"Лукашисты" и "лукашоиды"

Мне, во время бурной юности неоднократно приходилось от члена ревизионной комиссии ЦК КПСС, действительного члена Союза Художников СССР, Народного художника БССР, слышать, как он отзывался о жене своего соседа, тоже члене Союза Художников СССР, Народного художника БССР, называя её "коммунисточкой".

С каким презрением сей убелённый сединами благородный муж, произносил это слово: "коммунисточка!".

Я был шокирован. Он тоже не верит! Этот человек, которому эта партия дала все, не верит? С ума сойти. На чем тогда держится страна? Лицемерие закончилось, и страна развалилась.

Так всё-таки "лукашоид" или "лукашист"?

"Лукашоид" - это тот, кто искренне и глубоко верит. Тот, кому вера заменяет объективную реальность. Тот, кто убежден, что автомобили "Саманд" – это самое последнее слово автопрома, тот, кто верит, что продукты и коммуналка могут подешеветь, тот, кто думает, что его ребенок может поступить на бюджетное отделение факультета международных отношений в БГУ.

Этому человеку не обязательно быть творческой личностью. Его амбиции удовлетворяются малыми дозами чарки и шкварки. А если он видит не соответствие действительности и его веры – тем хуже для действительности.

Я знаю таких людей. Их было двое, сейчас она осталась только одна. И живет в Иерусалиме у своего сына, после того, как умер её супруг. Пенсионерка Розалия Соломоновна до того, как уехать навсегда в Израиль возилась на даче в Домошанах, смотрела БТ и всегда поддерживала Лукашенко. Её сын в бешенстве рвал и метал. Успешный инженер-конструктор, у него в голове никак не укладывалось, что может быть такое.

- Ай, - отмахивалась Розалия Соломоновна на все его увещевания, - ты ничего не понимаешь. Знаешь, как он говорит? Я прямо за него плачу, как он говорит.

- У тебя уже на лекарства денег не хватает, - кричал в трубку сын.

- Это потому, что все ему мешают. Он хочет людям помочь.

Ну а что может сделать сын? Он свой выбор сделал, а родителей не выбирают.

"Лукашистов" я знаю поболее. Они разные, подчиняются исключительно рациональному. Когда ворочаешь миллионами по-другому нельзя.

- Ну что они прицепились к Коле, черт возьми, - в сердцах рассказывает государственный нефтетрейдер, - не дали ребенку в аквапарк сходить!

- Позор этот Коля для страны, - неожиданно вставляет кто-то из гостей.

Нефтетрейдер замолкает, наливает еще по одной и после опрокинутой рюмки, начинает с жаром, вначале шепотом, а потом уже громко, на всю огромную двухуровневую квартиру, жаловаться, какие наверху идиоты.

В банях, на пьянках развязываются языки. Они сами не верят, но их согласовали, обязали контрактами и подкормили бонусами. Держат в страхе при помощи ревизий, проверок, прослушивают телефонные переговоры и квартиры.

Они умирать за свои кресла не пойдут. На митинги не пойдут, не говоря уже о баррикадах. Они доверяют административному ресурсу охранять свою привилегию красть с убытков.

А может не "лукашист" и не "лукашоид", может нечто среднее?

Сестра моего приятеля, библиотекарь Светка.

- Да он сам и устроил этот взрыв на день Независимости!

- А ты за кого голосовать будешь?

- За него и буду.

- А почему?

- А кто лучше? Все одинаковые. К этому хоть привыкли.

Вот так. Многие всерьез думают, как страну улучшить, концепции пишут, программы.

А ни фига.

Проще надо быть. Народнее.
08:13 01/11/2010




Loading...


загружаются комментарии