Письмо декабриста

Если не бороться за то, чтобы завтра наступило 20 декабря, то завтра не наступит никогда.

Письмо декабриста
Сейчас штабы четко знают, что у каждого из их кандидатов на самом деле за плечами. Опыт показывает: процесс регистрации кандидата – дело темное, одному ЦИК известное до тонкостей, да разве что главе государства, который загодя, точно обладая провидческим даром, предрекает то количество своих соперников, то полученный им – и ими – процент поддержки.

Сейчас все в их руках. Можно спокойно подумать о том, что нас ждет.

Не 19 ноября. Зарегистрируют максимально большое число кандидатов – разве что за исключением тех, кто "рисовал" свою "поддержку" совсем уж внаглую – да, может быть, кого-то из реально опасных для власти.

И даже не 19 декабря. Александр Лукашенко уже знает, какую именно цифру озвучит Лидия Ермошина. Ну, плюс-минус полтора процента!

И уж тем более не 20 декабря. Этот день каждый представляет себе в меру своей веры в разум белорусского электората.

Меня интересует, что будет потом. После 19 ноября, 19 и 20 декабря, и даже после 1 января.

Пока есть один внятный прогноз. Это прогноз Александра Милинкевича. Если сформулировать его кратко, звучит он примерно так: выборы пройдут, как обычно; Ермошина "нарисует" Лукашенко его проценты, разочарованный народ смирится с происшедшим (ну, в точности, как в 2006 году). Как следствие – "скушают" эти результаты и Европа с Россией.

А уж потом все пойдет своим путем. Два года дает Александр Владимирович Александру Григорьевичу. Через два года режим Лукашенко, по мнению Милинкевича, дозреет до того, чтобы упасть – благо, Россия цены повышать будет, Запад в кредитах, используемых нецелевым образом, откажет. Дальше, вероятно, то ли народ наконец проснется, то ли правящая элита дожрет все, что имеется в стране – но, в общем, Лукашенко уйдет куда-нибудь.

Вот тут и начинаются наши с Александром Владимировичем расхождения.

Он ведь убежден в том, что политически доживет до этого самого недалекого светлого будущего. Основания для веры в долгожительство понятны: он сошел с дистанции, поддержал партийного кандидата, который, скорее всего, не станет победителем, но зато партия, поддержанная Милинкевичем, уж наверняка будет впредь поддерживать самого Милинкевича без каких бы то ни было экивоков.

Остальное Александра Владимировича, судя по всему, интересует значительно меньше.

Меня как раз интересует это самое "остальное". Потому что главное в том, что будет происходить в течение этих двух лет.

Сегодня к выборам все подошли не готовыми. И Александр Лукашенко, и оппозиция, и Запад, и Россия. Никто не мог предвидеть, что карта перед игроками ляжет именно так.

Через два года будут готовы все. Вернее, почти все.

У Александра Лукашенко будет свой преемник. Собственно говоря, на это и намекает Ольга Абрамова в недавнем заявлении. Будет преемник, будет партийная инфраструктура (ни для кого не секрет, что сразу после выборов планируется реорганизовать "Белую Русь" в некое подобие "Единой России"). Но главное: будет подготовлено общественное мнение – что даже в условиях жесткой конфронтации с Россией и Западом Лукашенко непобедим.

У России будет свой кандидат. Не нынешний, мифический, привидевшийся Александру Милинкевичу, Олегу Трусову и Виталию Силицкому в каком-то безумном сне "на троих". Реальный будет. Скорее всего, из числа правящей сегодня элиты – то бишь, плоть от плоти лукашенковской системы, столь же индифферентный к демократическим ценностям, но уже реально вынужденный отрабатывать авансы. А заодно и оплачивать лукашенковские долги.

У Запада будет четко сложившееся мнение: мы (Запад) не смогли, Россия не смогла, да и белорусский народ не воспротивился. Что делать с этими десятью миллионами? Пусть живут, как хотят. Хотят с Россией – пусть идут в Россию. Хотят с Лукашенко – ну и пусть загибаются с ним.

Что будет у нас? На кого надежда?

Партии? Бросьте. Цену партиям знает даже г-н Дынько в базарный день. Единственная партия, которая всегда держала слово и реально защищала демократические ценности в Беларуси, -- посткоммунисты-калякинцы.

Пресса? Вы думаете, накануне внеочередных президентских выборов не произойдет очередной зачистки? Господа, вы идеалисты. Через два года Лукашенко будет думать уже не о гарантиях Запада, а о том, чтобы не промахнуться с преемником. Лишние голоса ему не нужны.

Гражданское общество? Его и сейчас, в общем-то, нет. А имитация его – есть. Вспомните, как быстро преградили путь лишним "делегатам" на Всебелорусское народное собрание. Делегировать могут лишь структурные подразделения NGO, которые насчитывают свыше 100 тысяч (!) человек: профсоюзы, "Белая Русь" и БРСМ. Ну, БХК оставят, чтоб было кому имитировать демократию.

Отдельные политики – вроде Вас, Александр Владимирович? Это сказки для бывшего посла Германии Вайса. Он, помнится, верил, что президент искренне хотел видеть оппозицию в парламенте, да местная власть его не так поняла. Но мы-то с Вами знаем, что президента поняли правильно.

