"Убойный отдел" президента Лукашенко

Бывший начальник минского СИЗО №1 Олег Алкаев ведет собственное расследование исчезновений оппозиционеров. Ему предлагают пленку с записью убийств за 250 тысяч долларов.

"Убойный отдел" президента Лукашенко
Серия исчезновений началась 7 мая 1999 года. В тот день бывший министр внутренних дел Беларуси Юрий ЗАХАРЕНКО — один из самых сильных оппонентов Лукашенко — бесследно исчез по дороге от автостоянки к дому. Были свидетели того, как Захаренко заталкивали в машину и увозили. Розыск ничем не закончился.
 
Вечером 16 сентября 1999 года лидер белорусской оппозиции Виктор Гончар и его друг Анатолий Красовский, бизнесмен, финансово поддерживающий оппозицию, вышли из бани в центре Минска и бесследно исчезли. На месте происшествия были обнаружены осколки стекла и кровь. Экспертиза установила, что осколки стекла — от джипа Красовского, а кровь принадлежит Гончару. Похитители не были установлены.
 
7 июля 2000 года по дороге в аэропорт, находящийся в 35 километрах от Минска, исчез оператор ОРТ Дмитрий ЗАВАДСКИЙ. Его машина была обнаружена на стоянке аэропорта, но на руле вообще не было отпечатков пальцев — все стерли. По делу о похищении Завадского осуждены пожизненно двое бывших бойцов антитеррористического подразделения "Алмаз" Валерий Игнатович и Максим Малик. При этом тело Завадского не найдено, и родственники Дмитрия практически в унисон с Игнатовичем утверждали, что он ни при чем. Правда, следствие и суд утверждали, что у Игнатовича был мотив: во время работы в Чечне Завадский снял процесс задержания Игнатовича федералами в январе 2000 года. Откуда и куда он шел — неизвестно.
 
В 2001 году начальник СИЗО №1 Минска Олег АЛКАЕВ написал на имя министра внутренних дел Наумова рапорт о том, что именно в дни исчезновений — 7 мая и 16 сентября 1999 года — "расстрельный" пистолет изымался по приказу тогдашнего министра внутренних дел Беларуси Юрия Сивакова. Тогда же бежавшие в Америку следователи белорусской прокуратуры Олег СЛУЧЕК и Дмитрий ПЕТРУШКЕВИЧ, занимавшиеся делом об исчезновениях, сделали заявление: в Беларуси действует эскадрон смерти, похищения и убийства оппозиционеров совершались по приказу секретаря Совбеза Виктора ШЕЙМАНА, подготовкой занимались министр внутренних дел Юрий СИВАКОВ и командир части внутренних войск 3214, на базе которой существует СОБР, Дмитрий ПАВЛИЧЕНКО. Исполнителями были бойцы СОБРа под непосредственным командованием Павличенко.
 
Генеральный прокурор Беларуси Олег БОЖЕЛКО подписал постановление об аресте Дмитрия Павличенко, но в ход следствия вмешался Александр Лукашенко и личным приказом освободил Павличенко, проведшего в камере меньше суток. Днем позже президент отправил в отставку генерального прокурора и председателя КГБ, а на должность генпрокурора назначил того самого секретаря Совбеза Виктора Шеймана.
 
В 2003 году "Новая" опубликовала рассказ Алкаева о тех событиях ("Тайна расстрельного пистолета", номер от 20 февраля 2003 г.). Оказавшись за границей, Олег продолжал вести собственное расследование. Благодаря этому расследованию в деле о похищенных появились новые факты и имена. Он согласился ответить на вопросы "Новой".
 
— Какие новые имена фигурантов дела о насильственных исчезновениях в Беларуси вы можете назвать сегодня?
 
— Один из них, например, бывший заместитель командира в/ч 3214 по физической подготовке майор Андрей ВАСИЛЬЕВ. В 2002 году он был осужден военным судом к 21 году лишения свободы за убийство женщины — именно в тот период времени, когда судили банду Валерия Игнатовича по делу Дмитрия Завадского. Всеобщее внимание было приковано к суду над Игнатовичем, и Васильева осудили тихо. Однако известно, что находясь в СИЗО, Васильев рассказывал сокамерникам, а также бойцу СОБРа Дмитрию Новичеку (стал героем телесериала "Крестный батька". —Прим. ред.), который в то время находился там же, что осужден безвинно, за чужое преступление. Кроме того, в тюрьме он рассказал, что 7 июля 2000 года в составе группы из пяти человек под руководством командира в/ч 3214 Дмитрия Павличенко участвовал в организации похищения и ликвидации оператора ОРТ Дмитрия Завадского, а также и в некоторых других тайных операциях СОБРа. Уже сейчас ясно, что осужденный за похищение Завадского Валерий Игнатович, если он и причастен к этому преступлению, действовал далеко не по собственной инициативе.
 
— Думаете, Игнатович осужден несправедливо?
 
