни в июле 2009 года. Приговор был приведен в исполнение в марте этого года...

Сына  Светланы уже не вернешь, его осудили, приговор привели в исполнение. Для  матери потеря сына – это горе. Но Светлана Жук страдает еще и оттого, что ей не выдали тело ее ребенка, которого она выносила под сердцем, вырастила и так ужасно потеряла, мучаясь в воспоминаниях, что же она сделала не так.

Сын уже  наказан за содеянное, но зачем наказывать всех его близких? Но если выдать тело  невозможно, то мать хочет знать хотя бы место захоронения сына. Ведь это единственное место, где она сможет с ним попрощаться и поплакать над его могилой, а не в пустоту, которая терзает ее сердце и душу.

Уважаемый Александр Григорьевич, очень Вас прошу помочь этой семье! По всей видимости, Вы единственный, кто может разрешить этот вопрос. Пусть Светлана обретет частичку утерянного спокойствия и душевного равновесия. Пусть мать скорбит о потере сына над его могилой, ведь это самое малое, что она может получить на пути к смирению с реальностью".





14:17 14/10/2010




Loading...


загружаются комментарии