Мы с Вами – враги народа. Ярлык наклеен. Если Вы не враг народа, попросите себе пост вице-мэра Минска. Я уверен, что Вам его с радостью дадут. А остальных – в новые Куропаты. Или по тюрьмам, как Козулина. И Вы, вероятно, тогда начнете усердно защищать их свободу. И даже мою – просто, из добрых чувств к земляку.

Зачистка коснется всего, что движется, еще по одной причине. Лукашенко впервые понял, насколько опасным для него являются собственные чиновники, уходящие в отставку, и прикормленные, казалось бы, бизнесмены, которым он не дает нормально развивать бизнес. Все эти слухи о попытках заманить в страну Владимира Наумова, экс-министра внутренних дел и экс-начальника службы охраны президента, далеко не случайны. Компромат опасен, еще опаснее – деньги. Не всегда бабло побеждает зло, но г-н Милинкевич без бабла, как я понимаю, бороться со злом даже не намеревался.

На что надеетесь, Александр Владимирович?

На благоразумие белорусского народа? Не верю! Если он сейчас, по Вашему мнению, ничего не понимает и ничего не способен сделать, почему он прозреет через два года?

На благоразумие оппозиции? Посмотрите на весь этот цирк, устроенный в том числе и по Вашей вине. Будь сегодня в этой толпе второй – альтернативный – Лукашенко, ему сквозь Ваших бывших питомцев и соратников просто не пробиться. Эти люди даже на бойкот не способны будут – просто из-за желания покрасоваться перед телекамерой и записать в послужной список строчку "баллотировался в…". А уж что касается того, чтобы сняться под более сильного – так кто же честно себя признает более слабым? Разве что, Юрий Глушаков – так порядочных людей, судя по всему, не так много на политическом поле. А остальных зарегистрировала Лидия Михайловна – вот вам и политики.

Но главное, подчеркну еще раз, -- через два года у нас не будет ни структур, ни средств, ни инфраструктуры как таковой. Зачистка пройдет. Шанса не будет.

Сейчас шанс есть.

Но поскольку Вы не кандидат, Вы возвышаете свой голос: "Следующий президент может быть еще хуже Лукашенко".

Браво!

Потому, что следующим не будет Александр Милинкевич?

Нет. Потому что следующим может стать ухудшенная копия Лукашенко при Лукашенко-премьере.

И не надейтесь, что мы с Вами встретимся в парламенте. Оппозицией там будет КПБ г-жи Голубевой и ЛДПБ г-на Гайдукевича. Голубева – левой оппозицией, Гайдукевич – правой.

А если Россия вякнет, ей укажут на Государственную думу. Там – та же модель?

А чтобы Запад закрыл глаза – ему кинут кость: введут мораторий, а затем отменят смертную казнь. Ну, может быть, для острастки, расстреляют кого-нибудь из "врагов народа" -- так Вы не бойтесь, Александр Владимирович, Вас-то за что? Вы же на власть не покушаетесь. И, судя по всему, не покушались…

Именно на это сегодня Вы, Александр Владимирович, объективно работаете. Как и те, кто вслед за Вами, призывает готовиться к светлому будущему, которое наступит через два года.

Не наступит. Для нас с Вами – не наступит. Но – что еще хуже – не наступит для множества других людей. Для тех 50 тысяч, на которые нас становится меньше ежегодно (вымирает райцентр – каждый год!). Для тех 50 тысяч, которые тихо съезжают из страны, потому что здесь невозможно жить и работать.

Вам бы сегодня по Европам мотаться, уговаривать, чтобы наблюдателей было больше, чтобы смотрели они пристальней, чтобы репрессии возможные предотвращали.

Но Вы даете интервью о том, что все бессмысленно (читай: потому что без Вас, любимого) и корчите из себя обиженного – причем, по Вашему мнению, несправедливо обиженного.

А по-моему – справедливо.

В президенты не должен баллотироваться человек, не верящий в победу.

В президенты не должен баллотироваться человек, не готовый идти до конца.

Не скрою, я специально ждал, пока затихнут страсти вокруг подписей избирателей. В президенты не должен баллотироваться человек, не способный вести за собой людей – просто потому, что эти люди утратили в него веру.

В тот момент, когда Вы заговорили о 20 % представительстве оппозиции в парламенте через два года, Вы предали демократию. Потому что в эти 20 % Вы включили самого себя. Мысленно – но включили. Так нельзя. Нужно бороться за каждый шанс – это и есть ответственная политика. Нужно вести за собой и жертвовать собой – это и есть ответственная политика. А если Вам хорошо на пенсии – пожалуйста, не путайтесь под ногами. Ждите свои 20 % как подачку от Александра Григорьевича. Он подаст. Может быть, подаст. Если местная власть хотя бы на этот раз поймет его правильно.

А нам всем нужно понять главное: если не бороться за то, чтобы завтра наступило 20 декабря, то завтра не наступит никогда. Наше поколение проиграло свою судьбу, свои лучшие годы. Давайте дадим шанс другим. Тем, для кого и Вы, и я – всего лишь печальная страница в Истории. Они лучше нас с Вами знают цену этих двух лет.

08:40 02/11/2010




Loading...


загружаются комментарии