— Я не исключаю, что он участвовал в этом преступлении, но совсем не в той роли, которую ему определил суд. Просто в тот период важно было срочно успокоить общественное мнение (в том числе и международную общественность). Игнатович из всей группы участников преступления оказался наиболее подходящим. У него был более или менее понятный мотив — телесюжет о его задержании сотрудниками ФСБ РФ, снятый в Чечне Дмитрием Завадским. Но осужден он действительно несправедливо. Слишком мягко. За все совершенные им злодеяния ему полагается несколько смертных приговоров. Не следует забывать, что на его совести, а также на совести судебно-следственных органов до сих пор "висят" семь трупов, не считая Завадского. Суд посчитал эпизоды в отношении этих семерых убитых недоказанными, и до сих пор эти убийства не раскрыты.
 
— Почему, на ваш взгляд, так произошло?
 
— Дело в том, что признав Игнатовича виновным по всем эпизодам, суд был бы просто обязан приговорить его к смертной казни. Но тогда Игнатович "слил" бы всю деятельность банды Павличенко. Потому с ним и был заключен своеобразный договор: ему сохраняют жизнь, а он молчит о "спецоперациях". Например, одним из таких эпизодов является убийство молодой женщины Лилии Сайко в Марьиной Горке и похищение с последующим убийством ее отчима Котова. В этом преступлении, по первичным показаниям, помимо Игнатовича фигурируют и два "неустановленных следствием" лица в камуфляжной форме, а также "неустановленный" автомобиль, в который принудительно посадили и увезли в неизвестном направлении Котова.
 
Согласно собранной нашей группой информации, эти два неустановленных следствием лица являлись сотрудниками СОБРа, а автомобиль — "БМВ" красного цвета, который 7 мая 1999 года был замечен свидетелями похищения Юрия Захаренко. Признав Игнатовича виновным по этому эпизоду, пришлось бы вытаскивать на свет божий и его подельников из СОБРа.
 
— Знаю, что вы публично, со страниц белорусской независимой газеты "Народная воля", обращались к возможным свидетелям с просьбой выйти на связь. И каковы результаты?
 
— Результаты есть. Звонки и письма поступали не только из Беларуси, но и из России, Европы, США, Канады, Австралии. Не вся информация была по существу дела, конечно. Были и неожиданные предложения. Одно из них мы даже решили направить в Генеральную прокуратуру Беларуси.
 
Письмо на имя генерального прокурора Беларуси г-на ВАСИЛЕВИЧА Г.А. было отправлено дважды — по электронной и обычной почте. Но ответа до сих пор нет. Позволю себе привести его здесь:
 
"Генеральному прокурору Республики Беларусь господину Василевичу Григорию Алексеевичу
 
Дата: 19 марта 2010 года, Хаарлем (Haarlem), Нидерланды
 
Тема: "Пропавшие люди в Беларуси"
 
Уважаемый господин генеральный прокурор!
 
После интервью с бывшим руководителем следственного изолятора №1 города Минска Олегом Алкаевым, которое было опубликовано 10 марта 2010 года в газете "Народная воля", в Фонд поддержки демократии в Беларуси имени Тадеуша Костюшко от анонимного источника поступило письмо на электронный адрес фонда: [email protected] <…>
 
"Есть 2 DVD диска с хронологической записью процедур допроса и экзекуции 14 лиц, включая известных, по интересующей теме. Стоимость — 250 000 долл. Предоплата 100% на счет в Прибалтике. Условия не обсуждаются. Дополнительные переговоры не ведутся. После перевода получаете диски курьером по указанному Вами адресу в Европе".
 
Учитывая то, что дела по нераскрытым убийствам Юрия Захаренко, Виктора Гончара, Анатолия Красовского и Дмитрия Завадского находятся в Вашем ведомстве, считаем своим долгом проинформировать Вас о предложении, прозвучавшем в письме. Надеемся, что оперативно-технические возможности Генеральной прокуратуры РБ, МВД РБ, КГБ РБ и ОАЦ РБ позволят Вам безошибочно установить источник информации и получить важные вещественные доказательства совершенных преступлений на территории Республики Беларусь.
 
С уважением,
Александр Щурко и Олег Алкаев,
Фонд поддержки демократии в Беларуси имени Тадеуша Костюшко".
 
И теперь у меня есть основания задать персонально вопросы генеральному прокурору Беларуси: удалось ли установить торговца видеосвидетельством с "хронологической записью процедур допроса и экзекуции 14 лиц" или нет? Если нет, то почему? За что же тогда получают деньги многочисленные специалисты, потрошащие компьютеры оппозиционных политиков и журналистов?
 
— А вы не исключаете в своем общении со свидетелями возможность фальсификации и умышленного введения в заблуждение?
 
— Этого никогда исключать нельзя. Вся информация тщательно фильтруется и перепроверяется. Одним из условий сотрудничества с нами является добровольное и собственноручное изложение свидетельских показаний. Вот одно из свидетельств: "В июле 2000 года майор Васильев, прапорщик Мурашко в составе группы из 5 человек под командованием Павличенко выполнили задание президента по похищению журналиста Д. Завадского. Также однажды, совместно с другими бойцами, Дмитрий Новичек стал свидетелем разговора между прапорщиком Болыниным и полковником Павличенко, в котором они обсуждали похищения, совершенные в 1999 году. В разговоре прозвучала фамилия Красовского и слова, что были допущены какие-то ошибки при похищении, которые не должны повториться. Из этого можно сделать выводы, что пр. Болынин и пол. Павличенко замешаны в этих похищениях...".
 
11:04 29/10/2010




Loading...


загружаются комментарии